Автор Тема: СЕРЫЙ  (Прочитано 1696 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Плюхов Сергей Иванович

  • Ветеран ПИК. Председатель отделения
  • *
  • Сообщений: 2147
.. СЕРЫЙ
« Ответ #3 : 16 Октябрь 2010, 21:43:11 »
Владимир Семеныч! Да это Тургеневские Записки охотника!

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20984
  • "Неделин" 1982-92
.. СЕРЫЙ
« Ответ #2 : 16 Октябрь 2010, 15:08:09 »
Вот жизнь....
Семёныч, очень неплохо написано!
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3017
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
СЕРЫЙ
« Ответ #1 : 15 Октябрь 2010, 23:56:42 »
Друзья!  Вот ещё одна летняя зарисовка, можно сказать деревенской жизни..


                                                      СЕРЫЙ.


       О том, что его застрелили, Владимир узнал случайно и как-то неожиданно. Хотя всегда почему-то знал, что он примерно так и кончит свое существование.
Эта смерть его поразила и обескуражила своей нелепостью. Терзали вопросы. Зачем? Кому мешала его жизнь.
Первый раз они встретились у Павла Александровича. Его тоже теперь нет. Он умер в прошлом году. Прескверная история. Владимир на короткое время уезжал в город по своим делам, когда приехал его уже похоронили. Что он умер, обнаружили на третьи сутки…
           Село, в котором  теперь жил Владимир  летом, небольшое, точнее совсем маленькое. Местных и постоянных жителей в нём не более 15 дворов. Это в основном старики и старушки, как правило, одинокие.
            Павла Александровича он встретил в автолавке. Автолавка  - единственный торговый центр, появляющийся в селе два раза в неделю.  Во время приезда этого центра, который можно ещё назвать и культурным центром,  собирается основная часть населения. Здесь народ общается, обсуждает новости, покупает продукты, которые больше негде купить.
          Немножко о селе. Бывший молочный богатый совхоз. Где были церковь, клуб и школа. Это атрибуты и показатели серьёзного, населенного пункта. При «коммунистах» было более 60 дворов.  После событий 90-х годов совхоз разорился, пришёл в упадок не только молочным стадом, но и людьми. Из бывших доярок и механизаторов осталось несколько человек и те потихоньку уходят. Стадо извели, техника развалилась и разошлась по бывшим механизаторам. Ферму растащили на стройматериалы. Из двух основных фамилий, Галкины и Бакулины остались их дети. Теперь дома и участки в селе остаются наследникам. Бывает, что дома покупают, совершено посторонние люди, Владимир тоже был из них. В селе три слободы, живут в них   летом дачники, только за счет них село немного оживает. Приезжают по выходным или живут все лето,  как правило, пенсионеры.  Те, кто приезжает по выходным  питается за счет московских продуктов. Отпускники и пенсионеры, живущие весь летний сезон, а также местные жители, по вторникам и пятницам  пользуются услугами автолавки. Для местных стариков и бабушек,  это почти праздник. В это время они могут оторваться от своих хозяйств, и что называется выйти в свет. С кем-то поздороваться за руку. Кому-то пожаловаться. Как сами говорят, немножко пожить среди людей.
           Так вот  Владимир с семьёй жил в селе с конца  апреля месяца. Как-то в очереди в автолавку они и познакомились. Старик с бледным, отдающим желтизной лицом, видимо увидев нового человека, спросил, понимает ли он в электричестве. Старик назвался Павлом Александровичем. Он был очень худой когда-то высокий теперь сгорбленный, болезнь у него была на лице, видимо что-то с печенью или желудком.
-А  что случилось?
-На кухне не горит лампочка.
- А где Вы живете?
- по левой стороне этой улицы,  следующий дом, за зеленым забором, а ты где живешь?
- В доме Зиновьевых.
- Ну, это через два дома от тебя, Надька Суслина, потом ещё дом с зеленым забором, там       дачники живут, и мой… собак нет, одни коты     
-  Хорошо я зайду сегодня, посмотрю, что там у Вас,  наверно лампочка перегорела?
- Да нет, поставил новую лампочку…, что-то там другое.
Часа через полтора Володя  был у Павла Александровича.
            Здесь-то он и впервые  увидел его. Коты сидели у крыльца дома, что их было больше трех это точно, среди них был этот серый. Его масть еще можно отнести к «дымчатой» «стальной» даже больше «пепельный». Для Владимира он был «серым». В селе таких котов, не было. Были,  белые с черными пятнами, просто черные, рыжие, обычные серенькие с более тёмной полоской, вообще были разные, но такого цвета котов ему раньше не попадалось.
             Неисправность, из-за которой не горела лампочка, была самой обычной. Старый патрон готов был, развалится от постоянного перекаливания, провод оплавился, контакт нарушен, свет погас.
Мастеру пришлось сбегать домой за другим патроном, хоть он был и бывший в употреблении, но более подходил для использования.
После устранения неисправности Павел Александрович пытался как-то рассчитаться за работу. Владимир сказал, что «спасибо» ему достаточно, а может даже много.
            В разговоре пока шел этот небольшой ремонт, Владимир узнал, что Павел Александрович  участник Великой отечественной войны, у него есть дочь и сын. Дочь иногда приезжает и помогает. Сын, он назвал его «балбесом», у него  не бывает и помощи от него никакой. На вопрос как Владимир попал в село. Владимир ему рассказал, что после ухода на пенсию он искал загородный  дом в какой-нибудь деревне, такой чтобы можно было сразу в нем жить и не заниматься строительством. Он и раньше бывал в этом селе, приезжал к своему приятелю,  Юрию Васильевичу, отдохнуть, порыбачить в пруду на берегу, которого стоит  дом приятеля. Тогда Владимир не мог подумать, что он когда-нибудь будет жить в этом месте.
Владимир ещё один раз встречался с Павлом Александровичем.  Тот  шёл в автолавку, когда Владимир возвращался. Старик выглядел совсем больным. На приветствие и вопрос как здоровье, как-то безнадежно махнул рукой, сказал: «Надо, наверное, заканчивать дела здесь…» Потом Владимир узнал, что его не стало. Старика не стало, а кот остался. Он остался,  и теперь ему надо было  как-то выстраивать свою жизнь без хозяина.
           Второе лето,  Владимир большую часть времени жил в доме один. Серый, часто заходил к нему.  Как кота звал хозяин, Владимир не знал, звал его просто Серый. Он угощал его свежими окуньками, которых  ловил в пруду. Иногда Серый приходил на пруд  и сидел за спиной Владимира и ждал когда, тот вытащит очередную рыбку. Он к удивлению Владимира  поглощал окуней с завидной  резвостью. Рыбка была, конечно, не крупная,  но съедая десятую, казалось, что он в таком же, темпе, съест и одиннадцатую.
Иногда Серый отправлялся  заниматься  рэкетом по дворам дачников, где  его тоже подкармливали и тогда Серый  получил ещё одно имя - «Рэкетира». Теперь уезжая домой на зимний период Владимир, был уверен, что кот  не погибнет от голода.
           Этим  летом  Серый Рэкетир погиб от пули одного хозяина, у которого кот съел цыплёнка.
Владимиру стало казаться, что он что-то, даже кого-то, потерял, на душе стало не совсем уютно.   Пусть это был самый обычный чужой деревенский кот, теперь не с кем было вечером поговорить,  не с кем сходить на рыбалку, не кому было путаться в ногах  и просит поесть… стало как-то пустовато.

      С. Марыгино - Москва
       15.10.2010                                                  Семёныч