Автор Тема: Малая Родина.  (Прочитано 530 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Жуков Виктор Петрович

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 2047
  • СПАССК 84-(V)86, ЧУКОТКА 86(V-X), БРС-4
.. Малая Родина.
« Ответ #5 : 11 Ноябрь 2019, 18:15:05 »
... ну а если говорить о большой родине, то СССР.
Я, почему-то , так и подумал.
 Вооот! 0__355 __0_09
Семёныч, давно не читал таких рассказов о детстве - честно скажу , пробил слезу... Почитал и вспомнил своё детство!...

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20984
  • "Неделин" 1982-92
.. Малая Родина.
« Ответ #4 : 11 Ноябрь 2019, 17:55:39 »
Семёныч, растрогал!

Здорово написал, так и вижу всё это. И нас ставили в угол, правда отец крайне редко брал ремень. Мама была строже. Но маму не боялись - нас трое братьев, а папу побаивались.
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3017
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
.. Малая Родина.
« Ответ #3 : 11 Ноябрь 2019, 17:40:14 »
Так все называют то место где родился и вырос, к стати  от туда ушёл служить на ТОГЭ-4, ну а если говорить о большой родине, то СССР.

Оффлайн Иванов Александр Сергеевич

  • ЧАЖМА
  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 1278
  • 1987-1990
.. Малая Родина.
« Ответ #2 : 11 Ноябрь 2019, 17:17:26 »
Душевно и по настоящему. А почему "малая родина"?
Кто не был, тот будет, кто был не забудет.

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3017
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
Малая Родина.
« Ответ #1 : 11 Ноябрь 2019, 13:28:07 »

