Автор Тема: Степкино детство  (Прочитано 2607 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Горовой Андрей Анатольевич

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 730
  • "Сахалин"
.. Степкино детство
« Ответ #8 : 30 Ноябрь 2009, 23:33:25 »
Семёныч,коли есть о чём писать-пиши!!!!!! Тем паче что это у тебя получается хорошо!
А на счёт мемуарного возраста., огорчатся причины нет!Так некоторым и в сто лет рассказать нечего-одна голая анкета :(
После нас на этой планете, кроме перегноя,
должно остаться что-то ещё...

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3052
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
.. Степкино детство
« Ответ #7 : 30 Ноябрь 2009, 18:28:33 »
Миша спасибо! Ты меня  вернул к этим рассказам. Посмотрел свои записи. У меня ещё есть из Степкиного  детстсва. Писал я все это давно, сейчас со свежего взгляда немного  подредактирую и напечатаю. Есть ещё темы из флотской жизни, вобщем посмотрим. Вообще-то ни когда не думал писать, наверное подошел мемуарный возраст. Ну а что? Если читается почему не писать.

Оффлайн Пресняков Михаил Васильевич

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 1358
  • "Чумикан" 1976-1979
.. Степкино детство
« Ответ #6 : 30 Ноябрь 2009, 15:01:18 »
здорово Семёныч, я сразу понял что это ты про себя пишешь. Каждый прожил свое детство и у всех оно было похоже, особенно наше советское детство... Прочитал все твои рассказы, жалко что поздно на них зашел. .118

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3052
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
.. Степкино детство
« Ответ #5 : 06 Июль 2009, 10:23:42 »
Андрей! А я не знаю как посмотреть читают или нет и грешным делом подумал, что не про море, значит никому  неинтересно. Если честно и раз ты спросил, то это мое детство и все имена и назвния, кроме моего, настоящие.
Михалыч! А почему тревожный? А вообще-то наверно потому, что это ушло и никогда, кроме как в собственных воспоминаниях этого не вернуть. Но что делать, детство нас сделало такими какие мы  стали, и есть сегодня. Так?

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 21349
  • "Неделин" 1982-92
.. Степкино детство
« Ответ #4 : 11 Июнь 2009, 12:35:06 »
Рассказ трогательный, немного тревожный...
Поделюсь навеянным воспоминанием.
      Мне было лет восемь, рыбу ловили самозабвенно, всё лето. Ловили пескарей, сорожек и маленьких окуньков. Потом их персчитывали - кто больше. У кого-то 20, у кого-то, например, 37, а у третьего - 38. Поэтому ловили до упора, до слёз и до потери пульса. Уходили в 6 утра, "до коров", как в деревне говорили. То есть, пока пастух не начинал стучать в свою барабанку (устройство музыкальное в виде дощечки). Днём ели варёные ракушки - их было много и ловить их не так холодно, как раков. Таким образом, к концу светового дня силы кончались совершенно, а нужно ещё кукан с рыбой дотащить до дома и успеть уговорить бабушку засунуть это в печь.
     Возвращаемся, ноги не идут, кукан по ощущениям весит 100 килограмм, отдельные рыбки отрываются и падают в пыль, но их уже никто не поднимает. В левой руке кукан, в правой - удочка из тоненькой и лёгкой сосенки. Спортивный азарт на нуле или даже в минусе. Жрать уже не охота, желудок просто высох. Пить охота!
     И надо ж так: у меня разматывается леска и крючёк зацепляется сзади за штанину внизу. Да так хитро, что леска совсем короткая получилась. Чтобы отцепить его нужно котёнком перекрутиться или попросить кого-то о помощи. Хоть плачь, но наша пацанячья колонна растянулась метров на 50, не хуже немцев после Сталинграда. Крикнуть - сил нет. Да и кричи не кричи - не услышат. Так и потопал домой: шаг левой - нога за леску удилище тянет вверх, правой - вниз. Ать-два, ать-два. Рыцарь печального образа. Журавль колодезный.
    Ничего, ничего! Дотопал до дома, сел на крыльцо. Всё. Точка. Финишь и аут. Мать то  ли услышала, то ли почувствовала. Вышла. Она и спасла от крючка и голодной смерти.
    Ну а утром, "до коров", всё сначала.
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Горовой Андрей Анатольевич

