Автор Тема: Л.А.Краснов. Первая десятилетка Р-7  (Прочитано 1609 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 23010
  • "Неделин" 1982-92
.. Л.А.Краснов. Первая десятилетка Р-7
« Ответ #6 : 03 мая 2024, 08:24:21 »
Эти три книги есть в электронном виде в свободном доступе в интернете. Позволительно ли их здесь выкладывать? Впрочем любой желающий легко найдет их сам по названию.

Да, можно скачать здесь:
https://kuriermedia.ru/knigi
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Холодилов Сергей Викторович

  • Ветеран ПИК
  • *
  • Сообщений: 1628
.. Л.А.Краснов. Первая десятилетка Р-7
« Ответ #5 : 03 мая 2024, 06:49:26 »
Эти три книги есть в электронном виде в свободном доступе в интернете. Позволительно ли их здесь выкладывать? Впрочем любой желающий легко найдет их сам по названию.

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 23010
  • "Неделин" 1982-92
.. Л.А.Краснов. Первая десятилетка Р-7
« Ответ #4 : 29 апреля 2024, 18:06:04 »
ОКБ МЭИ первые шаги

<a href="https://www.youtube.com/v/rEIej_fWdoU" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/rEIej_fWdoU</a>
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 23010
  • "Неделин" 1982-92
.. Л.А.Краснов. Первая десятилетка Р-7
« Ответ #3 : 28 февраля 2023, 17:53:56 »
Получил прекрасный подарок от Льва Александровича! Три книги!
Очень тронут! Хотя бы через одного человека я прикоснулся к пожатию С.П.Королёва!  __0_09
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Казанов Владимир Леонидович

  • Заместитель председателя
  • *
  • Сообщений: 4046
  • КИК Сучан, 1967-70 гг., БЧ-4, ПДРЦ
.. Л.А.Краснов. Первая десятилетка Р-7
« Ответ #2 : 08 августа 2022, 20:07:21 »
Фантастические воспоминания Льва Александровича. Каждая строчка-ИСТОРИЯ.
Если б молодость знала, если б старость могла

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 23010
  • "Неделин" 1982-92
Л.А.Краснов. Первая десятилетка Р-7
« Ответ #1 : 07 августа 2022, 20:33:50 »
Удивительные воспоминания Льва Александровича, которые он мне прислал!

Со страницы 127

15. 05. 57.
 Первый пуск Р-7.
В день первого пуска «семерки» я был оператором даль-номера на станции «Бинокль».
 
Обрадовались все страшно, когда мы уверенно «захватили» сигнал и «повели» его. При восклицаниях: «Вон она летит!» мы побросали свои рабочие места (благо вся автоматика работала нормально!) и выскочили из станции. На темном небе плыла яркая точка. Когда мы потом расшифровали пленки, поняли, что ракета «загнулась» раньше.
Цитата из Википедии: «Первый старт оказался неудачным - почти сразу после прохождения команды на запуск двигательной установки в хвостовом отсеке одного из боковых блоков возник пожар. После 98 секунд управляемого полёта из-за потери тяги произошло отделение этого блока, и последовала команда на выключение двигателей.»
После этого пуска сумел на попутном грузовике по степи добраться до Тюра-Тама, а потом через два дня (17.05) в Москву.
При всей несобытийности это все-же «историческая» командировка - я был участником («винтиком») первого пу¬ска Р-7!!!
Олегу Гобчанскому, моему товарищу и по альпинизму и по жизни, повезло - он дождался на Камчатке первого удачного пуска Р-7 и сумел хорошо определить (он работал на «Иртыше») точку падения головной части ракеты.
Википедия: «Стартовавшая 7 сентября 1957 года в 15:25 МСК на научно-исследовательском полигоне №5 МО СССР ракета полностью выполнила намеченный план полёта, го¬ловная часть достигла полигона на Камчатке».
Этим же летом сумел удрать на Кавказ в Баксан, где проставил точку в спортивном альпинизме восхождением на Эльбрус.

Конец 1957 г. Новая лаборатория. Подготовка 3-го спутника.
После Кавказа меня изъяли из лаборатории Флексера и перевели в новую лабораторию, где я очень долго трудил¬ся с Володей Денисовым, с Игорем Сидоровым и Борисом Михайловичем Мальковым. Для начала мы начали разра¬ботку варианта дальномера, совмещенного с телеметрией.
Потом спокойный ход событий был нарушен 4 октября 1957 года запуском первого ИСЗ. Началась «спутниковая эра». По инициативе Богомолова наша фирма взялась за те¬леметрию с запоминающим устройством к 3-ему спутнику. Для этого прибора были мобилизованы буквально все, кто мог «держать паяльник», в том числе и я вместе с Володей Денисовым. Нам поручили один из узлов. Надо было сде¬лать все очень быстро и, поэтому дни и ночи мы были на работе. В коридорах звучала бравурная музыка тех времен или голос Вадима Баринова, распевающего песни. Идеологами этой работы были - Сергей Михайлович Попов, Михаил Евгеньевич Новиков, Андрей Гиппиус. Вся работа была и мозговым штурмом, и напряженной инженерной работой.
В те времена мне удалось побывать в Подлипках (фирма Королева), в Монтажно-Испытательном Цехе (МИКе), где происходила стыковка нашего прибора со спутником. Впе-чатление от вида Р-7 на стапеле было ошеломляющим!
Когда пришла пора вывезти прибор в Тюра-Там, отправился Денисов, а я остался доводить резервный комплект. Он, кстати, очень пригодился, ибо первый пуск 3-его спутника был неудачным (это было весной 1958 года) и мне Денисов привез из Тюра-Тама «наш» узелок, который поднялся достаточно высоко, а потом грохнулся на землю. Сей «сувенир» у меня до сих пор цел, но где-то дома затерялся, никак не могу найти!

