Автор Тема: Дневник инженера Сугробина.  (Прочитано 5097 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20723
  • "Неделин" 1982-92
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #15 : 23 Октябрь 2012, 20:51:21 »
Ребята, признаюсь: испытываю огромное удовольствие, перечитывая А.И.

Вроде бы и не мои товарищи описаны, а так, как про нас.

Особенно отлично получились отсылки к фактическим событиям: "Скончался Василий Макаровчи Шукшин" - прекрасно помню это.
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20723
  • "Неделин" 1982-92
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #14 : 07 Октябрь 2012, 18:42:46 »
С разрешения А.И.Сухих по моей просьбе публикую чрезвычайно интересную 5 часть книги. Алексей Иванович настаивал на формулировке "по просьбе А.И и с разрешения администратора форума", но я был непреклонен!


   ЧАСТЬ ПЯТАЯ
   ОТ ПОЛУДНЯ ДО ЗАКАТА

   "Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя. Спрашивай, что ты можешь сделать для своей страны".
   Джон Фитцжеральд Кеннеди.
   
   Несколько странная произошла метаморфоза с нынешним государством Россия и её вооружёнными силами. В Советском Союзе режимными секретными службами был внедрён стойкий порядок - меньше говори, больше делай. Сотрудники, работающие в отраслях, связанных напрямую и косвенно с военными интересами, никогда ни словом, ни делом не рекламировали свою причастность к этому. Не были многословны и военнослужащие. Один из хороших знакомых Сугробина, приглашённый в инститкут в просветительских целях при новом государственном устройстве, встретившись с ним на территории института, сказал:
   - Четверть века тебя знаю, но никогда не думал, что ты работаешь здесь.
   - Нас учили не болтать, - улыбнулся Леонид.
   
   Обыватель не представлял, что существует г. Саров и в нём федеральный ядерный центр. Не знал, что существует завод "Маяк" и ещё один федеоальный ядерный центр. И уж конечно не знал, где создают ядерное оружие. Никто ему по телевизору не сообщал, что очередная ракета морского базирования "Булава" не долетела до камчатского полигона "Кура" или что-то не ладится на космодроме "Плисецк". Или на авиабазе стратегических бомбардировщиков в посёлке Катунино нет керосина, чтобы послать самолёты на дежурство в Атлантику.
    Ныне каждая домохозяйка знает, что последние двадцать межконтинентальнях бомбардировщиков России гнездятся на ависбазе под Саратовым, а авиазавод, производитель самолётов Сухого, работает в Комсомольске на Амуре. И даже знает, где стоят всегда готовые к полёту ракеты под названием "Сатана" или куда пошёл последний российский подводный крейсер с ядерными ракетами на борту. Знают домохозяйки, где строится и разрабатывается всё новецшее оружие, знают по фамилиям главных конструкторов. Знают даже то, что лучший в мире вертолёт "Чёрная акула" за тридцать пять лет своей жизни так и не появился в частях российской армии. И даже репортёры бульварной прессы самой жёлтой пробы, чей главный интерес заключён в жизни светских проституток и их хахалей, знают о дислокации воинских частей, численности и вооружении не меньше, чем в ЦРУ или в "Секрет интеллидженс сервис". И всё потому, что сами военные люди, генералы, адмиралы наперебой рекламируют сами себя. Издаются красочные рекламные буклеты и журналы с полной историей, жизни прошлой,настоящей и планов на будущее. Кто знал, что такое "Сыры - Шаган"? Здрасте, пожалте... Издание не хуже чем "Метрополитен". Даже последний корабль из бывшей океанографической экспедиции на Тихом океане "Маршал Крылов", гниющий в бухте Крашенинникова, тоже выпустил красочный журнал о себе и прошлых победах. Сам президент с гордостью называет имя города, где закрывается последний завод по производству оружейного плутония. А телевидение г. Сарова, рассказав подробно о музее ядерного оружия, приглашает задавать тнтнресующие телезрителей вопросы обо всём.
   И не надо репортёрам куда - то ездить или ходить, добиваясь разрешений на интервью или посещение объекта. Всё рассказно самими сотрудниками военно промышленного комплекса и министерства обороны о том, кто и что делает, и какую составляющую оборонительного щита они представляют.
   Страна "Плутония" да и только. Большего не скажешь. И записные книжки Сугробина, вообще, никаких секретов не содержат. В них жизнь человека, который ,несмотря на противодействие "индюков" и внутренних врагов, своей работой боролся за могущество социалистической Родины, в которую верил и которой гордился.
   
   