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 730
  • "Сахалин"
.. Степкино детство
« Ответ #3 : 11 Июнь 2009, 08:51:14 »
Видно Семёныч, видно! Прочитано 45 раз, только не озвучено ни кем!
Я так думаю что каждый второй узнал бы в Стёпке себя! И вообще пацану повезло не только с детством, но и автором рассказа о нём! :)
Интересно, Стёпка чей то псевдоним, или образ собирательный?
Если псевдоним,то интересно кем Он стал, чего достиг?
И может этот рассказ-это Стёпкины воспоминания в какой то трудный момент его жизни,когда Она (жизнь) пролетает перед глазами так быстро, что не успеваешь и время определить?
Я не критик,слава Богу, поэтому моё мнение навредить не может,но в конце рассказа скорее чувствуется многоточие, чем точка. :)
После нас на этой планете, кроме перегноя,
должно остаться что-то ещё...

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3052
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
.. Степкино детство
« Ответ #2 : 20 Апрель 2009, 12:43:24 »
Наверное этот рассказ просто не видно, он уже больше недели на сайте. А может потому что не про море?

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3052
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
Степкино детство
« Ответ #1 : 13 Апрель 2009, 20:30:59 »
СТЕПКИНО ДЕТСТВО

                   Было время, когда этот чернявый парнишка был просто Стёпкой. Это было детство, прекрасное время. Степан Владимирович, это он сейчас,  вспоминая свои детские годы, пришел к выводу,  что когда человек мал у него очень много души. Нет у него ни знаний, ни опыта,  и живет он по своей душевной интуиции. Внутренний мир этой души настолько велик, что его границы изнутри невозможно разглядеть. Дети, разглядывая свой мир, кажутся странными  и не всегда понимаемы взрослыми.
                  Вот так и у Степки, как у каждого ребенка был свой мир, но у него был настолько свой мир, что  он отличался от других детей, по крайней мере, так считали его родители, и даже его любимая бабушка Акулина.
С бабушкой Степка дружил, его удивляло её имя, таких имен он еще не слышал. Ну а отчество у неё было ещё интереснее – Ермолаевна.  Дальше удивления Степка не заходил, он звал бабушку просто – Ба или, чтобы подлизаться – Бабуся. Бабуся была первым другом и советчиком, с ней нельзя было не дружить, потому что родители на работе, а она его и  двух младших братьев и поила, и кормила, и вообще командовала всем, что было в доме и вокруг него. А какие интересные истории, она рассказывала. Была не очень грамотная,  читала  и то плохо, но любила читать, наверное, поэтому знала столько историй и рассказывала их на свой лад. Про графа Монтекристо и про Овода Степка узнал от бабушки. Бабушка не ходила в кино, говорила что боится, а телевизора тогда ещё не было. Однажды, когда Степка учился в четвертом классе, в клуб привезли кино про графа Монтекристо, и Степка уговорил бабушку посмотреть кино. Он знал, что бабушке понравится,  она ведь так интересно рассказывала эту историю. Они сходили в кино, бабушке, действительно понравилось, и ничего она не испугалась, оба были довольны.