Москва 58
Проблема плазменного участка падения головной части ракеты.

Уже с первых удачных пусков Р-7 выяснилось, что из-за плазменного «облака», возникающего при вхождении головной части ракеты в плотные слои атмосферы, телеметричская информация пропадает. Без такой информации цели работы не достигаются.
Богомолов со своим «штабом» решал эту задачу всеми возможными путями, мне пришлось работать над  созданием приемной симстемы  телеметрии с повышенным энергетическим  потенциалом за счет сужения полосы передаваемого сигнала;
Мне досталась разработка блока синхронизации. Это была интересная работа - используя
кварцевый резонатор в «ударном» режиме, удалось достичь хорошей памяти при пропадании сигнала и быстрого вхождения в связь. Уникальный кварцевый резонатор изготовил молодой энтузиаст Владик Христофоров. Мне до сих пор нравится этот эпизод в моей инженерной биографии.
Приемная аппаратура изготавливалась на Московском радиозаводе на улице Землячки, где мы ее настраивали: Володя Денисов, Юра Смолянников, Женя Фокин, наш начальник Борис Михайлович Мальков и я.
Миссия по испытаниям «Трала-Д» выпала в основном на мою долю. Часть аппаратуры была направлена на Камчатку и установлена вокруг ожидаемой точки падения. А часть аппаратуры - на кораблях ТОГЭ-4.

5 Камчатка 59.
В 1959 году начались мои новые путешествия на Камчатку. Их было несколько. Один раз, когда перед пуском что-то было неисправно в «Трале-Д», для меня во Внуково даже задержали вылет ТУ-104!
 
 
В 1959 году на Камчатке (полигон Кура) при мне было два удачных пуска. «Трал-Д» вполне выполнил свою задачу. Во всяком случае, информация за последние несколько секунд перед паданием головной части была отличной, и интерес к ней был очень большой.
На полигоне Кура.В квалрате падения  Р-7
Гора Лызык
10.03-24.03.
 
Живу я в маленьком домике. Его площадь поменьше 10м2. Называется он «полярный домик». Вместо окон у него че¬тыре иллюминатора, из которых свет дают только два, так как остальные завалены снегом (снег завалил домик по са¬мую крышу).
 
Живем мы втроем, топим печку, а она раскаляется так, что вот сейчас я сижу в одних трусах и мне жарко (утром, правда, залезаешь в спальный мешок, да еще накрываешься меховым одеялом). На той же печке «изготовляем» воду (топим снег).
 Погода пока нас балует. Только сегодня подул ветер, который гнал высокие облака, а то стояла солнечная погода с небольшим морозцем. Красота! 

 Снега здесь много, он безусловно ослепительно белый (а не как в Москве) и искрится на солнце. Без очков смотреть просто нельзя.
Места очень красивые, рельеф переменный. Поэтому на лыжах есть где разгуляться, это не однообразная равнина. Последнюю неделю хожу на лыжах почти каждый день. Можно оттолкнуться палками и проехать с километр под горку, только потом взбираться тяжело. Чем не Кавказ?
 
Ходим, бродим, наблюдаем звериные следы: И заячьи, и лисьи, и горностаев, и рыси. Еще более поздней весной здесь пойдут медведи и олени. Но наша охота пока неудач¬на. Просто расстреливаем патроны.
Говорят, к весне зайцы становятся непоседами (как и все!).
Читал газеты по 5-е число. Прочти в «Комсомолке» с 1-го марта документальную повесть об изыскателях (кажется, называется «Серебряные рельсы»).
Думаю, что мой прогноз быть в апреле в Москве пока осуществим. Но что будет на самом деле?
За эту пару недель удалось подняться на ближайшие сопки: Кратон, Уколка 851 м, Матера 711 м.
25.03.
Работа! Прием информации был очень эмоциональным. Сигнал пропал в шумах (плазма все экранировала) и поя¬вился буквально на несколько секунд перед падением го¬ловной части на землю. Нас все поздравляли. Советовали: «Крутите дырки». И действительно, за эти дела после при¬нятия Р-7 на вооружение я получил орден «Знак почета». (В шутку его называли в те времена «Веселые ребята» - этот орден дали Александрову за фильм с таким названием, а Утесову подарили фотоаппарат)
26.3.   Улетел в  в Ключи.
27.03.59.   Ключи Камчатские.
Сейчас нахожусь в Ключах. Думал, что уже отправлюсь в Москву, но нам несколько расширили задание, так, что в лучшем случае задержусь на недельку. А как в самом деле? Думаю, что этот прогноз может оказаться верным. Но это зависит не от меня. Сегодня у меня свободный день. Поэтому во второй половине дня побродил на лыжах по лесу.