Б О Й С Т Е Н Ь Ю
   
   1
   -
   - Ребята, чуть поплотнее, поровнее и мне место с края оставьте! - Сугробин двигал треногу с фотоаппаратом, стараясь выбрать ракурс поколоритнее. Потом взвёл рычаг автомата, нажал на кнопку и встал с края рядом со Зверевым. Полыхнула лампа - вспышка, щёлкнул затвор.
   - Ещё два дубля. Кадр исторический. Мгновенья уходят, века остаются, - говорил Леонид, возвращаясь к аппарату и взводя затвор. Ещё два всполоха. Сугробин отставил треногу с фотоаппаратом к стенке.
   - Вот сейчас достаточно. И все по местам. Да здравствуем мы!
   - Да здравствуем мы! Это хорошо, - сказал Валентинов, пожевав солёный огурец. Но так не пойдёт. Это уже после первой можно заканчивать. Надо выпить в алфавитном порядке за каждого и спросить, как он живёт и как собирается жить дальше.
   - Сугробина пропустим вперёд. Он в том году отсутствовал и пусть доложится, - вставился Сургутин.
   В центре Сормова 13 октября проходил плановый сбор пятерых друзей. Сугробин встал. Перед ним сидели друзья. Они знали, что произошло в его жизни, и он знал о них. Володя Зверев родил второго ребёнка, получил двухкомнатную квартиру и должность начальника группы. Валерий Валентинов также стал начальником группы и весело жил с женой в "погребке". Сургутин ждал прибавления в семействе и, отпустив жену для спокойного предродового отпуска к родителям, принимал компанию у себя. У Ширяева были неурядицы. Он не пробился в аспирантуру и потерял интерес к себе со стороны жены из Балашихи. Там рос его сын, которого он видел мало, а может, уже и совсем не видел. Но Саня не скулил, старательно набирал очки на работе и стал ведущим специалистом. Сам Сугробин, вернувшись в феврале с армейской семимесячной службы, в июне официально развёлся с Мариной, и предстал перед друзьями независимым холостяком. В том же июне перевёлся на работу в СКБ, где служили Зверев и Валентинов.
   Вернувшись на завод после трёхнедельного отпуска, который предоставил ему военкомат за ударную службу за счёт завода, Сугробин вспомнил слова капитана Ш ранга из военкомата, что "просить или требовать и получать запрашиваемое надо в тот момент, когда ты нужен". Его место было занято не кем - то временно исполняющим, а навсегда. Как будто он был убит на фронте, и вычеркнут из списков.
   - Понимаешь, - сетовал его бывший начальник, - завод принял новый спецзаказ, и надо было срочно начинать. А на ВРИО никто не соглашался.
   Сугробину сохранили зарплату, дали в подчинение двух женщин и сделали из него специалиста по особым поручениям при главном конструкторе. Времени для утряски личных дел у него оказалось достаточно.
   В дом к Марине после её предложения о разводе, засланном ещё в действующую армию, Сугробин вернулся только на полчаса, чтобы забрать вещи. А пока Леонид искал пристанище, он болтался между Зверевым, Валентиновым и Сургутиным, проводя у них ночёвки по очереди. Даже у Ширяева ночевал в его комнатке, которую он снимал на Ильинке. Проскитавшись два месяца, Сугробин наткнулся на объявление, предлагавшее однокомнатную квартиру "недорого" одному или двум мужчинам. Вечерней порой он пришёл по адресу в новый микрорайон и столкнулся у подъезда с молодым человеком, как и он, сверявшим номер дома с запиской. Оказалось, что они оба шли по одному адресу. Построенная кооперативная квартира сдавалась на коммерческой основе за весьма приличную цену.. В квартире были поставлены две кровати, стол, стол на кухне и пара стульев. И платёж вперёд. Оба соискателя согласились и поселились на следующий день. Сожителя Леонида звали Славой. Он учился на первом курсе юридического вечернего института и работал в городской столовой грузчиком. Остался в городе после армии и не родных, не знакомых здесь у него не было. Новые знакомцы и коллеги по индивидуальному общежитию выпили за знакомство и добрые отношения, и каждый занялся своим делом.
   Сугробин для колорита повесил на стену ружьё, прикрепил к потолку крюк и подвесил боксёрский мешок. Напротив мешка на стене разместил мордобойные перчатки и массажный эспандер. Осмотрел всё со стороны и обстановкой остался доволен.. В прокатном пункте взял пишущую машинку и вечерами, и полными выходными днями полтора месяца перепечатывал свои армейские записки, оформляя их в виде повести. Книги об участии армии в уборке урожая в Союзе никто ещё не писал и он был уверен, что оригинальная повесть сможет получить одобрение и быть напечатана. Леонид перечитал машинописную рукопись, предложил прочитать Ширяеву и, получив его одобрение, отправил первый экземпляр в толстый журнал. Подумал, и через день отправил второй экземпляр в другой толстый журнал. Через месяц рукописи вернулись. Твардовских во главе журналов больше не было. Один ответ был равнодушно сухой, другой обвинял Сугробина в интеллигентской гнилости и намекал на необходимость его принудительного перевоспитания.
   Ответы из журналов пришли до получения допуска к работам и документам в СКБ. Сугробин пошёл к знакомому поэту Михаилу Курмышову, которого, как и Клещёва, нечасто печатали. Но уже печатали. Он был художник по образованию и подрабатывал для кормления жены и маленького сына на рекламах, на оформлении магазинов, заборов и делал красками деньги для содержания семьи. Сугробин и познакомился с ним возле гастронома, где бородатый Курмышов с помощником приспосабливал на видном месте рекламный щит и у них не получалось.
   - Помощь требуется, - не спросил, а утвердительно сказал бородатому мужику Сугробин и прихватил щит. Вместе они удержали и закрепили громоздкое сооружение.
   - Подожди, не уходи, - сказал бородатый Сугробину.- Деньги за халтурку я уже получил, но заведующая презент обещала.
   В пакете, который вынес художник, оказалась бутылка коньяка, большая шоколадка и кружок краковской колбасы. Так они и познакомились Михаил не сомневался в своих поэтических способностях и говорил, что ещё немного, ещё чуть - чуть и лёд тронется.
   - Надо всё бросить и работать над написанным, писать новое. Ты видел страну, видел жизнь. Тебе есть о чём сказать. Солженицина у нас не печатают, так мы его по зарубежному радио слушаем. И ему в западных банках на счёт деньги откладываются. И если его попрут из Союза, то он там не пропадёт. Если, конечно, снова не посадят здесь. Я не призываю писать истории политзаключённых. Но думай, Лёня, думай. Дело непростое, но книга твоя очень даже нормальна. Подработать надо и снова подавать. Но двум делам одновременно отдаваться без остатка, например, для меня, невозможно. Я днём малюю не думая, что создаю шедевры, и сочиняю про себя. Сочиняю и записываю, если запомню. А ночью, в основном на кухне, никому не мешая, творю. Полный стол стихов и все хорошие, - рассмеялся Мишка. - Давай - ка, мы с тобой четверок раздавим. Припас с утра. Так и думал, что ты зайдёшь.
   - Думай, Лёня, - повторил Михаил, выгребая кильку в томате из банки на кусок хлеба. - Стационарная работа хороша тем, что выпивать в любое время не позволяет и деньгу, пусть небольшую, но стабильную даёт. Но и стихи в рабочее время сочинять не станешь. Да и после работы не скоро соберёшься. Мозг, он ведь заклинивается на текущих делах и его освобождать надо. И отдохнуть тянет. Знаю я, работал.
   Леонид думал. У него за семь месяцев сколотилось полторы тысячи на заводском счету. На них он мог прожить год, не работая. Он написал кузену в Ялту о возможности приюта. Виталий ответил, что "шофёром можно устроиться с временной пропиской. Или пристрою тебя матросом на пассажирские катера, курсирующие вдоль берега. Получай права профи и приезжай. Не пропадёшь". Читая ответ, Леонид вспомнил Андрианова, ушедшего работать шофёром - дальнобоёщиком. Тот точно не пропал. И он не пропадёт. Кроме работы лопатой, Леонид умел ремонтировать телевизоры, имел рабочий разряд электрика, водительские права шофёра - любителя. И всё же!?
   Леонид думал. Его милая ростовчанка Нина Турчинская по телефону сказала ему, что согласна на любое его решение. "Но учти, - смеялась она в трубку, - что я не могу ещё содержать тебя, как обещалась". Она прилетала к нему в Горький в феврале, когда город был заснежен мокрым снегом, неуютен и грязен и ей очень не понравился. А сам он только что узнал о потере должности на заводе, и полной своей неустроенности. Ему удалось поселить её в одноместный номер в гостинице "Нижегородская". Из окна был виден Канавинский мост через Оку и заледенелая Стрелка1 с застывшими портовыми кранами и полуразрушенным храмом Александра Невского. Нине не захотелось выходить на грязные улицы, и они тогда так и прожили все её дни, не выходя из гостиницы. Она читала его дневники о кочевой армейской жизни, о себе и говорила, что надо обязательно подготовить для печати. Строили могучие планы и верили в их свершения. И не задумывались над тем, что каждый день жизни в разлуке разрушает любовь. "Вдалеке можно так же любить, даже больше, чем часто встречаться", - сказала Нина, улетая. - "Но очень буду ждать тебя в Ростове".
   
   Проходили месяцы, и наступило лето, а он был всё ещё никем. Повесть о странствиях лейтенанта Сугробина журналы не приняли. Компетентные органы дали разрешение о допуске Сугробина к работам и документам под грифом "СС". Все прочие бумаги были подписаны ранее. Сугробин принял решение остаться инженером.
   
   - Нечего больше думать, - сказали Валентинов и Зверев вместе сразу после его возвращения, когда вышли покурить на общую территорию и Леонид доложился, что его место занято. - Оформляйся к нам. Хочешь к нам в лабораторию, хочешь к конструкторам. Мы отрекомендуем тебя.
  -- - Я решил, ребята, что буду конструктором. Образования у меня хватает и опыт есть. Рекомендуёте. И стал конструктором
   Рекомендаций у друзей хватило на встречу с начальником отдела, крупным мужиком Владимиром Чириковым, который предложил Сугробину должность рядового с начальной зарплатой.
   - Твой послужной список ничего мне не говорит. Поработаешь, посмотрим, решим, - сказал Чириков.
   - Что ж, - подумал Леонид. - Когда - то в Кыргыстане я шёл на рядовую должность, имея за плечами любительский опыт проектирования аэросаней. Сейчас умею многое. И терять мне нечего. Жизнь снова начинается с белого чистого листа, но не с нуля.
   - Идёт, - сказал Сугробин. - Но прошу не препятствовать моему движению вперёд.
   
   Лишившийся на заводе своего места, Сугробин был как бы обиженным верхами и главный инженер, поворчав для порядка, подписал ему бумагу о переводе на работу в СКБ. Сугробин стал проходить на территорию через другую дверь.
   
   - Мне думается, что напрасно ушёл. Я предполагал тебя начальником цеха поставить, - сказал Каминский, когда Леонид зашёл попрощаться.
   - Что ж долго думал, - усмехнулся Сугробин. - Если ты считаешь себя передовым по взглядам, то думать надо быстрее. Я из - за тебя три года производственно - руководящего стажа потерял.
   - Ладно, ладно. Не забывай.
   
   - Рад, что ты выполняешь свои планы, - сказал Юрий Дмитриевич. - Теперь мне тебя уже не заполучить. А то, что пошёл в рядовые, так многие толковые так поступают и находят себя. На прощанье в домино сыграем?
   - Пусть лучше со мной кофе попьёт, - взяла под руку Леонида Валя Аркадьева. - Совсем ведь уходит. Там за городом корпуса для них в таком темпе строят, что уедет скоро СКБ с нашей территории. Пойдём, дружочек, в мой уголок.
   
   Пока "кадры" в СКБ оформляли приказ о зачислении, Сугробин взял рукопись об армейских приключениях и поехал навестить Костю Халаева. До города Павлова, в котором делали всесоюзно известные ПАЗики, было семьдесят километров. Костю он нашёл на машинном дворе громко разговаривающим с механиком.
   - Вон он, с механиком ругается, - показал Леониду вахтёр у ворот, когда он спросил, где ему найти Халаева.
   - Лейтенант Халаев! - сказал Сугробин в спину товарищу по оружию. - Прекратите склоку, когда к Вам нежданный гость обращается.
   - Лёнька, чёрт! - крикнул Халаев и полез обниматься. - Какими ветрами? Надолго?
   - Пока не прогонишь.
   - Ладно. Сейчас распоряжусь, и двинем на природу. Ты, Петрович, - это уже к механику, - сделай всё, что я сказал. И покомандуй тут за меня. А я с лейтенантом Сугробиным отбуду. И возьму ЗиЛ. Выпиши мне путёвку.
    Халаев пригласил Сугробина в свой небольшой кабинет, снял спецовку, вынул из сейфа какой - то металлический сосуд и сказал -
   - Давай Сахарову позвоним.
   Через полчаса Халаев за рулём, а Сахаров и Сугробин рядом с ним в кабине ЗиЛа переезжали реку Оку по плашкоутному мосту. Узкая асфальтовая дорога повела в заокскую равнину через Тумботино, в сосновые леса. Километров через десять машина вильнула на лесную песчаную дорогу и выскочила на крутой берег длинного изогнутого озера. Среди деревьев виднелись строящиеся домики.
   - Турбаза строится, - пояснил Халаев.
   
