* Карта сайта

Корабль измерительного комплекса "Чажма"
Проект 1130

      Как ни странно, но официальной информации по кораблям проекта 1130 оказалось меньше всех. Хотя история проекта чем-то похожа на 1128.
      После первых удачных испытаний баллистических ракет стал предельно ясен объём работ, необходимых для развития новой военной составляющей – ракетно-стратегической, для сохранения паритета с американцами. Первые походы кораблей ТОГЭ в океан показали, что у них просто не остаётся резервов времени на пополнение запасов, замену экипажей, ремонт и отдых. Трудно сказать, по каким мотивам принималось решение создать вторую экспедицию, а не увеличить первую. Может быть всё очень просто – штаб был всегда плавающим и кто-то усмотрел в этом препятствие для организации единого соединения. По крайней мере, на первых порах.
       Так или иначе, решение по ТОГЭ-5 было типичным: купить готовые сухогрузы повышенной мореходности, переоборудовать их в Ленинграде и Северным морским путём перегнать на Камчатку. Тогда уже многое было понятно в необходимой конструкции кораблей: и тип корпуса, и набор радиоэлектронных компонентов. На этот раз выбор пал на немецкие верфи. Минсудпром передал только что построенные рудовозы "Дангара" и "Дудинка" на переоборудование в ЦКБ-17 (главный конструктор – А. Е. Михайлов, заместители – Ф. К. Судеревский и И. М. Фомин). "Дангара" была переименована в "Чажму", а второе судно - в "Чумикан". В формуляре этот проект значится, как "Экспедиционно-океанографический корабль" – ЭОК. Главный строитель завода А. М. Косач.
А. Е. Михайлов Ф. К. Судеревский И. М. Фомин А. М. Косач
       Корабли получили более сильное радиотехническое вооружение. Обращали внимание на себя антенны связи "Вяз" и белый шаровой купол над станцией "Арбат". Корабли получили мощный по тем временам дизель и новую РЛС "Ангара". Значительно увеличилось количество аппаратуры радиоэлектронной разведки. Переоборудование проводилось с 8 февраля 1962 года по 6 июля 1963 г. На Балтийском заводе (тогда завод №189) – ЭОК "Чажма", на Кронштадтском морском заводе – ЭОК "Чумикан". "Чумикан" принят в состав ВМФ 14 июня 1963 года, а "Чажма" – 21 июля.

Первые годы боевой службы
23.07.1963 05.10.1963 Переход СМП
октябрь/ноябрь Ремонт в заводе
09.01.1964 21.01.1964 Ходовые испытания
09.02.1964 26.02.1964 Выход в море
13.03.1964 01.05.1964 БР 10.50сш/158.42зд
19.07.1964 03.11.1964 БР+ Комаров, Феоктистов, Егоров 3сш/155зд
02.02.1965 15.05.1965 Туамоту БР+Беляев с Леоновым: выход в космос 20.45 юш/144.57зд

       С 23 июля по 5 октября 1963 года состоялся их переход Северный морским путём, причём часть пути они прошли, ведомые ледоколами "Ленинград" и "Красин", затем их дополнил атомный ледокол "Ленин". Шли не одни – всего в колонне было 11 судов. Ледовая обстановка было сложной, иногда за сутки удавалось пройти всего 10-12 километров. В проливе Лонга наши корабли встретили дальневосточные ледоколы "Москва" и "Лазарев" и состоялась первая встреча с американскими ВМС, вертолёты которых смогла отогнать только береговая авиация.
       Основные тактико-технические характеристики проекта 1130:
Водоизмещение 12 700 тонн
Длина 139,5 метров
Ширина 18 метров
Осадка нос/корма 7,3/7,5 метра
Главная машина Дизель, немецкий MAN 7 KC 70/120 5400 л.с.

       Общая высота корабля составляла 49 метров, корабль имел 80 спальных мест для офицеров, 40 для мичманов и 195 для матросов. Корпус состоял из 205 шпангоутов со шпацией 600-700 миллиметров, имел 12 водонепроницаемых переборок и обеспечивал 2-х отсечную непотопляемость. Одновинтовой движитель представлен 4-х лопастным винтом диаметром 5 метров. Он обеспечивал наибольшую скорость хода в 15 узлов.