Перед Ключевской сопкой есть маленькая сопочка - «Домашняя». Забрался на нее посмотреть панораму. Ключевс¬кая довольно интенсивно курится.
28.03.
Вернулся снова на Лызык для новой работы.
31.03.
Работа! Снова отличный результат. Вылет вечером в Ключи. (Отличие дат работы от официальных источников объясня¬ется большим часовым расхождением между точкой старта ракеты и точкой приема информации.)
2.04.
Перелет на АН-2 из Ключей в Петропавловск. Очень сильно трясло. Но только   

 9.4.   погода улучшилась. Курс на Москву. Прогноз осуществился (быть в Москве в апреле).

Срочный вылет
Но я снова на Камчатке. Не удивительно - настала эра Все произошло спонтаннои не по плану. Однажды  я поехал на дачу к маме, она жила на даче у Злобиныз (Томилино, Малаховка??). Когда появился дома, выяснелось-меня срочно ищет  Богомолов с срочнвм поручением вылететь на Качатку,там что то перед пуском какие то нелады с Тралом_Д. .Во Внуково задерживают  для меня  вылет рейсового ТУ-104!  Я все же опоздал.
   Причем опоздал крупно (!)-уже на Камчатке погоды нет, из Ключей не могу добрапться дл Ип (на Лызыке)

1.6.   Вылет из Москвы.
Ну, а прежде, чем вылететь, я встретил Хрущева.  Видел его довольно близко, не дальше, чем метров 5-7. Он очень здорово выглядел: подзагорел, шел - улыбался и что-то весело отвечал на приветствия 1-х рядов встречающих. Вот тебе первый отчет.
Потом мы летели. На этот раз в ТУ-104 включили венти¬ляцию, и было совсем не жарко и не душно, хотя при вылете было +27 °С. Летели без приключений. Петропавловск нас встретил дождиком, а Иркутск - красивым заревом своих огней.
Из Петропавловска выбрались на следующий день. Перед вылетом я встретил Павла Григорьевича (адмирала Котова, отца жены) Ну, он, наверное, уже в Москве. Видимо, он был очень удивлен, увидев меня рядом на Камчатке.

2.6.   Вылет в Ключи.
Дальше скорость моего передвижения весьма замедлилась, испортилась погода. Почти всю неделю я сидел на месте (в Ключах)и мало что делал, ходить особенно никуда не хотелось, на улице холод и дождик.
А потом, когда погода чуть-чуть прояснилась, на вертолете
нас выкинули в зиму на ИП Лызык (точнее весну). Лежит еще снег потемневший, осевший, как в горах. Я даже на лыжах разочка два сходил.  Я немножко  порадовался, как на Кавказе побывал! Спустишься пониже, и со снега, пожалуйста, на травку (правда, еще прошлогоднюю). Оказалось, даже рододендроны здесь растут
.… летели низко вдоль реки и смотрели, какая жизнь течет в этих диких местах. Видели оленей (вертолет дал над ними круг, они пустились наутек, красиво!), гусей и лебедей. К сожалению, их спугнули и не удалось посмотреть на их гордые фигуры, сидящие на воде. Они только крылышками нас поприветствовали. А сколько видели сверху медвежьих троп! Но самого «хозяина» не удалось поприветствовать. Издалека видел, когда ходил на лыжах, то ли рысь, то ли медведя, какое-то крупное животное прошло на 4-х лапах, но не со¬бака.
19.06.
. … боевая работа прошла без меня Так что по идее, я уже должен держать курс на Москву
. Может быть так и будет, и я приеду вместе с этим письмом или вслед за ним. Но ведь нашему начальству может еще что-нибудь в голову прийти! Пришло, или нет, я еще не знаю. Это в Москве даже проще узнать, позвонив на работу Саше или Вовке Денисову.
Но и при благоприятном в этом отношении исходе, можно сидеть в Петропавловске с недельку-полторы! Ну, поживем, увидим. А сейчас немножко расскажу о своем житье-бытье.
А вот сейчас сижу, пишу и жду, придет вертолет, или нет. А если придет то, что он нам принесет? Возьмет ли с собой, или надо ждать следующего? Или вообще настраиваться на загорание и на «сдачу экзаменов на пожарника»?
Да, позабыл еще о землетрясении. Разговоров о нем здесь полно. В Елизове все кирпичные трубы поломались, и вообще, оно нагнало панику на жителей. В Петропавловске в особенности. Землетрясение было очень сильное и продолжалось минут шесть. Говорят (за что купил, за то и продаю), «цунами» - волна, возникшая от подземного толчка в районе, где был центр землетрясения, «слизнула» с побережья на южной оконечности Камчатки целый поселок.
21.6.   Вылет из Ключей в Москву.
Ну и был же год!Что то я очень много летал ит много делали даже отдыхал в горах!Судите:Камчатка  2р-весна и лето, Кавказ-Уллу-тау Август, потом Кронштадт, осень-Камчатка ТОГЭ-4(выход в Тихий Океан).