   - Как здорово, что ты приехал, - сказал Сахаров, листая рукопись. - И книгу добротную написал. Только зачем все характеристики Речкина про замполита записал. Неудобняк.
   - Да не бойся. Рукопись всего в пяти экземплярах. Размножать ваши партийно - политизипрованные журналы отказались. А это значит, что и ни одно издательство не возьмёт. А самиздатом я заниматься не буду. Я и так в ЦК письмо отправил о перестройке социализма.
   - Письмо в ЦК!? - повторил подошедший от костра Костя. - Как ты, Сахаров, думаешь по поводу этого заявления. Не оставить ли нам его в лесу и забыть про знакомство. Его таскать начнут и про нас не забудут.
   - Нет уж, - ответил Сахаров. - сначала вино выпьем и уху съедим. А после пусть таскают. Кто в такой части вместе служил, тот не забудет друзей. Как можно забыть такой день, когда к нему Нина приехала1 Как она, кстати?
   - Пока всё отлично.
   Ребята пробыли на озере до темноты. На ночлег Леонид остановился у Халаева. Они сидели за бутылочкой и разговаривали до рассвета. Жена у Кости тоже не спала и читала повесть, отыскивая в ней следы возможных измен мужа.
   
   В конструкторском отделе Сугробин встретил несколько шапочных знакомых, осмотрелся и встал за кульман. Согласно графика, нарисованного когда - то Степаном, ему отводилась по оси ординат только работа. Ему шёл тридцатый год. И вокруг него были молодые люди, набранные за последние годы из ВУЗов, окрестностей и привлечённые из "закрытых" городов.
   - Вот тебе задание, - сказал начальник бригады Владислав Андреевич Удалов, молодой человек на два года старше Сугробина и перешедший из Арзамаса - 16.1 - Успешная работа будет твоей визитной карточкой.
   Сугробину предлагалось создать конструкцию устройства, падающего с большой высоты, принимающее команды с земли и сообщающее все параметры своего полёта на землю. И издающее "последний писк" при соприкосновению с поверхностью земли. Устройство должно было работать при внешнем атмосферном давлении от 5 мм ртутного столба, при температуре от минус 50 градусов до плюс 50 , выдерживать перегрузки...
   В лаборатории, куда отправился Леонид с заданием на разработку конструкции, его встретил Василий Васильевич Суматохин, начальник группы и ровесник Владислава Андреевича.
   - Вот, смотри, - показал он на настольный макет прибора. - Всё работает, но в термокамере не стоит. Здесь генератор (показал Василий на закрытый алюминиевый кубик) сам как печка. Всё надо охлаждать. Но вентилятор не поставишь. Внутри прибора должно быть нормальное давление, иначе при высоком напряжении всё сгорит. Уже пытались внедрить всё это в корпус. Не получилось. И ещё, - договорил Василий, - СВЧ часть сделана набело. От неё танцуем и остальную схему компануй по условиям, чтобы общий объём не превышал заданного. В схеме впервые в нашей конторе применены интегральные1 микросхемы и ты будешь первым, который поставит их на печатную плату. В общем, аналогов нет, списывать не с чего.
   Жизнерадостный и улыбающийся, с выпирающим чувством юмора, Суматохин импонировал Сугробину. Ему долго помнилась его быстрая реакция на МВК2 по прибору. В схеме стоял диод с "фамилией" и назывался он "Кентавр". "А что такое "Кентавр"? - спросил член комиссии из столицы. "Кентавр, это полуконь, получеловек", - мгновенно отреагировал Васильевич. "Это я знаю",- смущённо произнёс комиссионер и вопросов больше не задавал.
   - Мы с твоим руководителем вместе учились. Только он подался в Арзамас, а я остался. И вот через десять лет снова сошлись, - знакомил Леонида с обстановкой Василий. - И весь коллектив моей группы молодой. Вот эти двое пришли нынче из университета, эти двое из политеха. И две девушки симпатюшки тоже нынче пришли. Смешливые и незамужние. Ещё ничего не понимают, во всё приходиться влезать самому. И их обучать. Сейчас для новой системы мы предварительные ТЗ получили. Начинаем прорабатывать. Работа интересная и связана с..., - Василий показал пальцем в потолок, что означало сверхвысокое небо. - Так что давай, сделаем этот прибор на мировом уровне, и он будет нам трамплином. Владислав Андреевич сказал, что отдал его в разработку самому опытному. И я чувствую, что он прав. Потому что ты первый из конструкторов, который пришёл разбираться в принципах работы электрической схемы. Вызывай меня в любое время и по любому вопросу. Василий Васильевич протянул руку, и они разошлись, довольные друг другом.
   
   Сугробин решил вопрос с теплом, отведя его от генератора на корпус через изобретённый им контактный пружинящий теплоотвод во всю плоскость генератора. Пружинность теплотвода позволяла компенсировать всю цепочку допусков сопряганмых деталей. А корпуса мощных транзисторов выставил наружу корпуса прибора. Обеспечение герметичности выполнилось десятком оригинальных уплотнительных замков. Конструкция была обсуждена у зам. главного конструктора и принята к исполнению. Владислав Андреевич передал в распоряжение Сугробина всю группу, и через два месяца документация была готова. Необходимость в приборе была велика, и первые образцы начали изготовлять по белкам.3
   Так в напряжёнке пролетело лето и половина осени. Леонид не смог вырваться в Ростов и Нина не настаивала, соглашаясь с его причинами. "Я всегда буду тебе рада", - говорила она при нечастых телефонных свиданиях.
   
   - Давай, Лёня, рассказывай. А то пельмени стынут, - дёрнул Леонида Зверев.
   Сугробин поднялся.
   - Сегодня у нас особый день, - начал он. - И что говорить о себе. Вы и так всё знаете. Как ещё в школе биографии рассказывали. "Родился, учился, сейчас не учусь". Так и я. Учился, женился, сейчас не женат. Я себя сегодня оцениваю по - другому, чем несколько лет назад. Тогда я был чистый романтик. Сегодня я циник - романтик сорок девятого размера.
   - Какого ещё сорок девятого размера? Не бывает, - засмеялся Сургутин.
   - Не бывает, но сорок восьмой я перерос, а до пятидесятого не дотянул. Шил костюм у портного, - пришлось пояснять Сугробину. - И нам всем по тридцать лет. Самые правильные из нас Зверев и Сургутин. Они родили детей и построили дома. Им осталось по завету ещё деревья посадить и вырастить. И их обязанности на земле будут завершены. Останется одно наслаждение. Ширяев ребёнка родил, а об остальном в его семейной жизнт сплошная темнота. А я ничем не порадовал ни родителей, ни страну. Семья распалась, работать начал с нуля. И мне известна древняя притча, в которой чётко сказано, что "в тридцать лет жены нет, и не будет".1
   - Не думай о жене и не прибедняйся с работой, - встрял Зверев. - Я слышал, когда был у главного, как докладывал Георгий Емельянович, начальник отдела, о приборе, сделанном Леонидом. При положительных испытаниях его на премию Ленинского комсомола2 представлять будут.
   - Любо, Лёня, любо, - прогудел Ширяев.
   - Стар я для этой премии, Володя. Если и будет премия, то без меня.
   - Авторитет заработаешь, - сказал Валентинов. - И не мешайте ему продолжать.
   - Живу в чужом доме. Накопил за это время полтора десятка предложений по улучшению системы под названием социализм, но сейчас вы едва ли будете под ними подписываться. Повзрослели, остепенились, имуществом обзавелись. Но почитайте. - Сугробин вынул из портфеля отпечатанный на машинке список предложений для ЦК и положил на тумбочку рядом со столом. - А лучше давайте выпьем за здравие и успех.
   - Хорошо сказал, - поднял стопку Зверев. - Я действительно не буду подписываться. А выпить могу. За то выпить, что надо работать и работать хорошо, не обращая внимания на тех, кто откровенный противник социализма и нашего государства. И чем больше мы сделаем сейчас, тем легче будет всё выправить потом. Я за это. А письмами там наверху камины растапливают, если они доходят. А то, что они не доходят, я просто уверен.
   - Твой батя тебя не одобрит, - сказал Леонид.
   - Он и не одобряет. Но он на пенсии и ему детей больше не воспитывать.
   - Давайте выпьем, - подитожил Ширяев. - Писать нет смысла. И разговаривать, ничего не делая, тоже нет смысла.
   - И это значит, что лучше пить вино, - вмешался Валентинов. - Я и предлагал всем выступить и за каждого выпить. Чем плоха жизнь! Хлеб есть, водка есть. Картошку сами вырастим.
   - Не грусти, - обнял за плечи Леонида Володя Зверев, когда они курили на кухне. - Пять лет назад мы были очень молоды и не всё понимали.
   - А сейчас всё понимаем?
   - Намного больше, как я сам осознал, - ответил Зверев.
   - Так, - сказал Сугробин. - "Так прощаемся мы с серебристой, голубой заветною мечтой. Флибустьеры и авантюристы - братья по крови горячей и густой".1 Не флибустьеры мы и не авантюристы уже. И даже "не кочегары и не плотники".2
   - "Пьём за яростных, за непокорных, за презревших грошевой уют...- запел Володя, не обращая внимания на сказанное Леонидом..
   - Я ведь отправил эти записки сразу после возвращения из армии. Зла не хватало смотреть и ничего не делать, - остановил песню Сугробин.
   - И что ответили?
   - Рано ещё. Года не прошло. А впрочем, как ты сказал, камин растопили сухими бумажками.
   - Это бы было самым хорошим для тебя. Помнишь, в 68 -м, "вражьи" голоса передавали, как тех пятерых или шестерых, которые вышли на Красную площадь протестовать против ввода танков в Прагу, осудили и сроки дали. Мы с тобой тогда тоже за выпивкой протестовали. И ведь какой случай Брежневу предоставлялся. Мог показать империализму "человеческое" лицо социализма и снова привлечь миллиарды униженных и забитых капитализмом людей на всех континентах. И вошёл бы в историю, как могучий политический деятель. А так останется в памяти одного поколения, как "мелкий политический деятель в эпоху Аллы Пугачёвой".3 Но нам сейчас пузыри пускать бессмысленно. Все пятнадцать миллионов партийцев повторяют за вождём каждое его слово и вместе с прессой кричат - "экономика должна быть экономной". И рвут от безхозяйственной экономики всё, что можно безнаказанно урвать. И плюнь пока на борьбу за настоящий социализм. Время не подошло. И. пойдём к ребятам. Они обняли друг друга за плечи и пошли в комнату, распевая во всё горло песню -
   "Капитан, обветреный как скалы,
   Вышел в море не дождавшись дня.
   На прощанье поднимай бокалы,
   Золотого терпкого вина..."4
   - А я теперь также как и Лёнька, молодой, одинокий, - докладывал хмельной Александр Ширяев. - Только он стопроцентный жених, а я семидесяти пяти процентный. В аспирантуру не поступил, и моя жена посчитала меня неперспективным. Дала отлуп и закрыла пацана от меня.
   - Ну, раз вы двое с Сугробиным разведённые, то вам скучно не будет, - хихикнул Сургутин.
   - Не скучно, конечно, но семидесятипроцентному без казённого жилья туго придётся, - посочувствовал практичный Валентинов.- Ему срочно одинокую с дитём и квартирой искать надо.
   - Бросьте вы меня жалеть. "Будут ещё девушки весною, будут ещё танцы карусели", - запел Ширяев Вовкину любимую. Тот уже перебирал струны гитары и включился в песню. "Это ничего, что мы с тобою, вот уже немного постарели".
   - А ещё лучше поступить, как тот деловой, - не унимался Валентинов. - Он родил, развёлся и женился на даме, у которой было трое детей и все от разных. И он платит двадцать пять процентов, а его жене платят семьдесят пять.
   