                     Степка страстно любил рыбную ловлю. Он не был охотником, его не увлекала добыча, но через любовь к рыбалке, он узнавал другой мир, мир, который жил по другим законам  и порядкам. Мир этот был очень молчалив и в тоже время интересен. Его можно было, также молча наблюдать, что Степка и делал. Мир молча жил перед ним и рассказывал о себе. Самое интересное  было, то, что, глядя в это мир можно было думать. Этот мир молчания встречался повсюду, в бочке, стоящей под водостоком дождевой воды, в невысохшей луже после дождя и везде, где была вода, был этот интересный мир.
Степке запрещали уходить далеко от дома. Причин для этого взрослые находили очень много. Главной причиной было, это  то, что он еще маленький. Степка не думал о запретах и часто убегал с мальчишками к воде, что будет за это, его интересовало меньше всего.
                   Сборы на рыбалку  для Степки были праздником. Он любил этот праздник, который  сам себе устраивал. Сначала он начинал думать, мечтать об очередной вылазке, начинал собираться. Процесс подготовки его так увлекал, что все окружавшее состояло  только из предметов пригодных для рыбной ловли. Степка не помнил и не представлял себя без поплавков и крючков, грузил, и узлов лески, и удочек. Вот и вчера он с таким энтузиазмом готовился с ребятами на рыбалку с ночевкой, а теперь они возвращались усталые и промокшие… 
 Конечно же, было, наверное, время, когда Степка не  был рыболовом, но он себя таким не помнит. Все началось с того, что он стал обладателем, как ему тогда казалось, большого богатства. Однажды бабушка отдала ему саквояж деда. Саквояж был старый, потрепанный, видевший,  очень многое за время своего существования. Бабушка рассказала, что дед ездил с этим саквояжем в Америку на заработки. Что такое Америка  Степка не понимал, и когда бабушка сказала, что это страна до которой надо ехать на другую сторону земли,  он совсем перестал понимать. Единственное на что его тогда хватило, это спросить, как там дед мог работать и почему он не упал вниз. Его совершенно не могли, успокоить разъяснения бабушки о том, что земля как шар и у неё везде верх. Всё заканчивалось тем, что бабушка говорила на  украинском «отчипысь» и уходила по своим домашним делам.
Степка из рассказов бабушки знал, что дед не только не упал вниз в той Америке, но и еще когда у него закончился срок работы, его не отпускали домой потому, что в Росси тогда случилась революция. Они тогда с друзьями сказали, что и в Америке сделают революцию, тогда их просто выгнали домой. Вот что с друзьями дед придумал, чтобы убежать домой. Последние годы он хранил в саквояже рыболовные снасти, деда не стало, а саквояж остался.
Степка воспринимал полученное наследство, как сокровище и, от этого,  терял голову. Саквояж невзрачный и не большой снаружи, изнутри казался безгранично большим и для его изучения, Степке  не хватало дня и это его очень удручало. Некоторое время по вечерам он, с тревогой засыпая, уже опять мечтал, как он завтра снова заберется  в, теперь уже свой, саквояж. Не сразу он понял для чего все колющие, блестящие, путающиеся предметы. Пока это были просто игрушки.
Позже Степке рассказывали его домашние, что рыбаком он стал очень рано и в самом начале, это ему чуть не стоило жизни. Однажды, шедший на обед с работы милиционер Проничев вытащил Степку из 40-ка ведерной бочки, куда стекала дождевая вода с крыши дома. Он случайно услышал бульканье и, побежав, увидел точащие из воды Степкины розовые пятки. Степку с первых самостоятельных шагов привлекало все, что плавало в воде. В злосчастной бочке водились очень  шустрые комариные личинки, с которыми интересно было играть.