6 ТОГЗ-4
Кронштадт. . Балтийское море.
Я уже писал, что аппаратура ТРАЛ-Д была установлена, как на Камчатке, так и на кораблях ТОГЭ-4 тихоокеанской  гидрографической экспедиции. Корабельный вариант мон-тировался в Ленинграде. Потом корабли перебазировались в Кронштадт для ходовых испытаний. Я был командирован для участия в этих испытаниях и смог побродить по этому городу. Очень красивый город. Особенно поразили: памятник адмиралу Макарову и Дом офицеров - раньше это был Морской Собор, теперь это восстановлено. Собор грандиозен, его высота с крестом - 70,6 м. Для сравнения: Колокольня Ивана Великого 81м, Исаакиевский собор 102 м. 
«С 1902 г. в г. Кронштадт производится постройка Морского Собора - памятника чинам флота, погибшим при исполнении служебного долга» так написано в Википедии.
Ходовые испытания проходили в Балтийском море. И продлились пару недель в июле. Специально ждали пло¬хой погоды, чтобы проверить устойчивость корабля. Было немножко страшно, ибо корабль был нагружен мало (просто был добавлен балласт), и качало в шторм весьма изряд¬но. Потом эти корабли Северным морским путем ушли базироваться на Камчатку. Я имел возможность пройти этим путем. Но после скучных дней на корабле (работы моей было мало) решил это не делать. Сейчас, пожалуй, жалею о таком решении.
Камчатка 59. ТОГЭ-4.   
В конце 1959 года начались мои путешествия уже на кораблях, которые базировались в Авачинской бухте на Кам¬чатке. Ниже записки, сделанные на корабле.
3.9.   Вылет. (ТУ-104)
4.9.   Прибыли по расписанию.
6.9.   Сел на попутный катер.
 7-10.09. Осматриваю зону моей отвественности. «Сахалин», «Сучан», «Сибирь» (Имена кораблей)

  Море здесь холодное и суровое. На часок все же удалось выйти «подышать», прогулялся к берегу, который «свободен» от людей и построек. Обрывистые черные скалы, спускающиеся в воду, и их лениво лижет волна.
 Очень красиво. В таких местах только снимать приключенческие фильмы вроде «Таинственного острова».
12.9.   Выход в море. «Сахалин».Тренировочный выход
14.9.   Стали на рейд.
16.9.   Перебрался на «Сучан». Днем выход в море.
Заметки:плавание у берегов Камчатки и прогулки по берегам Авачинской бухты
Качку я так и не прочувствовал. Правда, вчера нас совсем немножко качнуло, но это всего было 4-5 баллов. И это тоже было эффектно, брызги окатывали палубу, все блестит от воды.
Пока такая качка на мне не сказывается, а что будет дальше - покажет время..
 
Во время плавания издалека видели Кроноцкую сопку. Говорят, что эта сопка самая красивая на Камчатке и соперничает по красоте с Фудзиямой, особенно на восходе. Она действительно красива, так как Фудзиямы я не видел, то сравнивать не с чем. У нее конус с постепенно нарастающей крутизной, склоны снежные. 
 
Что еще? Изучаю морской ритуал, конечно, не специально. Например, флаг на корабле спускают с заходом солнца. Ну, об этом можно много говорить, но это будет уже не так интересно, это будут выдержки из корабельного устава. Валера Егоров-капитан-лейтенант, отвечающий за телеметрию на корабле, после похода подарил мне сборник «Командных слов», т.к. мне очень нравились команды на корабле.       (книжку я подарил Маше)
Я понимаю, они отработаны уже столетиями, так как в сложной морской обстановке многословие дело лишнее.(Эту книжку я подарил Маше)
17.09
Хотя я уже поплавал (!) в Тихом океане, однако «морское крещение» все же не состоялось. Нам пока повезло, погода тихая, почти полный штиль. Только мерно покачивает корабль океанская зыбь. Знаешь, любопытная штука, волны почти никакой не видно, а наша «коробка» покачивается.
Работы по-прежнему хватает, хотя уже и появляется не-который досуг. Но к этому моменту способен только читать какой-нибудь детектив, либо смотреть «фильму» (здесь так моряки говорят: «Давай фильму!»). Очень всем нравился фильм по Гайдару «Судьба барабанщика». Крутили его многократно.
 
Так как первого нет, а второе бывает редко, то больше до-ставляет удовольствия постоять, посмотреть на океан, на берега Камчатки. Выглядят они очень фантастично: крутые скалистые сбросы и у подножия нежится вода. 
Изредка, прямо из воды торчат острые скалы, как какие- то столбы. А в начале горла Авачинской губы стоят высокие три скалы, называются «Три брата».
Вообще, здесь все дышит картинами прошлых романтических приключений. Одни названия чего стоят: мы с Опасный, мы с Поворотный. Ведь в этих бухтах, которые я вижу, бросали якоря многие знаменитые моряки России: Беринг, Крузенштерн, Невельской. Есть о чем задуматься.
И когда удаляемся от берега, еще долго видны правильные конусы сопок. Это тоже замечательное зрелище.
А ночью, когда чистое небо над головой, покачивается небо, так как палуба-то под ногами не стоит на месте!