   "Люди меняются и становятся теми, кем могут стать". - сформулировал Сугробин чужую мысль, засовывая никем не прочитанные предложения обратно в портфель. Он ничего не сказал друзьям о Турчинской, Ему казалось, что любое слово может разрушить хрупкую надежду на эту нечаянную его любовь.
   
   11.
   
   С начальником отдела схемотехников Сугробин познакомился ещё когда работал в цехе; когда участвовал в выездах на природу вместе со Зверевым и Валентиновым. И появление Сугробина в рядах конструкторов Георгий Емельянович Рустайлин встретил с удовлетворением, пожелав успеха. Они поговорили наедине за жизнь и Емельяныч (так его называли друзья и близкие сотрудники, чтобы не мучить сложное имя и отчество) также как и Василий Васильевич, пожелал, чтобы он сделал хорошую конструкцию и путь будет свободен. "Strase frei, как говорят немцы", - улыбнулся Емельяныч.
   Образцы прибора были изготовлены и прошли заводские испытания. По откорректированой документации срочно изготавливались образцы для межведомственных натурных испыианий. Одновременно документацию отправили на серийный завод в Москву. Сугробина произвели в старшие инженеры.
   - Это моя новая должность. Я никогда не был старшим инженером. Был замом в цехе, начальником КБ, а старшим инженером, никогда, - сказал Леонид Владиславу Андреевичу, когда тот сообщил ему о его повышении. - Но как на Руси принято, с меня причитается. Только Чирикова ты сам пригласи.
   Как видишь, - сказал Чириков, закусывая коньяк долькой лимона, - я тебе дорогу не перекрываю. Вижу, что твои друзья давали тебе рекомендации не зря. Номинальный оклад в двести рублей уже неплохо. Поедешь в Москву внедрять своё изобретение в серию. У нас это первый раз с листа и в серию. А пока Владислав даст тебе новые задания на рассмотрение. Комплекс большой. Группе Владислава на разработку будет отдан борт.1
   - Тогда поднимем за знакомство, - разлил по стаканам Леонид.- Как говорится - у матросов нет вопросов, а у старшего матроса всегда два иль три вопроса.
   Они сидели и обмывали повышение Сугробина на кромке высокого берега над Окой в парке под народным названием "Нижегородская Швейцария", скрытые от прогулочной дорожки густыми зарослями кустарников. За рекой до самого горизонта раскинулась заречная промышленная часть города. Корпуса автозавода были совсем рядом. Остальное перемежалось с жилыми кварталами и скрывалось в дымке до самой Стрелки, отделённой от них тремя мостами. Солнце с запада светило прямо в лицо и коньяк в стаканах переливался янтарным блеском. "За старшего матроса!" - сказал Сугробин. Зарплата старшего инженера с премией равнялась его зарплате и тоже с премией как начальника КБ на заводе, и он был предварительно удовлетворён.
   
   Рустайлин и Суматохин рассматривали список сотрудников на включение в состав кандидатов на звание лауреата премии имени Ленинского комсомола.
   - Я написал всех, - сказал Василий Васильевич. - К сожалению, там два кандидата, которым по тридцать два. Это я и Владислав Андреевич. И тридцать Сугробину. Но если мы подадим заявку до весны, то Сугробин проходит.
   - Ты тоже проходишь, как руководитель творческого коллектива. А Владислав не проходит. И от конструкторов достаточно одного человека.
   - Тогда остаётся Леонид Иванович. Его можно записать замом руководителя творческого коллектива.
   - Наши верхи могут не понять. Только пришёл и сразу в лауреаты.
   - Но это он сделал конструкцию прибора. Макет никаких испытаний не выдержал. А образец, сделанный Сугробиным, всю механику прошёл без задоринки. Низы не поймут. Ко мне из КО начальник группы подходил и сказал, что если Владислава включат, а Сугробина нет, пойдёт в партком. Все в отделе видели, что всё сделал Сугробин. Да и мы с тобой это знаем.
   - Ну, низы в нашей системе поговорят и ничего не сдвинут. Сошлёмся на критический возраст, пообещаем дать ему группу и перспективу на потом. Мужик он умный, шуметь не будет.
   - Так - то так, - вздохнул Василий Васильевич, но тридцать лет ему больше не будет.
   - Такова жизнь. Кисмет!1 - закончил беседу Емельяныч. - У каждого своя судьба. Звёзды не светят сегодня в его сторону. Перепечатай набело и убери этого молодого сексуального разбойника, - ткнул пальцем Емельяныч в фвмилию Макса Воскобойникова в списке. - Жена здесь работает, так он ещё здесь же подружке её ребёнка заделал. А та сразу связь обнародовала. Может весь хороший коллектив зарубить. И список у Чирикова подпиши.
   
   Сугробин не видел и не слышал закулисных разговоров о нём. Он был в Москве в роли художника. Управление к совещанию готовило выставку достижений и Чириков направил его "размешивать краски"
   - Ты склонен порисовать. У нас художники заняты, и руководство попросило меня направить конструктора. Познакомишься с московским НИИ, с министерской гостиницей и с министерством. С тобой поедет референт главного со всеми бумагами. А ты поможешь, как можешь.
   - Неудобно будет перед художниками, - возразил было Сугробин. Но Чириков сказал, что пусть начальству будет неудобно, а мы извозчики - куда скажут, туда и повернём.
   - Ладно, - сказал Леонид. - Раз партия за всё в ответе, то нам всё нипочём.
   - Ты аккуратнее с партией. Не ровён час - замажут.
   - Так я газетный лозунг повторил.
   - Лозунг можно по - разному рассмотреть, - буркнул Чириков.
   