       Запасы дизельного топлива рассчитывались на 1760 тонн, мазута – 1800 тонн, питьевой воды 60, мытьевой -290, котельной – 70 тонн. Следует сказать, что новые КИКи приобрели устройства приёма (передачи) топлива на ходу, чего не было на старых проектах.
       2 якоря Холла весом 4 тонны на цепях длиной 300 метров и калибром 53 миллиметра и адмиралтейский якорь в 1,25 тонны.
       Энергетику корабля дополняли три дизельгенератора по 600 киловатт и три по 300.
       Средства телеметрии и траекторных измерений были совершенно типичны для кораблей экспедиции. Они дополнились новой системой стабилизации "Пингвин" и системой единого времени "Кипарис".
       Несколько слов о знаменитом "Вязе". Это обычный коротковолновый передатчик мощностью 5 кВт, а в режиме СБД (сверхбыстродействия) передачи сообщений - даже 12 кВт. Связь кораблей в океане осуществляется в основном на коротких волнах. А короткие волны - это сложная категория электромагнитного излучения, что иной раз и 50 ватт достаточно, а иной раз и пяти киловатт мало. Основной КВ передатчик в первой половине 60-х годов был Р-641-Т, имел мощность 1 кВт. На 1130 их было по шесть. Но в особых случаях непрохождения коротких волн требовался передатчик более солидной мощности. Вот проектировщики и решили поставить на особые корабли мощный сухопутный, армейский передатчик "Вяз".
       Был он установлен в передающем центре БЧ-4. Размеры его примерно метра 3 в ширину, метр в толщину, два метра в высоту. Настройка его требовала времени и особого умения. Стабильность частоты - на уровне 60-х годов, надежность тоже. Для сравнения, на «Неделине» (а потом и на «Крылове») было установлено уже по 11 передатчиков такой же мощности, как "Вяз", только последнего поколения. Стабильность частоты на два порядка выше, настройка автоматическая, почти мгновенная, требовалось только набрать частоту, размеры – в три раза меньше. Первые передатчики нового поколения стали поступать на вооружение всех кораблей ВМФ ещё в конце 60-х. На наших маленьких кораблях появились "Щуки" (3 квт в обычном режиме, и 10 квт в СБД) - намного компактнее, стабильнее, надежнее "Вяза", да и управляться с ними было намного проще. В общем, "Вяз" уже тогда стал меркнуть. А потом там появились и передатчики последнего поколения, как на «Неделине» и «Крылове». Уже "Щуки" не требовали такой громоздкой антенны, как у "Вяза", обычный 10-ти метровый штырь.
       А антенна «Вяза» - это шедевр. Разве можно представить силуэты, дизайн «Чажмы» и «Чумикана» без этой антенны! Но если рассмотреть это с точки зрения теории, то окажется, что это обычный "симметричный вибратор". Подобные используются для радиостанций УКВ, которых на каждой мачте стоит несколько. Если для УКВ антенна устанавливается вертикально, длина каждого плеча около метра, то на частотах КВ длина каждой «палки» должна быть не менее 10 метров, что не позволяло ставить их вертикально. Тогда придумали ее установить горизонтально, а чтобы компенсировать неправильную установку, рассчитали угол разворота плеч симметричного вибратора - около 73 градусов, и расширяющийся диаметр «палок». Направленности у антенны "Вяза" практически не было.
       В первой половине 70-х «Вяз» использовался довольно часто и во всех режимах. Дежурный по связи перед началом использования звонил в рубку дежурного, и по кораблю разносилась команда: «На кормовой надстройке и вертолетной площадке не находиться, работает передатчик «Вяз». Режим СБД использовался в те годы не для скрытности связи, как в 80-е годы, а для того, чтобы передать первые сигналы по результатам боевой работы, когда еще действует «режим тишины» и нет телеграфного канала БП ЗАС. Именно так, например, передавались первые сигналы при выполнении задачи у островов Фиджи в июне 1973 года. «Вяз», развивая 12 кВт в импульсном режиме, мог почти стопроцентно гарантировать успех.