 18.09.59
Чтобы не разучиться двигаться на берегу, каждый день утречком делаю разминку.
На корабле бегает собака. Моряки с ней играют, а она уже освоила флотскую службу, бегает лихо по трапам. Был случай: ее нарядили в морскую форму (в этом принимал участие и портной) и она «вышла» к подъему флага в таком виде! Зовут ее Сучок.
27.09.59,   воскресенье.
Сейчас вечер, вернулись из Петропавловска.
Цель поездки была получить письма, а также походить по земле. Вторая задача была выполнена, а в области первой мне не везет.
Остальное время проводится по-прежнему: либо в рабочей рубке с аппаратурой, либо в четырех стенах (в каюте), либо на палубе, либо на катере (небольшие деловые поездки, их за это время было две). 
Сейчас могу писать либо о своих мыслях, либо о море. Ну, а что о море. Море и море (вернее, океан), бывает он спокойным, а бывает и бурным,
На сопки выпал снег. Очень красиво золотятся их вершины на закате. Возвращались «домой» на катере, раскрывается чудесная панорама города с огромными сопками на заднем плане.
В городе нас всех в особенности ничего не интересует. Кроме почты, конечно...
Ходили на рынок в поисках Камчатской «экзотики». Ее, пожалуй, нет на рынке (считать ли за «экзотику» икру?). Лучшая закупка тех времен в кафе в Петропавловске-Кам- чатском. На блюдечке полбанки крабов и огурец. И уж, конечно, крабы я домой возил
Забирались еще раз на Никольскую сопку (ее называют еще сопкой Любви). В этом году летом моряки местные восстановили на ее склонах «батарею Максутова». Эта батарея героически сражалась во время знаменитой обороны Петропавловска (это было одновременно с обороной Севастополя). Батарею восстановили так, какой вид она имела еще в прошлом веке.
А вот еще такая штука. На сопке встретили оленя. Да, да. По-моему это был не лось. Но как он забрался на сопку? К людям вполне равнодушен. .
 
Из бухты, где стоят корабли, вдали видна сопка Авачинская. А сопка «Любви» закрыта лозунгом о труде. Вот в этой бухте, в одном из ее уголков на корабле и обитаю.
Поход ав Парратунку.
28.09.59
Только что вернулся из очень интересной прогулки. Почистил «перышки» (весь в пыли был!) и решил рассказать об этом.
Ходили мы с товарищем (Женя Спичков) из нашего ин-ститута в село Паратунка. Оно знаменито тем, что там го¬рячие источники. Вот мы и решили убедиться, не врут ли люди, может быть она и не такая уж горячая (вода). Утром наш поход начался с того, что высадились с катера в поселок, от которого к Паратунке идти ближе всего. (За бортом плавают разные медузы. Я таких не видел. Разных цветов.) Это было часов в 9. И, хотя нам говорили, что туда всего 10-12 км, мы в селе были только в час. Правда, шли мы не торопясь. Дорога идет над красивейшим озером, а осень так раскрасила ее (дорогу), что глаз не оторвать. До чего же красиво! 
Уже пожелтевшие березки, дорога, засыпанная листьями, и шелест листьев не в ветвях, а от того, что они па¬дают. А горизонт изрезан горами (они уже в снегу).
Кажется, первый раз я увидел, как утки, а может быть журавли, летят клином. Стая большая и клин неравномерный. Вдруг у них строй рассыпался, а потом снова подобрался.
Перед селом пересекли речку под названием Паратунка. Мой товарищ - страстный рыболов. Пытался «дергать» гольца. Но было у нас мало времени и он не получил полного удовольствия. Дошли до села. Там четыре горячих источника. У одного сейчас строят облицовку, другой похож на лужу для свиней (это общедоступный! здесь купается «масса») и два других - в пределах лечебницы санатория. Мы проникли в последнюю, уговорили медсестру, дескать мы из Москвы и т. д. и т. п. А она сначала приняла нас за корре¬спондентов, потом за геологов. Мы разубеждать не стали. 

Первое, что выяснили, вода, в самом деле, горячая и идет из-под земли!! В «культурных» бассейнах вода имеет темпе¬ратуру 45 °С и 39 °С. Я купался, конечно, в последнем, ибо в первом можно свариться. Впечатление от касания воды такое. В «диких» бассейнах вода не менее «теплая». Помимо тепла, вода обладает какими-то целебными свойствами.
Вот, собственно и все. Вернулись к причалу, где нас за¬брал катер в 6 вечера.
29.09.
Основная работа мной выполнена. Теперь бы и домой. Да нет, тянут здешние товарищи, перестраховываются и держат на «привязи». Сколько это будет продолжаться, мне совсем не понятно, неделя, а м.б. 2,3,4??! А будет мне труднее: до сих пор была работа, некогда было много размышлять. Правда, может быть с работы меня сумеют вызволить. Один товарищ поехал в Москву, обеща коечто предпринять. У меня наде¬жда слабая. Но к ноябрю я уж должен быть обязательно!
167
 
Сейчас стоим на якоре. Утром бывают очень сильные туманы. На корабле звонят в колокол, чтобы кто-нибудь на нас не налетел, так, кажется?
Вчера первый раз ступил на сушу после всех плаваний. Но не в город, а в районе бухты, где стоим. Прогулялись по матушке-земле, набрели на очень красивое озеро. Так бы и искупаться, но водичка холодная!
Вельбот
А сегодня спустили с корабля огромную шлюпку (для спасения при авариях) - вельбот, и я «пробрался» в состав команды гребцов. Часок походили на веслах. Ну, это не бай-дарка! Весло тяжеленное! Так что руки отмотал здорово. Как видишь, прохожу морскую стажировку. Даже тельняш¬ку приобрел!
Между прочим, на корабле один из моряков, с которыми я имею дело, оказался знакомым Левки Алексашина. Весьма интересный парень. Знает свое дело, балагур и весельчак. Вообще же наблюдения за людьми, с которыми работаю, любопытны.
А сейчас я живу в каюте с молодым морячком, который из кожи лезет, чтобы показать свою «бывалость». Он под этим понимает в основном две вещи: морскую удаль и успехи у женщин. В общем - молодой хвастунишка. Сижу и думаю: «Чудила, как много еще тебе надо узнать, чтобы понять, в чем правда отношений».