                                     Малая Родина



            Ты был когда-нибудь в Бурее?
Уверен, почти на сто процентов, скорей всего ты не посещал этот край, если конечно ты там не родился и не жил. Попасть туда можно только случайно, или проездом, если по какой-то причине двигаешься на восток по Забайкальской железной дороге. Я тоже попал туда случайно, родился  там. А это как мне кажется, тоже случайно. Вообще случай это великий комбинатор. Он творит такие невероятные дела. Зачем-то ему понадобилось отправить моего будущего отца с Украины служить во Владивосток, а это  двое суток дальше Буреи, если поездом. И будущая мать  с тех же, в то врем голодных краёв, попала с семьёй  на территорию забайкальской ЖД. Это был 33-й год прошлого века. А потом случай думал, прикидывал, на это ушло почти 13 лет. За это время в мире,   кое-что поменялось, и он  все-таки свёл этих двух людей, моих будущих отца и мать  в этом самом месте, о котором  спросил в начале.
            Родился и жил там столько, сколько позволила этого моя судьба. Мне кажется, что  случай и судьба скорей всего родственники, отличие только в том, что судьба всегда знает что кому, когда и сколько и творит всё по намеченному плану.
            В сознании и в своей памяти я часто бываю там, где родился и вырос, вступив во взрослую жизнь. Иногда это бывает беспричинно, иногда возвращаюсь туда по какому-то внешнему толчку.
Вот и сейчас по телевизору в рекламе возник кадр, который сразу метнул меня на мою Малую Родину. Ты мог обратить внимание на этот кадр, из-за любопытства,  а скорей всего он  был не замечен. Для меня же за этим кадром перед глазами возникло всё великолепие моего Амурского края.
             Вполне  осознаю, что каждый человек может восхищаться  краем,  где он родился, но не всякий может разглядеть, и любоваться окружающей природой не только видя её, но и любоваться ей в своей памяти.
Кадр рекламы выдернул меня из окружающей действительности быта и забот, сознание принялось выхватывать свои кадры из памяти. Моментов жизни  детства, моей семьи, жизни той улицы, школы, нашей железной дороги, окружающих сопок, ручьёв, речек и рек, жизни зимы и лета, жизни всего окружающего всего живого и неживого. Оно всё было разное, ласковое и тёплое, холодное и жёсткое, всё, что ощущалось телом и душой, сознанием и сердцем. Всё, что учило жить, понимать, приобретать опыт и становится тем, что есть сейчас. Все же, это то, что должно уйти в вечность из существующей реальности,  по решению опять же судьбы.
Вопрос, что останется?    Великие и талантливые, оставляют величие их таланта и деяния этого таланта. Что остаётся после жизни обычного человека, не сумевшего за срок своей жизни узнать о своём таланте  и проявить его,  им как бы,  не хватило времени. Человек  прожил просто, посадил древо, родил сына и построил дом. Не смотря на самое обычное пребывание на этом свете, он был счастлив, радовался жизни,  не меньше чем самый великий и талантливый человек на земле и его жизнь была также интересна, как жизнь последнего. Но это так, отступление.
            Как мне кажется, помню себя лет с трёх, это такой эпизод.  Трудно описать, но осознаю это всю жизнь, что именно это мое первое в жизни,  осознаю и помню с младенчества.
Зима, помню снег, улицу дома посёлка, помню, бабушка она сидит передо мной, улица уходит от меня. Едем на  санях, которые везёт лошадь, сани завалены вещами, потом узнал, что меня укутанного по зимнему, держала на руках мать, как подобает ребёнку в этом возрасте. Так же узнал, что отец шёл рядом,  держа вожжи в руках, управляя лошадью. Семья переезжала в другой дом, купленный родителями на другом конце посёлка. До этого семья прожила года три в бараке, где жили семьи работников  милиции,  отец работал в милиции.
Этот, другой дом, был маленький и холодный, и бабушке постоянно приходилось  топить печь, Топили углём. Угля в наших краях было много. В сорока километрах был город  Райчихинск или просто Райчиха., где добывали уголь открытым способом при помощи шагающих экскаваторов. Так что край вокруг этого города был обеспечен углём и дрова использовались только для растопки. Так мы начали жить на новом месте. Не буду ничего придумывать, пишу только о том, что осталось в памяти. У меня был ещё маленький брат Шурик, став постарше я уже помню, как мы с братом занимали себя. Как правило, особенно в зимнее время мы  играли на полу. На полу,  лежала шкура телёнка,  выполнявшая  роль коврика. В комнату выходил обогреватель печи, возле него всегда ползали маленькие чёрные муравьи. Мы ловили их и высаживали на наш коврик. Бабушка называла этот коврик бичок, видимо эта шкура когда-то принадлежала телёнку бычку. Бабушка всегда, когда ей некогда было заниматься с нами говорила, идите, поиграйте на бичёк и мы часами возились на этом бичке. Представляя эту бичкову шкуру поле  или луг, на котором мы пасли своих коров (муравьёв). Муравьи копошились в ворсинках шерсти и не  могли убежать, это было очень забавно и интересно. Можно было возиться с этими муравьями целый день. С игрушками в те времена было сложно, и лишних денег у родителей не было. Отец придумывал и мастерил игрушки своими руками. Делал из всяких деревяшек машинки, вырезал солдатиков, танки, автоматы. Мы же мальчишки в куклы не играли, а отец воевал, ему ближе было оружие, он его и мастерил. Как-то сделал из дерева качалку в виде коня и чтобы на нём покачаться мы с братом спорили в плоть до драки, пока не отломили коню голову. За что отец нас наказал и обоих поставил в «угол». Это для нас было лёгкое наказание, за серьёзные проступки он давал нам «ремня». Ремень у него был качественный, милицейская портупея, там всякие пряжечки и застёжечки. «Ремня» обычно доставалось мне, потому, что я был на год и четыре месяца старше брата и всегда был виноват больше, так говорил отец.
Когда мне было четыре с половиной года, у нас появился ещё один братик.