                 Степке были известны все застоялые лужи в округе, он любил возиться в запрудах и ручьях, знал всех водяных жителей от водяных клопов и пиявок до солидных и самостоятельных лягушек.  Этих представителей водяного мира, которые  самостоятельно могли издавать звуки, жить на земле и дышать воздухом.
Трудно вспомнить тот момент, когда он от саквояжа деда перешел к удочкам, но его всегда тянуло к воде, она его околдовывала. Бабушка часто ему говорила: «Ой, Степка уведет тебя вода за собой».  Говорила она, мешая русские и украинские слова, на русском языке  хорошо говорит, не научилась, а на родном языке, не все её понимали, и дед был белорус, поэтому говорила,  как говорят почти все старики в дальневосточных деревнях и поселках, в большинстве своем  приехавшие с Украины, Белоруссии и их окрестностей. Такой колорит языка в то время можно было услышать, наверное, только на  Дальнем востоке.
Воды вокруг было много. Река Бурея, маленькая речушка «Тюкан», «Топкие озера», озера  «Осиновое», «Длинное», протоки, старицы, заводи и ещё множество  мелких озер и болот, в которых, конечно же водилась рыба и все остальное, что может водиться в воде. Степка чувствовал воду как живое существо, она говорила с ним запахом и цветом, настроением своих жителей, которые плавали в ней и скользили по ней
Степка не любил вмешиваться в события, которые происходили в огромном мире, даже небольшой застоялой лужи.
Однажды он наблюдал бой личинки стрекозы с черной пиявкой, Это было сказочное побоище, а фантазия ещё добавила страсти, и Степка фантазировал:
«Дрожала земля, поднимались клубы дыма и пыли.  Со стороны черного леса, из темноты  наступало чудище. У него были огромные челюсти, светящееся, как фонари глаза, изогнутое, чешуйчатое туловище с двумя пиками в конце.  Часть  головы и спину прикрывал мощный панцирь.
С другой стороны из лучей солнца, отливая черно-воронёным  оттенком, грациозно и бесшумно, приподнимаясь, для лучшего обзора с небольшим щитом, в районе головы в, виде копыта лошади,  двигалось тоже довольно странное существо. Наверное, заколдованный принц. - Степка был на стороне принца.- Сблизившись, противники какое-то мгновение изучали друг друга.  Дальше последовал рывок с обеих сторон, дым, огонь пыль и грохот поглотили все подробности схватки. Когда пыль рассеялась, перед Степкой предстала странная картина. Дракон опоясан  несколькими витками черной ленты, щит, который в виде копыта присосался между головой и спинным панцирем. Его ноги, едва доставая до земли, скребли её и упирались, пытаясь пройти между двух деревьев, чтобы освободиться от живых пут».
Степка долго наблюдал за этой битвой, пытаясь дождаться конца.  Хотя он был на стороне принца, но вмешиваться не стал. Домой пришел в этот день конечно поздно, было уже темно и ему как всегда попало. Никто, ни в каких драконов и тем более принцев, не верил, и это осталось очередным  чудачеством Степки, из-за которого он долго не мог уснуть. Его потрясла драма, разыгравшаяся  у темного леса, потому что он не знал, чем все кончилось.
Утром  на месте битвы Степка обнаружил дремавшего жука-плавунца, который при его появлении, взвился и как летающая лодка с веслами юркнул в сторону леса и скрылся в его тайне.                                                                                                         
                                         