Испытания Р-7 на максимальную дальность (Поход на Гавайи)
Наконец, ожидание кончилось. Мы ушли в океан на выполнение главного задания для ТОГЭ-4. Конечно, записок во время похода я не писал. Вот короткая «выжимка» впе¬чатлений об этом походе:
3.10.   21.00. Выход в море. Раздаются команды: «Корабль к бою и походу приготовить!», «По местам стоять, с якоря сниматься!». Эти команды я усвоил еще с Кронштадта.


4.10. В океане.
13.10.
Появился американец, летел очень низко. Это их разведчик «Нептун». Летает очень близко - можно разглядеть пилота. С этих пор он нас навещал каждый день.

15.10.
«В море-дома» - так, вроде, говорят у моряков. А у меня получается хоть и не совсем, но тоже что-то вроде этого. С той поры, как мы первый раз вышли в океан, я ни разу не ступал ногой по земле.
16.10.   9-10 баллов по шкале Бофорта (20-25 м/сек). Шторм. 
 Схватил ангину, поместили в лазарет в центре корабля. Так качает, что приходится держаться за поручни кровати, что¬бы не вылететь из нее.
21.10.   Океан опять бушует. 11 баллов
 
23.10.
Ночь-работа!!! И «Нептун» тут, но с опозданием к работе. Наши корабли шли с потушенными огнями: видимо, не хо¬тели чужого присутствия. Пуск был удачным. Вся наша ап¬паратура оправдала ожидания. Интерес к данным «Трала-Д» был настолько велик, что меня потребовали к командиру на мостик. Вид с мостика на силуэты корабельных надстроек в темноте - потрясающий. Но любоваться не пришлось. В на¬рушении всех законов связи мне пришлось открытым тек¬стом передать значения принятых параметров за последние 10 секунд полета.
24.10.   Ну и штормяга! Волна выше корабля. 11 баллов... Жестокий шторм.
Не удивительно, ведь мы находимся где-то на 39° север¬ной широты и 180° восточной долготы - это же «ревущие сороковые», как пишут в приключенческих романах.
 
25.10.   Ночью помылись в душе. Был на «Сибири», покатался на КА-15.
 
 Воздушный мотоцикл! Хорошо! Погода была пре-красной Особенно захватывающий вид сверху-ты как бы на скамеечке над океаном. Голубая гладь океана, где-то внизу коробочка корабля. Чинил там ТКГ, так как Женя Спичков не выдержал качки.
26.10.   (25 10 МСК) Ночь-снова работа!!! Все хорошо.
27.10.   Курс домой! Надо пройти1400-1500 миль.
28.10.   Осталось 1100-1200 миль. Ветер в нос. Быть шторму. Волна 8 баллов. К вечеру стихает. Видел свечение моря.
29.10.   Идем 6-8 узлов. Не перевалили за 1000 миль. Ходил в машину. Оставалось 900 миль.
30.10.   Осталось 700 миль. Море искрится за горизонтом.
31.10.   Осталось 490 миль. Моросит дождь. В такую погоду будешь сидеть в Елизово. Ветер сбоку и чуть сзади. Это хо¬рошо!
1.11.   Ветер в лицо. Осталось 250 миль. Идем 5-6 узлов.
2.11.   Пришла телеграмма меня оставить. Вечером показал¬ся берег Камчатки. Завтра схожу на почту.
 
3.11.   Пришли. Снова уже знакомые команды: «Корабль к постановке на якорь изготовить!», «Баковым - на бак, юто¬вым - на ют», «По местам стоять, на якорь становиться!». 
Был на почте. Видимо, виноват в задержке Авраменко.
4.11.   Говорил с Москвой. Уезжаю! Осмотрел «Сибирь» и «Сахалин».
5.11.   Выехал с корабля в Елизово. Снег. Зарегистрировал билет на 5-е.
6.11.   Вылет не состоялся.
7.11.   Вылет в 12 ч по-местному.
8.11.   Курс - Москва!
Подведу итоги:
Корабль подарил мне хорошего товарища - моряка Вале¬ру Егорова. С ним и его женой Ниной у нас была большая переписка, когда они жили на Камчатке.
В общей сложности я «заработал», но не получил зна¬чок «За дальний поход». Действительно, ходили даже почти к Гавайским островам.
Самое сильное ощущение - 10-ти бальный шторм. Ве¬тер срывает с воды пену, соседний корабль скрывается за волной.
Ну и, наконец, после пусков Р-7 по акватории Тихого Океана было издано 20 января 1960 года постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР №192-20сс о принятии комплекса 8К71 (ракета РП-7) на вооружение, а Ваш покор¬ный слуга получил орден, который «прогнозировали» после работ еще весной на полигоне Кура.

P.S. Письма дочке Тане(ей 3 года)
Танюшка!
Спасибо тебе за письмо, пиши мне еще. А я тебе рас-скажу, что я делаю. Улетел я от Вас с мамой в далекую страну на большом самолете.
 
Страна называется Камчатка. Там высокие горы и из них идет дым, как из трубы.
А сейчас я плаваю в океане (это вроде большого-преболь- шого пруда, как на даче) на пароходе.
До свидания. Пиши. Твой папа.