   Референт и Сугробин отметились в управлении на Большой Ордынке и отправились в гостиницу, располагавшуюся напротив сталинского высотника на Москве реке. Гостиница была явно не по министерству. В холле перед администатором собралась толпа приезжих человек в пятьдесят, и ждала до десяти вечера не шумя и не раздражаясь. Они с референтом съели первый ужин в буфете, погуляли по окрестностям, купили пузырь на вечер.
   - В командировке выпить по приезду как бы традиция, - пояснил референт Николай Васильевич, мужчина не первой молодости с значком "Заслуженный радист СССР" на лацкане пиджака.
   - Почему не заселяют? - спросил Сугробин. - Время десятый час вечера. Расчётный час с двенадцати дня. Какого беса они нас мордуют. И никто не пикнет.
   - Мы просто рано подошли.
   - Так это предложение, чтобы народ знакомился с Москвой. Так декабрь на дворе. Холодно, сыро, неуютно. Бардак это, Николай Васильевич, - сказал Сугробин. - А я то думал, что в этом министерстве всё образцово. И гостиницу можно было бы получше построить при наличии таких денег.
   - Ты Чехова читал?
   - Было время.
   - Есть рассказ у него про книгу предложений в станционном буфете. Так там на жалобу о плохой котлете была приписка: "Лопай, что дают!" Так и нам приходится брать то, что и как дают. А в прочем, как я думаю, - оговорился Николай Васильевич,- всем ведь ведал Берия. До пятьдесят третьего он не успел бытом заняться, а после него Хрущёв начал туалеты с ванной совмещать...
   Малознакомым говорить ни о чём не просто. Они сидели и молчали. Наконец, в половине одиннадцатого народ зашевелился.
  -- Пойдём поближе, а то определят ещё на десятый этаж, а это филиал в двух километрах отсюда,- сделал предложение Николай Васильевич.
   Они придвинулись к стойке. Администратор начала называть фамилии руководителей предприятий, командированные из которых устраивались в первую очередь. Фамилии нашего директора названо не было.
   - Как от .......ва? - спросил Николай Васильевич.
   - Среди первых, - ответила администратор.
   Мы протянули документы.
   
   Художник рисовал эскиз со слов Николая Васильевича, который Сугробин должен был перенести на планшет. Художник был недоволен таким помощником, но рабочие руки есть руки.
   - Ты представляешь, как крылатая ракета летит на цель, - спрашивал художника Николай Васильевич. - Вот слушай. Сначала она стартует в направлении объекта, который должна поразить. Корабль, например, который находится в трёхстах километрах от пусковой установки. И летит боевая сигара по прямой на небольшой высоте, копируя складки поверхности. Подлетая к цели и не обнаружив её по направлению полёта, она поворачивается налево до прямого угла. Не обнаружив цель, поворачивает направо. Цель в пределах ста восьмидесяти градусов обязательно находится. Ракета, невидимая локаторам, летит на цель. На критическом расстоянии поднимается вверх и пикирует на цель. Среагировать ни люди, ни техника не успевают. И всё это обеспечивает вот этот кубик ( Николай Васильевич показывает фотографию).
   - Понятно, - говорит художник. И Сугробину, - бери планшет и прочее. Перенесёшь эскиз в масштабе и раскрасишь.
   - Как художник, я зарабатываю деньги уже второй раз, - подмигнул Сугробин Николаю Васильевич, вспомнив,как рисовал плакат в Забайкалье..
   Через день прибыли два художника из Челябинска. Главный художник выставки повеселел и уже не смотрел хмуро на Леонида, подшучивал, давая ему очередное поручение. Челябинцы поселились в соседнем номере и в выходной день пошли в Третьяковку. Сугробин провёл весь день с ними. И это было его второе посещение знаменитого художественного музея. С художниками было просто, без напряга.
   
   Новый год Сугробин и Ширяев, два холостяка, созданных вновь стечением обстоятельств, отправились встретить на малую родину. С Турчинской они решили, что этот новый год они проведут каждый по - своему. "Мне надо отдохнуть, - каким - то извиняющимся тоном сказала она.- Много всего набралось и накопилось". Нину он сумел навестить в праздник Октябрьской революции, прихватив отгулы от напряжённой работы. Она не обрадовалась, как всегда его звонку, а на сообщение о приезде помолчала, прежде чем ответить, что рада. "Может, тебе мой приезд неудобен сейчас? - спросил Леонид. "Нет, нет, я жду, - быстро исправилась Нина и рассмеялась. - Не задумывайся. Ты моя любовь". Нина жила в университетском общежитии вдвоём с подругой. Сугробин был согласен погостить и в общаге с аспирантами, но Нина категорически сказала, что " её лейтенант" не может унизиться до студента, и даже не познакомила с местом своего обитания. Гостиницы перед праздниками опустели, и с жильём проблем не было. В Ростове было тепло. Оии прокатились на катере до Азова, Сугробин ещё со времён службы хотел посмотреть места, где Пётр 1 воевал для России Чёрное море. В Ростове обошли злачные места, где Сугробин не забыывал напеть блатной мотив "как открывалася ростовская пивная, где собиралася компания блатная...". Леонид делал предложение о знакомстве с родителями Нины, но не нашёл поддержки. "Рано ещё, - сказала она. - Они и так о тебе всё знают. Но не одобряют наших быстрых решений. Ты только что развёлся, я тоже недавно освободилась от штампа. Побудем независимыми. Может к новому году наша стабильность закрепится. Ведь я только второго года аспирантка, а ты начинающий инженер".
   
   У состарившихся ворот родительского дома его встретил недружелюбным лаем пёс серого окрвса, покрыиый блестящей густой шкурой.
   - Свои, Цезарь, - крикнул стоявший с метлой у молодого клёна, Иван Макарович. И подозвал собаку к себе. - Здорово, сынок. Как хорошо, что подъехал. Они обнялись. Собака радостно прыгала на обеих. - Татьяна завела летом. Говорит, с собачкой жизнь совсем другая. А я и так всегда думал, что у баб жизнь другая. Мужик у них должен быть, а собака так. Да что поделаешь. А жизнь идёт. Вон клён - то какой, а давно ли ты веточку в землю воткнул. Леонид подошёл к дереву, вытянувшемуся вверх вровень с коньком крыши. Ствол дерева на высоте груди он едва обхватил пальцами обеих рук.
   - Жизнь - это могучая штука, - сказал он, заходя на крылечко.
   - Опять холостой, - неодобрительным тоном сказал Иван Макарович, когда Леонид обнялся с мамой Тиной, и они присели на диван.
   - Не трогай ты его. - заступилась мама Тина. - Чего тебе больно надо. Внук и внучка есть. Дочка на постоянную жизнь домой приехала. Живи и радуйся. Шёл бы баню топить, чем ворчать.
   - Ладно, пойду топить. Только четвертинки у меня нет. Сходить в магазин надо.
   - Не надо ходить. Я привёз с собой, - сказал Леонид, доставая бутылку "Столичной".
   - Тогда совсем всё хорошо, и тратиться не надо, - сказал Иван Макарович, надел полушубок и вышел.
   Из школы пришла меньшая сестра Татьяна, уже перешагнувшая бальзаковский возраст, но выглядевшая моложаво и с морозца румяная на обе щёки.
   - Ой, малыш приехал! - радостно сказала она. И подошла целоваться не раздеваясь.
   - Разденься сначала. Застудишь парня - то, - остановила её мама Тина.
   - Он молодой, крепкий, - засмеялась Татьяна. - Вот у нас и компания на новый год. Никого приглашать не надо.
   Зазвонил телефон, который Леонид не заметил по приезде. Сестра подняла трубку, переговорила.
   - Поставили без очереди, как учителю, - сказала она, вешая трубку.
   - Очень хорошо. Валентину тоже поставили. Письма можно не писать. Цивилизация - это удобства. Вам бы ещё водопровод
   - Не вижу пока проблем. Колодец с прекрасной водой рядом. Одного ведра в день на всё хватает. Для бани десяток вёдер достаточно. Говорят, что насос можно поставить при большой надобности.
   - Нет проблем, нет и забот. - ответил Леонид.- Пойду помогу отцу в бане.
   
   Внуков Ивану Макаровичу не хватало и он грустил. И отец у него, и дед, и прадед и пра, пра, которых он знал по рассказам отца, всегда имели много внуков. А у него даже те, которые есть, далеко от него.
   - Непорядок какой - то в государстве, - ворчал он сам с собой. - Какое это государство, если семьи разбегаются. И сыновья с отцами в одном доме не живут. И дочерей по родительской воле замуж не отдашь. А бабы своевольные и вот одна дочь ничего не насвоевольничала. А семьи и детей нет, какое у бабы счастье. Эх, жизнь моя некудышная. Хорошо в баньку ещё смогаю ходить.
   Иван Макарович подкинул пару поленьев в огненную печь. Заскрипела дверь и в баню, нагнувшись, пролез Леонид. За ним протиснулась собака.
   - Кыш! Куда! - замахнулся на Цезаря Иван Макарович.
   - Да пусть побудет. Мне Джульба сразу вспомнилась. Та всегда от меня не отходила, когда я приезжал. Как топится? - спросил он, присаживаясь. - Покурю здесь. До помывки выветрится.
   - Кури. Чем сейчас занимаешься? Уж на которой должности за восемь - то лет работаешь. Да учился ещё. Из начальников ушёл. Думаешь в рядовых лучше. Так и будешь без жены, без детей, без дома. Татьяна вон поболталась почти двадцать лет, и вернулась к отцу. Ничего не наработала.
   - Так ты же сам хотел, чтобы с тобой дети были.
   - Я хотел, чтобы сразу, молодые оставались. И здесь гнездо вили, свою жизнь строили. А коль пошли счастья искать, то я хотел, чтобы нашли его, а не вертались, как "блудные" дети. Я ведь всем добра желаю.
   - И мы себе добра желаем. Не всегда получается. Сейчас я начал работать на том направлении, куда меня вело предчувствие. Ты ведь сам не раз говорил, что без божьего веления волос с головы не упадёт. Так!
   - Да так. Но в то же время я не переставал говорить, что "на бога надейся, а сам не плошай". Бог бездеятельных не одобряет. И скажи, сейчас бомбы что ли делать будешь?
   - Бомбы, отец, уже сделаны. Проблемы сейчас в доставке этих бомб по назначению и очень точно. Чтоб в "Белый дом" и никуда больше. Над этим и думают лучшие умы. И я, возможно, буду у них одним из многих помощников.
   - Не сладко будет нынешнему солдату. Ещё в шестнадцатом году, когда меня контузило, пушки немецкие так били по траншеям, что страшнее того ада и представить нельзя было. А сейчас...
   