Как-то осенью отец уехал в поле, где мы сажали картошку, было время её уборки. Мать собралась отнести ему обед. Многие жители сажали картошку на выделенных участках за посёлком,  до нашего участка идти где-то километра полтора. Мама взяла меня с собой. Идти надо было сначала по нашей улице до конца посёлка, которая в конце огибала сопку «лыску».Лыской сопку называли потому что на ней не было деревьев, росла только трава.. Потом дорога шла по перелеску, недалеко слева, проходила железная дорога, слышны были гудки паровоза, тянувшего товарные составы на запад, справа была долина высохшего ручья, проявлявшего себя только во время дождей. По долине росли кусты дубняка, впереди ещё были небольшие сопки, тянувшиеся вдоль дороги, а за ними уже должна  быть наша деляна.
Мама вдруг сказала, что она не сможет дойти до отца, у неё разболелся живот. Нам пришлось вернуться домой. У мамы разболелся живот так, что её забрали в больницу. Отец нас так и не дождался и когда он вечером пришёл и всё узнал, он сразу же отправился в больницу. Вернувшись из больницы, он сказал, что ничего страшного, просто мама уехала за маленькой сестрёнкой. Потом мама приехала, но не с сестрёнкой, так 21-го сентября 1951 года у меня  появился ещё один братик. Мне было четыре года и шесть месяцев. Назвали брата Юрой. Мама с папой хотели, чтобы у нас была сестрёнка, но достался нам опять братик. Отец говорил, что девочек всех разобрали, надо было за ними приходить утром, а мама пришла после обеда. У меня долго потом в голове не складывался ребус, болезнь живота и раздача мальчиков и девочек. Так как мама очень хотела девочку, то братика Юру она почти до школы звала Юлей, он первые дни в школе называл себя Юлей.
Когда его маленького привезли домой, он мне не понравился. Маленький страшненький, весь красный, губы белые и всё время плакал. А все вокруг него бегали, суетились, радовались, любовались, говорили какой красивый, а он лежал в кроватке и орал, хотя ему ничего плохого не делали. Нам с Шурой было обидно, на нас ни кто не обращал внимания, как будто нас и не было. Потому мы братика долго не любили.
Не очень помню, как рос наш младший братик. Знаю, что он с трёх лет стал посещать детский сад. Я с Шуриком рос самостоятельно, то есть при бабушке. Отец с матерью работали, а мы с бабушкой. Это трудно назвать, что с бабушкой, в основном на улице, где-то у дома, к бабушке прибегали только поесть. Машин в те годы в посёлке не было, редко кто проедет на мотоцикле или прогромыхает  на телеге  запряженной лошадью. Велосипеды тоже были не у всех только, как мы считали, у богатых.
Хорошо в посёлке жили, в основном семьи машинистов паровозов и вообще, кто работал на железной дороге. У машинистов, как правило, были мотоциклы, у остальных железнодорожников в основном велосипеды,  и на работу они ездили на велосипедах. В посёлке было два депо: вагонное и паровозное и всякие подразделения железной дороги ПЧ, ШЧ, НГЧ, до сих пор не знаю, что они обозначают эти названия, ещё был ЖД  вокзал, наш поселок и образовался за счёт железнодорожной станции.
Ребятня болталась на улице, придумывая себе развлечения. Совсем маленькие возились в  куче песка у какого-нибудь дома, привезённого хозяевами для каких-то строительных работ, возились, пока  не прогонят, так как куча постепенно расползалась до дороги. Дети постарше играли « в ножички», втыкая ножик, принесённый  из дома, в землю разными приёмами. В этом деле были свои мастера и чемпионы. Играли в «чекану» в «пристенок». Были и чисто спортивные игры с мячом, «лапта», «выжигалка». Как-то отец смастерил «городки», по вечерам играли даже взрослые.
Иногда дети просто усаживались на траве под чьим-нибудь забором и рассказывали всякие истории и случаи, иногда просто врали, придумывая всякую чушь.
Осенью, когда убраны огороды, бегали там, играли в «войнушку», «Чапавева». Всё лето ватагами ходили за грибами и ягодами или просто за цветами. Весной, когда только сойдёт снег, зелени ещё нет, расцветает багульник, сопки покрываются его бледно-розовым цветом, особенно наша «Лыска», её ещё называли сопкой любви, туда любили забираться влюблённые парочки. Почти сразу с багульником, цветёт наш дальневосточный подснежник, на лугах и сопках   среди пожухлой прошлогодней травы видны светло-синие,  пятнышки.  Деревья ещё без листьев, только чуть набухли почки, кусты дубняка стоят  с прошлогодней жёлто-коричневой листвой. Природа ещё не забыла недавние сорока градусные морозы, но уже чувствует, что пришло время её жизни и тянется к солнцу. Наш подснежник чем-то напоминает тюльпан, но с более кроткой ножкой, на которой посередине такой венчик в виде разрезной юбочки.
Потом май, природа зеленеет, в права вступает всеми любимый ландыш, король запаха, запах ландыша, это запах любви, почему, не знаю, но мне так всегда кажется.
Вся ребятня носит домой цветы. Если в каком-то доме не стоят на подоконнике полевые цветы, значит, в этом доме нет детей. Поселок окружён сопками холмами, холмы постепенно спускаются к долине небольшой речке под названием Тюкан. Речка небольшая, но рыбная. Тюкан впадает большую реку Бурею, протекающую от посёлка в пяти километрах. А дальше Бурея  несёт свои быстрые воды в Амур-Батюшку. Все долины рек,  речек, ручьёв и сопок благоухают в цветах и травах. А какие цветы особенно весной и в начале лета! Называю местные названия: кукушки (львиный зев), красные, жёлтые саранки (лилии), синие петушки (ирисы), ярко оранжевые огоньки на болотах. В посёлке тоже цветы, выращенные у домов палисадниках руками хозяев. А что делается с людьми, особенно молодыми, когда цветёт и пахнет черёмуха, сирень двух видов, белая и сиреневая, а потом наши дальневосточные яблоньки, нет не яблони, а именно яблоньки, ягодки на них маленькие, меньше вишни, на длинной ножке, созревают после начала первых морозов.  В этот период часто можно видеть как ребятня, сидя на деревьях, как воробышки, с удовольствием уплетает эти маленькие, прозрачные, сладкие после мороза ягодки.  Нормальные яблоки  не выдерживают наших морозов, их просто нет. Да, весна замечательное время и она творит такое, что потом с января по март, в следующем году, начинается усиленная раздача мальчиков и девочек. « … И потом всё опять повторится сначала». И  я тоже родился Весной.

              Лето 2019г.                                                                   Семёныч