                …Всё это Степка вспоминал сейчас, когда он уже считал себя опытным рыболовом. Сегодня ему не повезло, не повезло с погодой. К сожалению, погода не зависит от нас и её состояние надо воспринимать таким, какое оно есть. Степка шел домой.  С ним было ещё двое, таких же рыбаков, младший брат Шурка и Генка сосед и одноклассник. Шли они одни посреди огромной ночи, о которой нельзя было сказать, что это ночь потому, что было светло от вспышек молний. Они шли и захлебывались в сплошном потоке дождя, вода была везде и сверху и снизу , и в брюках , и за воротом. Самое страшное для Степки это был свет. Светилось все небо и не молниями, как это бывает в нормальную грозу, а сплошным светом, местами ярче или темней.
Гроза для Степки бала смерть, это было самое страшное испытание. Дома Степка давно бы залез в  бочку, которая стояла в кладовке, где иногда хранили комбикорм для домашних животных, и там бы уснул. Потом отец, его как всегда, вытащит  из бочки спящего, и он  будет плакать, потому что очень больно разгибать затекшие ноги и руки.
А сейчас они возвращались с неудавшейся рыбалки «с ночевкой» и самое обидное, что для Степки она была первой в жизни.
Сколько было счастья и радости когда они вчера, получив разрешение от родителей, собирались на рыбалку. Начали готовиться с раннего утра, предвкушая  ожидаемые приключения. Путь предстоял дальний, до озера «Длинное» было километров десять. Идти надо было пешком. Отправились они во втором часу дня.  Взрослому человеку идти такое расстояние потребуется около двух часов, даже с хвостиком. Они потратили  на это куда больше времени, потому что шли, как все мальчишки, не торопясь, болтая о всякой всячине, вспоминая и мечтая и фантазируя. За поселком Степка неожиданно предложил сократить путь. Прямо за скотобойней, которая стояла  на отшибе за поселком, перед полем, тянувшимся вдоль дороги справа до самой деревни «Малиновка», начиналась зимняя дорога. По этой дороге  с сенокосов, когда выпадет хороший снег, вывозят сено. Отец часто рассказывал  об этой дороге, когда брал Степку с собой на сенокос летом. Дорога была для Степки тайной. Сейчас ему захотелось узнать эту тайну. Ребята согласились и пошли по этой таинственной дороге, чувствуя себя разведчиками. Это было в начале. Дорога шла почти по болоту,  вся заросла травой и кочками, идти было трудно, и ребята повесили носы. Стало уже понятно, что зимой под снегом этого ничего не видно. Идти показалось дальше, может, потому что незнакомый путь, а может просто устали. Высоковольтную ЛЭП  ребята называли «Америкой».  Она тоже проходила и через зимнюю дорогу, но она не делила путь до места пополам.  Ребята совсем не обрадовались когда «догнали и перегнали свою «Америку», как они радовались, когда ходили обычным путем через Малиновку на реку Бурея. Все свое настроение высказывали Степке, дескать, послушали его и «поперлись» по зимнику. Степка молчал, для него тайна перестала быть тайной, и он был этим доволен.
Все повеселели, когда дошли   до «старой мельницы», место знакомое на маленькой, быстрой речушке Тюкан, до озера было рукой подать. Здесь на речке ребята вырезали в прибрежном тальнике себе удилища и уже ускоренным шагом, почти бегом  направились к озеру. Они не забыли прихватить с собой дровишек для костра. Костер на рыбалке «с ночевкой»  самое главное. Смеясь и повизгивая от всяких пустяков, они выбрали место для  ночевки и рыбалки, и стали готовить свои удочки.
Степка не любил шума, и рыба этого не любила, поэтому он отошел чуть подальше от общего «лагеря». Выбрал свежее, где никто из рыбаков до него ни сидел, место, настроил  три удочки, и забросил их в воду. Поплавки из гусиных перьев успокоились после заброса, застыли, сразу выразив абсолютное равнодушие ко всему происходящему. На один из них уже умудрилась сесть стрекоза. Поплавок был тоненький, стрекозе было неудобно на нем, и она как-то суетясь,  перебирала лапками,  и не хотела покидать, чем-то привлекающий, неожиданный предмет. Поплавку видимо тоже было неловко держать стрекозу, и он   неуклюже наклонился набок. В то же время было видно, что ему было гораздо интересней, чем скучающим его собратьям по промыслу, которые торчали из воды  неподалёку от него.