   - Как твои? - спросил Ширяев, усаживаясь по удобнее за столик в общем вагоне скорого поезда. И не дожидаясь ответа, сказал: - Мои в трансе, когда узнали, что к ребёнку меня не допускают. Требуют через суд права добиваться. Я же думаю - разбавил еврейскую кровь славянской и пусть живут. Правда о происхождении моего сына прорвётся к нему. Ещё Сократ говорил, что "всё тайное рано или поздно становится явным". Так твои - то как? Я всё о себе.
   - У кого что болит, тот о том и говорит, - усмехнулся Сугробин. - Я тебя понимаю. Обидно. Не знаю, какая у тебя была любовь. Но я своей, народи она мне хоть полдюжины, отдал бы всю нежность и проявил всю возможную заботу. Но был наказан за настойчивость. И теперь окончательно убедился, что высшие силы сдерживают мои намерения о создании семьи и детей. А родители грустят, но смиряются. "Всё в руках божьих", - говорит отец и идёт к иконам креститься.
   - И меня также эти же силы оставляют одного, - вздохнул Александр.- Не верил я ни во что, а приходится задумываться.
   - Ничего, Саня. Если нам нечего терять, то и опасаться нечего. Вперёд и вверх!
   
   1970 год Жндрю Ллойд Вебер написал оперу "Иисус Христос - супер звезда"
   1970 год. В развитых странах началось промышленное освоение волоконно - оптической связи.
   1970 год. "Луна 16" доставила с Луны грунт. "Луна 17" доставила на Луну самоходку с аппратуроц. Аппарат "Венера 7" совершил мягкую посадку на планету Венера.
   1970 год. Проведена перепись населения. В СССР оказалось чукчей - 14000 человек ( всего народов Севера, Сибири и Дальнего востока - 131000). Цыган оказалось 170000 человек. А евреев 2151000 человек. По переписи 1887 года евреев в Российской империи насчитывалось 5200000 человек.1 Видимо, остались в Польше остальные.
   1971 год В СССР была запущена и заработала орбитральная станция "Салют" и осуществлён запуск на планету Марс космического аппарата "Марс - 3" и его мягкая посадка на планету.
   1971 год. В оркестре Олега Лундстрема появилась новая солистка Алла Пугачёва.
   1971 год С 30 марта по 9 апреля прошёл ХХ1У съезд КПСС.
   
   Субботин в год тридцатилетия известил о себе в новогодних поздравлениях всех своих друзей и хороших знакомых без исключения. Даже не забыл Катеринку, которая сравнялась с ним в опытах жизни, вышла замуж, жила в Братске и не напоминала Леониду, что он для неё единственный достойный. Руденко сообщил, что надоели холода, и он уезжает в Киргизию. Фомин Виктор родил второго ребёнка, работал на патронном заводе и начал строить дом. Клещёв прислал толстое письмо с вырезками своих публикаций. Крюков прислал фотографии дочерей и приглашал приезжать к нему, обещая представить ему ладную невесту, которая станет верной женой. Промолчали Чащихин, Петрович и Смирнов, а Симонов пропал совсем. "Каждый становится тем, кем должен стать...", - повторял не раз Леонид.
   
   111.
   
   "Дорогая моя столица, золотая моя Москва". Сугробин проснулся в гостиничной постели от ярких лучей апрельского солнца, попавших ему на лицо. Он вспомнил, что сегодня выходной и строчки вечной песни о Москве сами вошли в него, и он их произнёс громко и с чувством. На двух других кроватях, составлявших трёхместный номер, зашевелились коллеги. Один был "сексуальный разбойник" по определению Емельяновича, лвадцатипятилетний инженер Максимилиан Воскобойников. Он разработал для прибора усилитель низкой частоты и замещал Василия Васильевича, когда того не было по служебным причинам. Вторым коллегой был в номере Василий Васильевич Суматохин, начальник группы и человек, лишивший звания лауреатов и Сугробина, и Воскобойникова. Ни Сугробин, ни Воскобойников не поднимали вопрос о своих заслугах. Сугробин вместе с Суматохиным представляли прибор на смотр главному инженеру Главного управления в министерстве. Леонид подробно объяснял конструкцию и способы, какими он добился выполнения поставленных требований. А когда тот спросил, почему его нет в составе кандидатов на премию, улыбнулся и сказал, что возрастом не вышел.
   В этот раз они приехали на завод сопровождать внедрение прибора в серийное производство и осуществлять авторский надзор. Только что прошёл партийный съезд, и Москва освобождалась от рекламных транспарантов. Генеральным секретарём был подтверждён Леонид Ильич Брежнев. Первый секретарь горьковского обкома КПСС К.Ф. Катушев был избран секретарём ЦК. Москвичи ревностно следили за вождями, приходящими из провинции. Политизированный народ активно обсуждал решения и надеялся. Сугробин мало на что надеялся. После тихой встречи нового года он взял отгулы и двенадцатидневную путёвку за семь рублей и двадцать копеек в дом отдыха в Зелёный город1. Десять дней ежедневных четырёхчасовык лыжных прогулок вернули ему работоспособное настроение и поправили утраченное здоровье. Но осталось всё остальное: жены нет, жилья нет, лауреатство пролетело. Турчинская на женские праздники не приехала, как договаривались. И обещалась в утешение быть с ним летом, если Леонид возьмёт отпуск, поехать с ним на Азовское море к своим родственникам, где они будут одни, затерянные от всего мира. Что - то у неё в отношении Сугробина не ладилось. В Москву на завод он привёз с собой письмо от руководства, в котором назначался официальным представителем с правом подписи за главного конструктора всех технических документов. И надеялся не только провести в Москве длительное время, а привести в Москве в какое - то новое направление свои мысли и чувства.
   
   - И чего шумишь. Такая рань ещё, а он уже Москве гимны распевает, - открыл глаза Макс.
   - Он доволен. Вчера видел, какое внмание ему девушка из лаборатории оказывала, - сказал, приподнимаясь, Васильевич. - Я же говорил Емельянычу, что холостяков в Москву надолго посылать нельзя. Охмурят их москвички и оставят в Москве навсегда. Так нет, стоит на своём. Он разработчик конструкции, только ему поручаю.
   - Какой я разработчик! - разозлился Сугробин, вставая с кровати. - Всю неделю ты здесь жужжишь всем об этом. Если бы я был им, то был бы в списке лауреатов. А вы мне с Емельянычем только и сделали десять процентов прибавки к квартальной премии. И послали ответственным на завод. А сами завтра в Керчь на полигон. Вино пить крымское. Я б тоже мог на полигоне пооколачиваться, и за вредность прибавки получать. Удалова включили на лауреатство, но он точно по годам не пройдёт. Зачем так! И на Макса подружка в ЦК ВЛКСМ писать бы не стала. Жопы вы с Емельянычем, если по правде говорить.
   - Оставь ты его, - вяло сказал Макс. - Мне уже всё равно. Ничего у меня с этой девушкой не было и ребёнок не мой.
   - Ну уж сволочью - то совсем не будь, - оборвал его Васильевич. - Сумел напроказить, умей и ответ держать, как мужик. О чём вы говорили друг с другом, когда трахались. Тогда бы и надо было договариваться. А сейчас ты как побитый щенок выступаешь. Она же сказала, что в суд подаст, как только родит.
   - Это её дело.
   - А тебе, Лёня, Емельянович обещал группу дать.
   - Он мне отпуск на июль обещал. А про группу ничего не говорил.
   - Испытания пройдут, и сделает, а не только скажет. И ладно! Завтра мы с Максом уезжаем. Ты за всех останешься. Эсвэчисты1 в понедельник подъедут, и ты им спуску не давай. А что сегодня будем делать?
   - Мне та девушка из лаборатории билет подарила в Большой театр. И я вечером в театре, - сказал Сугробин
   - Ох, повторюсь, что нельзя холостяков отправлять в Москву надолго. Осенью будем констатировать, что с задания Сугробин не вернулся, - с деланной весёлостью проговорил Суматохин.
   Коллеги молчали.
   