       С середины 80-х «заводить» его стали все реже и реже, запчастей к нему становилось все меньше и меньше. Вводить в строй его после очередной поломки становилось всё труднее и труднее. Да и не было уже необходимости «раскручивать» такую допотопную технику при наличии других современных передатчиков. И стал передатчик «Вяз» просто памятником, а его антенна - символом «Чажмы» и «Чумикана».
       11 апреля 1970 г. был запущен космический корабль "Аполлон-13" с тремя астронавтами на борту - Джеймсом Ловеллом (командир корабля), Джоном Суиджертом и Фредом Хейсом. Когда корабль "Аполлон-13" находился в 328 000 километров от Земли, на его борту в основном блоке неожиданно полностью вышла из строя энергетическая установка. Два члена экипажа немедленно перешли в лунную кабину, энергетическая установка которой была в полной исправности.
       На борт корабля "Аполлон-13" из Центра управления поступила команда на возвращение экипажа обратно на Землю. В 12 часов 14 апреля "Аполлон-13" после облета Луны начал обратный полет к Земле. Выход из строя энергетической установки в основном блоке резко сократил расход кислорода и воды. На пути к Земле двое из астронавтов остались в лунной кабине, где нормально работала система жизнеобеспечения, а один находился в основном блоке, куда поступал кислород из лунной кабины. В эти критические и опасные минуты экипаж корабля "Аполлон-13" вел себя спокойно и мужественно. На некоторое время связь с экипажем неоднократно терялась. Напряжение росло. На Земле в эти тревожные часы была срочно создана группа по руководству возвращением "Аполлона-13", в которую вошел астронавт Ф.Борман и другие специалисты НАСА. К расчетному месту приводнения срочно был направлен авианосец поисковой группы "Иводзима".
       16 апреля в газетах опубликована телеграмма А. Н. Косыгина президенту Никсону. Косыгин сообщает, что правительство СССР сделает все возможное для оказания помощи в поиске и спасении экипажа "Аполлона-13" после его возвращения на Землю, если, конечно, такая помощь потребуется. Н. П. Каманин, как помощник Главкома ВВС по космосу, распорядился подготовить к работе все средства поиска космических кораблей. Советское правительство дало указание военным и гражданским организациям СССР в случае необходимости принять все меры по оказанию содействия в спасении американских астронавтов. К месту посадки пошли теплоходы "Академик Рыкачев", "Новомосковск", траулер 8452 и корабль измерительного комплекса "Чумикан".
       К этому дню "Аполлон-13" с астронавтами Д.Ловеллом, Ф.Хейсом и Д.Суиджертом прошел половину пути к Земле. На корабле случилась еще одна неприятность: ночью сорвался предохранительный клапан на бачке с жидким гелием, что поставило под угрозу его подачу в двигатель посадочной ступени. Через некоторое время в отсеке экипажа упала температура. Д.Суиджерт вынужден был отдыхать на полу лунной кабины, а Ф.Хейс расположился в переходном туннеле между лунной кабиной и отсеком экипажа. Д.Ловелл в это время дежурил в лунной кабине.
       В 15 часов 53 минуты 17 апреля была проведена последняя коррекция корабля перед его входом в плотные слои атмосферы. В 19 часов 43 минуты от "Аполлона-13" отделилась лунная кабина. До этого три астронавта заняли свои места в отсеке экипажа. Пролетев с запада на восток над Австралией последние тысячи километров, космический корабль "Аполлон-13" с американскими астронавтами Ловеллом, Хейсом и Суиджертом на борту в 21 час 08 минут приводнился в Тихом океане. Астронавты в этом полете проявили высокое мужество и подлинное хладнокровие. Экипаж "Чумикана" своими глазами видел подъём героев на борт.