Над горизонтом с запада, куда уже направлялось солнце, появлялась, можно сказать выползала  сине-черная полоса грозовой тучи, впереди которой бежали, по ещё ясному небу, полоски перистых облаков. Ребята собирались покушать, это тоже интересный процесс на вольном воздухе. Но Степка предложил сходить еще за дровами и попутно высказал сомнение  благоприятности ночной погоды, его смущала черная полоса над горизонтом, куда уже заходило солнце.
Дров набрали быстро и когда пришли все бросились смотреть свои удочки. Степка никак не мог обнаружить  на поверхности воды тот поплавок, который облюбовала стрекоза. С томящим ожиданием он взял удилище в руки, все еще надеясь увидеть поплавок, одновременно поднимая удилище. Леска выпрямилась и натянулась. Степка уже догадался, что там, куда направлена теперь, прямая как струна леска, был его поплавок. Сначала по леске через удилище, руку и к сердцу пришел сигнал, который знают и понимают все рыбаки мира. К этому сигналу нельзя привыкнуть, он всегда мгновение и всегда новый. Из-за одного такого первого в жизни мгновения люди лишаются покоя навсегда.
Ради этого мгновения в дальнейшем человек терпит такие тяготы и лишения, которые ни когда не  поймут и не оправдают те, кто не испытал этого однажды.Пройдя сквозь заросли камыша и неловко кувыркнувшись у Степкиных ног, лежал карась.Он солидно приподнимал хвост и не проявлял никакого беспокойства, с каким-то удивлением поглядывал на Степку одним глазом. Степка по характеру внешне спокойный и даже замкнутый, удивление, любопытство и радость были всегда у него внутри, где- то там, куда приходил сигнал от ворочающейся на крючке, пойманной и находящейся еще в воде, рыбы. Сейчас он смотрел на гостя из озера и молча разговаривал с ним, о чем он и сам не понимал.
      Туча не заставила ждать. Ребята уже лежали, накрывшись телогрейками на теплой, нагретой костром земле,  и не понятно спали, они или нет. Степка слушал ночь. Смотрел на ночное небо, где на востоке ещё сверкали звезды,  а на западе тоже сверкали,  молнии. В камышах копошилась водяная крыса, их почему-то стали называть страшным названием «Андатра»,  что-то деревянное слышалось Степке в этом слове. Он вспоминал  Буратино, которого чуть не унесла   в свою нору  крыса, в самом начале его приключений.
Надо было собираться домой, рыбалка  явно провалилась, если не уйти сейчас, то после дождя, разольётся ручей, который впадал в реку Бурею, домой тогда вовсе не  добраться.. Идти по зимнику нельзя , там будет сплошное болото, по обычной дороге путь отрежет ручей. Гроза приближалась, было страшно. Ребята собрались быстро, запутав в темноте и оборвав все рыболовные снасти, побросав все, как попало в свои сумки, они вначале шли почти бегом. Через полчаса начался дождь. До ручья идти еще столько же. Первые порывы грозы почти сбивали с ног. Поднялась пыль.  Но дождь  уже полоскал, он  быстро угомонил пыль.  Ливень начался такой, что ручей пришлось переходить почти по пояс в воде.  Он  шумел и бурлил, вытекая из болота, уносясь куда-то в темноту, к реке. Пока шли до ручья были все уже мокрые, поэтому перешли без страха, еще больше намокнуть.
               О том, что ребята вернулись, никто в доме Степки не знал. Летом братья спали на чердаке, и поэтому беспокоить никого не пришлось. Ребята быстро разделись при фонарике, побросали мокрую одежду в опилки, которыми был услан чердак дома. Еще не выключив фонарик, Степка, вдруг увидел что-то летающее по чердаку. По взмахам крыльев понял, что это не воробей, их гнезд на чердаке было полно,  да и ночью воробьи  спокойно спят. Это была летучая мышь. Этих существ в поселке  практически не было.
Мышь метнулась на светящийся фонарик, Степка инстинктивно махнул ремнем, который оставался у него в руке и нечаянно попал по ней, мышь упала где-то в ногах, в складках одеяла. Степка хотел потрогать рукой и почувствовал  под пальцами что-то  неприятное и холодное, машинально  отбросил мышь подальше от постели, с мыслью, что завтра рассмотрит ночную гостью  при дневном свете, заснул уставший и счастливый потому, что тепло, что  дождь стучит по крыше, что он дома, а дома ничего не страшно.


12.04.2009г.                          Семеныч