   - Вот оно, гнездо советского милитаризма, - показывал Сугробину снимок своего завода из космоса в зарубежном журнале Сергей Лагутин, руководитель конструкторской группы серийно - конструкторского бюро. - Смотри подпись. Так без перевода латиницей и написано - "гнездо советского милитаризма". - Уважают нас.
   - Действительно уважают, - полистал журнал Леонид.- И снимок хороший. Тебя бы ещё крупным планом изобразили, когда ты голову вверх задираешь. Вот бы похвастался перед ребятами.
   Ребята в группе были в возрасте за сорок. Невысокий армянин Эдуард Осепян, и высокий русский Виктор Данилин.
   - О!- воскликнул Данилин, когда Сугробин с Суматохиным появились в конструкторском зале. - "Горько в чане" приехали. Как жизнь в Горьком?
   - Какая может быть жизнь, если сам назвал место, откуда мы прибыли, горьким. Так и живём. Ни магазинов "Берёзка", ни дешёвых столичных рынков. По отъезде из столицы отводим полдня на её разграбление. Тем и живём недели две. А затем опять в командировку в столицу.
   - Н -да. Через таких мешочников, как вы, в центре не протолкнуться. Хорошо, что мы с краю живём, не замечаем.
   - В центр вы с Осепяном выпивать ездите, чтобы при доме незаметно было, - подначил Лагутин.
   - Ну. скажешь тоже, - возмутился Данилин.
   - А про кого стихи сложили, - не унимался Лагутин. - Слушай, Лёня. "По улице Неглинной идёт Данилин длинный. А следом Осепян, в руке несёт стакан".
   - Было один раз, было, - признался Осепян. - Но один только раз.
   
   - Вот что, Сергей, - сказал Сугробин на следующий день, когда все церемонии знакомств с заводом были закончены. - Я здесь осяду до выпуска заводом установочной партии. Есть просьба по пятницам или субботам обеспечивать меня билетами в Большой театр и в театр на Таганке. В остальные места я сам пробьюсь.
   - Я тебя познакомлю с культорганизатором СКБ, а надо будет, в профком сходим. Наш милитаристский завод уважают. Думаю, что всё тебе сделают. Встречу Сугробина с культорганизатором и засёк остроглазый Суматохин.
   
   Сугробин прожил в Москве до дня сталинской конституции в декабре месяце. Он не раз читал эту тоненькую книжечку и считал её лучшим документом из подобных. Надо было совсем немного: довести социализм до уровня её статей и перевести на законодательную базу. Но вверху почему - то считали, что социализм построен.
   Леонид выписывал командировки на двадцать дней. По окончанию срока возвращался, оформлял новую командировку и, побыв в Горьком два - три дня, возвращался в Москву. Соквартирник Слава едва успевал перекинуться с ним несколькими словами. Завод для удобства в работе поселил его в полукилометре от завода в гостевой комнате при ЖКХ, и он стал почти москвичом. Всё СКБ его знало, знали технологи в механическом и выпускном цехах, офицеры военной приёмки вежливо раскланивались. Для ускорения освоения, из Горького поставили десять комплектов деталей. Детали подвергались входному контролю. Несоответсствия с документацией хватало. Руководство завода, придавленное сроками, давало сообщения в Главк. Оттуда бумага шла в Нижний, а из Нижнего к Сугробину. Сугробин требовал направить к нему солидного представителя от производства для решения вопросов на уровне. В итоге приехал зам. главного инженера по производству Виталий Фомич. Крупный седой мужик, добродушный и улыбчивый. Был призван в армию в сорок четвёртом семнадцати лет и успел повоевать танкистом. У него подрагивала правая рука, и он долго ставил перо на бумагу, прежде чем мог поставить подпись.
   - Что у тебя, Леонид Иванович? Заколебал тебя завод.
   - Мы сами себя заколебали, Фомич. На сопроводиловках везде штампы ОТК стоят, а у здешних контролёров десятки несоответствий. Сплошной неудобняк. Я всё пропущу, но пусть приезжают наши контролёры, ведут совместную проверку и оправдываются.
   Виталий Фомич звонит начальнику механического цеха.-
   - Слушай, Федя, пришли мне какую - нибудь б... из ОТК сегодня же.
   - Фомич, а тебе какую прислать, белую или чёрную.
   - Если хочешь, обеих присылай, но чтобы завтра утром были на заводе.
   Наутро прибыли двое женщин и неделю под водительством Фомича перепроверяли детали. Фомич не видел препятствий в таких делах. Рассказывали люди. В Ленинграде проснулся он после вечерней выпивки и на Невский. А все заведения спиртным торгуют с одиннадцати. Заходит в кофейню.
   - У вас коньяк есть?
   В стране постоянно - действующий этап борьбы с пьянством.
   - Коньяк только с одиннадцати.
   - А кофе с коньяком?
   - Кофе с коньяком есть.
   - И сколько коньяка на одну чашечку отливаете?
   - Пятнадцать граммов.
   - Мне, пожалуйста, десять чашек кофе с коньяком. Только кофе отдельно, и коньяк отдельно.
   
   В сборочном цеху пожилые радиомонтажники с любопытством и интересом рассматривали микросхемы и печатные платы, на которые им предстояло их распаять. Микросхемы как четырнадцати лапые паучки, перевёрнутые вверх лапками, лежали на чистом полотне. Технологии на работу ещё не было. В чертежах было обозначено требование - распайку микросхем выполнять строго по ТУ на микросхему. ТУ тоже не было. Лагутин и Сугробин проводили техучёбу.
   - Сначала надо приклеить микросхему через прокладку к плате, ориентируя её по ключу на плате и микросхеме. И так, чтобы все лапки легли на контактные площадки платы. Паять паяльником мощностью н более 30 ватт с заострённым жалом. Паяльник с припоем кладётся на лапку и держится одну секунду. И так все четырнадцать лапок, - спокойно и неторопливо рассказывал Сугробин, как на занятиях в профучилище.
   - Тебе бы, Леонид Иванович, преподавать надо, - сказал начальник цехового техбюро.
   - Я и преподавал в нужное время, - ответил Сугробин. И к монтажникам, - Я у вас на заводе прописан до сдачи прибора. По всем вопросам через ваших технологов обращайтесь и я буду с вами.
   В СКБ в конструкторском отделе и в лабораториях спецы строчили извещения об изменениях конструкторской документации, исправляя недочёты разработки и подгоняя КД под особенности производства. Вносили свою лепту и разработчики, подбрасывая уточнения электрических схем и требования технических условий. Все изменения согласовывались представителем заказчика. Военные инженеры расписываться не любят в бумагах на изменения. И в начале работы по прибору отношения с ними были сложными. Они ждали результатов натурных испытаний и заключения МВК.
   Сугробин в первые же дни познакомился с начальником военной приёмки и ведущими спецами.
   - Я буду утверждать все изменения, как главный конструктор, - предъявил он письмо начальнику приёмки о данных ему полномочиях. - И предварительно я просматриваю все подготовленные извещения, прежде, чем они появятся перед вами..
   - Вот и хорошо, - согласились с ним военные. - Прибор срочный и такая постановка работы с вашей стороны будет положительна.
   