       "Чумикан" на Дальзаводе проходил текущий ремонт с дооборудованием с 05.77г. по 12.77г., текущий ремонт с 01.81г. по 05.81г., средний ремонт с модернизацией с 01.85г. по 06.86г. Модернизация 77 года позволила использовать на корабле комплекс космической связи "Сургут-Аврора". Это было жизненно необходимо для организации связи с космонавтами, точнее, с бурно развивающимися орбитальными станциями. Сразу после этого "Чумикан" совершил самый длительный свой поход – 139 суток, со 2 июня по 19 октября 1978 года.
       "Чажма" - средний ремонт с 01.07.86г. по 30.03.88г.
       На счету этих очень мореходных кораблей значатся заметные события в истории флота. КИК "Чажма" в 1974 году вела разведку по попыткам американского флота при помощи судна-платформы "Гломар Эксплорер" поднять советскую атомную лодку К-129, погибшую при невыясненных обстоятельствах.
       КИК "Чумикан" "засветился" в западной прессе после испытательных пусков уникального прототипа корабля многоразового использования "Бор" в 1982-83 годах.
       21 июня 1995 года КИК "Чумикан" вышел своим ходом на ровном киле на сухой берег порта Аланг. Перед этим он оборвал якорь у побережья Индии и восстанавливал его двое суток. Последнее судно из серии рудовозов, ставших военными кораблями, честно отслужив более 30 лет, прекратило своё существование.
       ===================

Легендарные люди "Чажмы".
Баррикадо Мордвинов        С небольшой высоты своего должностного положения на "Чажме", не берусь вдаваться в рассуждения о служебной деятельности столпов ТОГЭ-5 в лице каперанга Онищенко, полковников Шмелёва и Ривкина, начальника штаба Цидельникова, каперанга Савичева и других лиц из числа флагспециалистов. Спустившись на ступеньку ниже, остановлю своё внимание на человеке, совместная служба с которым оставила глубокий след в моей памяти.
      Речь пойдёт о нашем старшем товарище по первому экипажу «Чажмы»- Баррикадо Георгиевиче Мордвинове. В том далёком шестьдесят втором он был уже зрелым, опытным офицером. Мы, молодые старлеи, считали для себя за честь, быть наделёнными с его стороны вниманием. За плечами Георгиевича был опыт службы в должности штурмана на ЭМ «Стерегущий», крейсере «Адмирал Макаров», затем НИИ ВМФ, и ,наконец, пять лет на «Чажме" в должности зама по ЭВТ.
Баррикадо Мордвинов
Баррикадо Мордвинов Мало кому известно, что ещё в те годы он возглавил группу спецов, которая в корабельных условиях занималась вопросами космической навигации и результаты исследований были впечатляющими. А его участие в проектировании и строительстве двух акустических научно-исследовательских судов «Академик Иоффе» и «Сергей Вавилов», говорит само за себя. Кроме того, Баррикадо Георгиевич ходил на созданных им судах в должности замначальника и начальника экспедиции - это говорят о многом.
      В ВМФ и в экспедициях РАН он более 12 раз обошел Землю по Экватору, несколько десятков раз приходилось его пересекать. Швартовался в портах всех континентов, осуществил голубую мечту Остапа Бендера - побывал в Рио-де-Женейро. Общее количество его научных трудов перевалило за отметку девяносто. Является автором десяти научных книг. Его вокальные данные позволяют великолепно исполнять романсы, а шуточная песенка времён каютных застолий на «Чажме» в его исполнении, по сей день у меня в памяти:
      Ракета межконтинентальная,
      Лети в Америку, лети.
      Многоступеньчатая, дальняя,
      Эх, мать ети.
       Ещё на «Чажме» мы знали, что Георгиевич великолепный яхтенный капитан, его супруга, дети и внуки в этом весьма преуспели, об этом увлечении Баррика можно писать целые книги. Даст Бог - мы не раз услышим много нового и хорошего о нашем чажминском друге, товарище, ветеране ТОГЭ и морском волке-Баррикадо Георгиевиче Мордвинове.
      Долгих лет тебе, Баррик!
       Г.Н.Фессалийский