Танюшка!   Если ты такая большая, что пишешь мне письма, то и я тебе буду писать, если тебе будет интересно. Вот сегодня я катался на большой лодке.
Мы гребли веслами. Слушайся и люби маму. До свидания.
Твой папа.
Татка, милая!  Я сегодня гулял по горе, которая называется сопкой, и видел оленя. Это такое животное, вроде коровы, но у него большие, большие рога. Как ветки у деревьев.
Попроси маму, она тебе найдет картинку в книжке с таким зверем. ПАПА
7 Тюра-Там 60
После возвращения с кораблей мне еще раз пришлось при-коснуться к «корабельной» теме, но в другой ипостаси. Так я снова оказался в Тюра-Таме.
26.06.60.   Тюра-Там.
Я вылетел в субботу утром. Путешествие было не из при-ятных. 9 часов в воздухе с часовым перерывом в Актю¬бинске. Погода жаркая, так что потрясло «несколько» нас. Вообще жара меня убивает. Дышу, как рыба, выкинутая на берег. Когда открыли дверь самолета в Актюбинске, я слов¬но очумел, так обдало горячим воздухом. Здесь не лучше. Переношу с трудом. Вчера первую ночь смог заснуть только тогда, когда намочил под краном простыню и накрылся ею.
Сегодня воскресенье. Естественно, работы никакой нет. А мне приходится акклиматизироваться. С перерывом на обед, провел день на пляже. Причем, даже не пытался заго¬рать, лежал или сидел под навесом. Как станет жарко, оку¬нусь и опять под навес.
Песок раскаленный. Соседи в гостинице говорят, что яйцо, зарытое в песок, варится всмятку! Пятки жжет. Сплошные ужасы. В тени не менее +30, на солнце +45 или больше?
А завтра уже пляжа-то не будет. В общем, вывод для себя: лучше ездить на Дальний Восток, чем на ближний. Летом, во всяком случае.
Пока у меня знакомств вообще нет никаких. Ребята в честь дня советской молодежи в основном нализались. А один трезвый среди кучи подвыпивших - это уже диссонанс. На пляже молодые семьи: жены, детишки. А я сижу и думаю: «Где ж моя семья? Разъехалась на три стороны. В диаметрально противоположных направлениях!»
И еще - дочитал «Человек меняет кожу». Наводит эта книжка на разные мысли. Я имею в виду, конечно, не «генеральную линию» книги. В основном у меня такой мотив в голове: достаточно ли я самокритичен в своих отношениях. .. Это из вредной области самоанализа.

Это была эмоциональная зарисовка. А вот суть дела.
Богомолов послал меня в Тюра-Там в качестве ответствен-ного представителя при пуске Р-7 в Тихий океан. Я немножко мандражировал, надо было принимать ответственные решения о готовности к пуску.
Помню, я долго перемерял излучение передатчика нашей системы, боясь ошибиться. А происходило все на самой за-крытой площадке, где собирались головки ракет.
Мне пришлось присутствовать на Госкомиссии и держать ответ перед Сергеем Павловичем Королевым, который про¬сил подтвердить готовность нашей аппаратуры к пуску. Я записал себе в актив - докладывал на Госкомиссии перед КОРОЛЕВЫМ (!!!) о готовности к пуску.
Где-то в ходе жизни в Тюра-Таме, Королев попросил пройти к нему в домик
 и посмотреть приемник, который барах¬лил. Приемник хрипел из-за плохих контактов, и я просто дал совет: «Пусть Вам купят новый»! И сказал, какую взять марку (тогда самым лучшим приемником был приемник Рижского завода Радиотехника). Так я побывал в «историческом домике» Королева (в таком же домике рядом ночевал перед стартом Гагарин).
 
5.07 и 7.07 состоялись пуски Р-7 по акватории Тихого Океана.
 
Все обошлось нормально, и я первый раз (и последний тоже), наблюдал пуск Р-7 совсем близко от стартовой площадки. Зрелище и грохот грандиозны. Но состязаться с профессио-налами в описании этого не буду. Я пытался найти в интер¬нете хоть одну фотографию с характерным «крестом» рабо¬тающих двигателей (уже при большом удалении от старта), увидел только одну из сотен других, но потерял и потом сно¬ва не нашел.
Еще штрих. Работать среди начальников Тюра-Тама - не для меня. Надо держать марку: выбить себе машину, гене¬ральскую столовую, жить в хорошей гостинице. Я этого не умел, тем не менее, выжил. Мое дело - «дальняя» точка, где я себя чувствовал «своим».
Этой командировкой я распрощался с Тюра-Тамом и со своим участием в испытаниях Р-7. Ракету приняли на во-оружение по итогам пусков по Тихому Океану. Впереди было уже другое.
С.П. КОРОЛЕВ
«Даршан» - лицезрение живого бога, это термин из Индии, в которой много раз бывал и, если серьезно, благодаря успе¬хам Королева и воли моего начальника Богомолова. У каж¬дого человека бывают такие встречи, память о которых надо хранить и рассказывать детям и внукам, как СОБЫТИЕ в жизни.
Следующий раз я видел Королева в 1962 году, на 50-летнем юбилее Богомолова.
Королев сказал очень интересную, мудрую речь. Я помню это впечатление, но передать сейчас смысл не могу. Думаю, это может воспроизвести Солодов.

Космическое  телевидение  64-65г
Моя очередная встреча с Королевым произошла благодаря Космическому телевидению.
Когда я вернулся с кораблей, вся лаборатория была увле¬чена проблемой передачи телевизионной картинки с борта космического корабля. Я не захотел «рвать тряпку» на этом пиршестве, и занялся автоматическим наведением антенны ТНА-150 вместе с В.П. Давыдовым на нашем полигоне «Мед¬вежьи Озера». Эта антенна в дальнейшем была использована для приема картинки со всех кораблей «Восток» и «Восход», за исключением «Востока-1» с Гагариным.
Кстати, эта работа (автоматическое наведение антенн) при-годилась мне еще неоднократно. Так что опыт даром не про¬шел.
Так вот собственно о телевидении. Для полета Гагарина была приготовлена время-импульсная версия с весьма низ¬ким качеством картинки. Картинку эту видели только на стартовой позиции, а во время орбитального полета ее никто не принимал.
Для всех остальных полетов была применена станция «То-паз», разработанная в нашей лаборатории под руководством Б.М. Малькова, в станции был использован сигнал с ЧМ модуляцией. Лидерами этой разработки были В.С. Денисов и О.Г. Зотеев. К ним потом присоединилось много молодых ребят.
Ну а мне Мальков сделал шикарный подарок, назначив начальником станции приема ТВ сигнала на Медвежьих Озе¬рах, а потом, отправив для участия в обработке полученных пленок на Московский телецентр (тогда он был еще на Шаболовке). 
Вообще мне на подарки везло. Дальше я получил от Богомолова тему «Уран», а потом и Индию!!!
На Медвежьих Озерах мы вели прием ТВ изображений со всех пилотируемых полетов, кроме полета Гагарина. Тогда это были статичные картинки лица космонавта, что было исправлено с пуском кораблей Восход.
12 октября 1964 был запущен Восход 1 с космонавтами В. Комаровым, К. Феоктистовым и Б. Егоровым. Наше те¬левидение решило на этом материале сделать фильм (его назвали «Штурмующие небо»). Авторами фильма были В. Виноградов и Л. Золотаревский. Я был «приставлен» к ним для помощи и погрузился в телевизионную «кухню» - ночные бдения в монтажной, перебиваемые чашкой кофе, знакомство с ТВ знаменитостями. Фильм был готов через 2.5 месяца и был показан 25 декабря в Доме Журналистов. Через неделю всю группу (и меня тоже) приглашают к Коро¬леву. Но, по стечению обстоятельств, (о рок судьбы!!!) я на встречу не попадаю. Вспомните упущенную возможность пройти Северным морским путем. Увы, невезуха! 
 
А потом был выход Леонова в открытом космос - 18 марта 1965 года. 
 
Мы на Медвежьих Озерах были первые в мире (!), кто уви-дел картинку ЛЕОНОВА НА КРАЮ люка, а потом плывущего в космосе в невесомости.
Мы транслировали сигнал ТВ на Шаболовку, но они пря¬мое включение на весь мир дать побоялись.
 
К этому времени относится масса очень эмоциональных моментов: встречи с космонавтами, с Келдышем, с Короле¬вым во время показов телефильмов и на пресс-конференци¬ях (вот уж воистину рук можно было не мыть пару недель и помнить крепкие рукопожатия этих людей).
 
Очень запомнился прием на фирме Королева. Богомолов однажды отправил туда Терлецкого, Зубкова и меня (Зубков был ведущим по Топазу в Тюра-Таме при пуске Леонова) с показом фильма о выходе в открытый космос. (Этот фильм мы склеили сами, без участия режиссеров от ТВ). Мы пря¬мо с Ярославского шоссе без всяких пропусков въехали на территорию «Подлипок» - это почти на самую секретную фирму СССР! Нас повели в корпус, где находился кабинет Королева. У него в конференц-зале был большой прием –
 

Котельников, Келдыш, Богомолов космонавты и другие «капитаны», соратники Королева. Мы подготовили к показу фильм, Зубков с Терлецким пошли в зал, а меня оставили читать комментарии к фильму (текст мы с Зубковым написали заранее). Показ был принят на «ура».
Королев нас поблагодарил и приказал помощнику: «Этих ребят накормить и напоить!» Нас отвели в банкетный зал, где была гора яств и напитков... Но мы были вполне скром-
ные - ушли достойно на своих ногах.
С этих времен у меня дома хранится медаль Академии наук, посвященная выходу Леонова в открытый космос.
Еще одно лирическое воспоминание. При запуске Титова мы с Татьяной и Галкой (дочкой и женой) были в лесу в мини-походе (но с палаткой и ночевкой, все как надо!).
 
Сообщение по радио об этом слушали на очень примитив¬ном самодельном транзисторном приемнике.
А автографов знаменитостей не собирал - стеснялся. Правда, автограф Королева храню, но он мне достался по делу.
 В «старшем» возрасте стесняться перестал и привез автографы Станислава Николаевича Рериха дочке и сыну.
Фильм был показан на фестивале за рубежом, получил всякие награды, но они затерялись в недрах бюрократии.
Последнее свидание с Королевым было на Красной пло-щади, в день его похорон в январе 1966 г.
 
Никто пути пройденного у нас не отберёт