   1V
   
   В жаркий июньский полдень Рустайлин, Суматохин, Воскобойников и капитан второго ранга из военной приёмки их предприятия сидели на лавочке на горе Митридата и курили. Вчера состоялось заключительное заседание МВК, подписавшей заключение о испытаниях прибора с рекомендацией к серийному изготовлению. Хранимая для этого случая пятилитровая канистра спирта была выпита творческим коллективом разработчиков, комиссионеров и испытателей всех сторон. Утром каждый приводил себя в порядок по возможностям. Боевая четвёрка оказалась на горе Митридат.
   - Митридат1 был отважный воин с характером. Ему не грозила смерть, если бы он сдался на милость победителей. Но он предпочёл смерть и убил себя сам. И навсегда вошёл в историю, как герой. Не сделай он этого и едва ли бы мы, спустя два тысячелетия, вспоминали о нём. - Симпатичная молодая керчанка звонким голосом рассказывала группе курортников, любителей истории, к которым на центральной площади присоединились горьковчане, не знавшие как выветриться. - А ведь Митридат был молод. Ему было всего тридцать один год.
   - Васильевич, а ты ровесник Митридату, - сказал Емельяныч. - И тоже в историю входишь. Без пяти минут лауреат премии Ленинского комсомола. С тебя причитается. Особенно Максу. Правда, Макс.
   - Отстали бы вы от меня с этой премией. Лучше бы любовались красивой девушкой. Вся светится под солнцем и голос такой звонкий. Познакомиться бы с ней неплохо.
   - Вот сексуальный маньяк, - засмеялся Емельяныч. -Жена есть, любовница уже родила, а он за керчанкой приударить желает. Правильно мы его из списка изъяли.
   - А девушка действительно хороша, - вздохнул кап.11. Он зачем - то одел мундир и потел.
   - Всё. Пора в пивную, - подвёл итог Суматохин. - Раз разговоры повернули на баб, отвлечь народ можно только пивом с креветками. Народ вниз пошёл, к автобусу. Отставать не следует.
   В пивной на набережной они приняли по две кружки и пощёлкали креветками.
   - Работы кончились. Завтра автобус с аппаратурой и механиками домой отправим. И нам пора подумать об отъезде, - сказал Емельяныч, раздирая толстый хвост крупной креветки.
   - Рано ещё. Денька три на пляже покувыркаемся и поедем.
   - Я не предлагаю лететь немедленн, - сказал Емельяныч. - Предлагаю сейчас сгонять в аэропорт, узнать расписание, а может и билеты прикупить. А вот и такси остановилось. Емельянович легко снялся с места и через мгновение махал рукой остальным, - всё путём, поехали.
   Такси остановилось в стороне от входа в аэровокзал, но перед выпендрёжной кафешкой, откуда лилась тихая музыка, и веяло прохладой. Макс, вышедший первым, нырнул в кафе и торжественно шёл к остальным.
   - Там сурожский портвейн стаканами и бутылками. Сколько можно спирт глотать. Вчерашнее дело надо облагородить.
   Скольким количеством портвейна они себя облагораживали, никто не помнил. Никакого расписания они не посмотрели и билеты не заказали. В часть их привёз Макс, оказавшийся твёрже остальных. Не забыл прихватить он и "Сурожского". И уже заполночь проснулся и прихлёбывал из бутылки, откинувшись на спинку кровати. Близился рассвет, быстрый на юге, как и вечер. Засопел и зашевелился Емельяныч, открывая глаза и удивлённо оглядывая комнату.
   - И давно мы дома?- спросил он.
   Макса понесло.
   - А как из Иванова (первое, что пришло ему в голову) прилетели, так сразу в часть, домой.
   - Какое ещё Иваново?
   - А ты что, не помнишь. Сам настоял: "Летим в Иваново и всё". "Зачем в Иваново? " "Надо!". Вот втроём и полетели. Моряк отказался. А ты погулял в аэропорту Иванова, подумал и сказал: "Летим обратно. Ошибся". Хорошо, что рейс обратно сразу шёл. Сели в самолёт и обратно в Керчь.
   Георгий Емельянович задумался. Приподнялся Суматохин, молчавший во время разговора. Макс подмигнул ему и приложил к губам палец: "Молчи!"
   - Дай - ка бутылку, - попросил Емельянович. Отпил большой глоток и засмеялся.
   - А в Иваново - то зачем? Никогда там не был и дела никакого не имел.
   - Наверное, потому, что Иваново город невест, а Керчь город моряков. Моряки поднадоели. И потянуло к невестам, - очень серьёзным рассудительным тоном сказал Суматохин.
   Емельяныч отпил вина и снова рассмеялся.
   - Ну и ладно. Все дома, все целы. Ни перед кем оправдываться не надо. Да и у нас полная победа. Леониду Ивановичу в Москву надо с утра телеграмму дать, порадовать.
   Ребята так и не сказали ему, что был импровизированный розыгрыш. И он не раз ещё хмыкал и предупреждал при случае своих сотрудников, чтобы в "Иваново" не летали.
   
   
   
   
   V
   
   В таких командировках какая была у Сугробина, можно любому человеку было жить по - разному. И жили по - разному. В пиковые моменты на заводе собиралось до восьми человек разработчиков одновременно для решения вопросов своей узкой специализации в комплексе. Было шумно. Три гостевые комнаты при ЖЭКе гудели от перенапряжения. Напряжения на работе хватало. Приходили поздно, жарили московское дешёвое мясо и заедали им "наркомовские" граммы. спирта. По утрам в выходные долго спали и медленно жили. Любители - картёжники расписывали пульку и сидели целыми выходными днями в сигаретном дыму под лёгким кайфом. В соседнем гастрономе продавался шестидесятиградусный пуэрто - риканский ром. Напиток крепкий, очень приятный на вкус и по цене водки. Макс, чтобы не напивались, установил правило, чтобы наливали по ниточке тем, кто объявит "восьмерную" игру и выше. Сугробин вернулся из театра в один из воскресных вечеров и застал громкий хохот игроков и болельщиков. Коля Мартынов, инженер из лаборатории СВК1, держал карты рубашками к себе и заказывал "восьмерную".
   Сотрудники. прибывали и убывали. Леонид был практически постоянно. Полушутливые предположения Суматохина о том, что он найдёт москвичку и останется в Москве, были безосновательны. Он не ставил себе такой задачи, потому что внутри его жила ростовчанка. Но "Ростов на Дону. До востребования" и телефон завкафедрой были единственными ниточками, связывающей его с миром любви и страстей. Ниточки были тонкими. Она уже два года училась в аспирантуре в Ростовском университете и работала лаборантом на кафедре.
   - Быть научным работником для женщины самое то, - сказала она.- Через три - четыре года сделаю кандидатскую и возьму тебя к себе. Не пропадай.
   Он не пропал. Но Нина оставалась "девушкой без адреса".
   - Как у нас Азовское море? - позвонил Сугробин, оформив отпуск на начало июля. - Я могу поехать к тебе прямо из Москвы.
   - Всё хорошо. Я тебе дам телеграмму, когда тебе подъехать, чтобы мы сразу поехали на море.
   И подала. " Милый Лёня! Я пропадаю без тебя, но ничего не могу поделать со своими желаниями. Дали на кафедру две туристические путёвки в Югославию. Я так давно хочу побывать за рубежом. Не устояла. Прости. У нас всё впереди".
   "Твою мать! - только и сказал Леонид и скомкал в кулаке листок телеграммы.
   - Не бери в голову, - сказал ему Сергей Лагутин, которому он пожаловался на судьбу. Сейчас пойдём в профком и дадим тебе путёвку под Москву. Наши профсоюзы созвонятся с вашими профсоюзами, и они договорятся, как компенсировать путёвки. Отдохнёшь, и всё рассосётся.
   Сугробин был зол. Здравница была переполнена очаровательными москвичками.
   
   Желание Сугробина быть в Большом театре исполнилось. Он получал билеты на все спектакли, которые хотел увидеть. Ю.П. Любимов в театре на Таганке ставил "Пугачёва" по поэме С. Есенина с Вл. Высоцким. Сугробин отметился и там и увидел "живого" Высоцкого, становившимся неофициальным кумиром всего народа. "Покажите мне этого человека...", -хрипел Высоцкий, вырываясь из удерживающих рук. А императрица игриво касалась пальчиками выпуклостей на мужских рейтузах, проходя мимо строя бравых императорских гвардейцев. "Быть или не быть?", - тем же хриплым голосом допрашивал Высоцкий ошалелую публику, изображая Гамлета таким, каким представлял его Сугробин. Не пропускал Леонид и другие театры и концерты, музеи и стадионы. В кинотеатре "Иллюзион", располагавшимся в сталинской высотке на Москве - реке у впадения Яузы, просмотрел многие иностранные фильмы, не пропущенные в нашу страну. В зале сидел переводчик с микрофоном и переводил синхронно. И даже прокатился с Суматохиным на ""американских" горках, только что появившихся в ЦПКО им. Горького, для чего пришлось отстоять длинную очередь. Центр города в пределах Садового кольца стал хорошо знаком и наглый таксист не мог увезти его в другом направлении от заказанного адреса. С навестившим его Чириковым они выпивали в сквере напротив кинотеатра "Ударник". Ухоженный элитный сквер вдоль рукава Москвы реки, казалось, не допускал вольностей. Но на дорожке у постриженных кустов стоял чисто одетый человек и большим пальцем показывал за скамейку. "Он же нам на стакан показывает" - воскликнул Владимир. На ветке действительно сверкал чистый вымытый стакан. Они разлили и выпили, оставив человеку чуток в бутылке. С Максом Леониду нравилось заезжать в бар при ресторане "Арбат". Там подавали виски "Длинный Джон" и они сидели часок - другой у стойки, повторяя по пятьдесят граммов. С Лагутиным пару раз ездил на дачу с ночёвкой. И познакомился с десятками москвичей, работавшими на заводе, которые все были приветливые, всегда выражавшие желание помочь, искренне вникнуть в заданный вопрос. И огромный город, вызывавший некоторые опасения в провинциале своим величием и "швейцарским"1 презрением, стал понятнее, ближе и теплее.
   
   "Жаркое лето, играя, дней пронесло хоровод. В речке сверкал, погибая, таял полуночный лёд"2. Прошли весна, лето и заканчивалась осень московских дней Сугробина. Он не писал и не звонил в Ростов. Он давно знал предназначенную ему жизненную линию. Но ему хотелось верить, и он верил в короткие отрезки счастливых дней. Иногда встречался с братом Валентином Ивановичем. Он защитил докторскую диссертацию и был приглашён в Москву главным инженером Главка. Всё лето Валентин Иванович жил в гостиницах в ожидании квартиры.
   - Ищи москвичку, - не удержался и Валентин Иванович от стандартной фразы. - Я хоть и приглашал тебя в Нижний, но жизнь идёт, и предназначено мне жить в Москве. В Горьком один останешься.
   - За меня решает провидение, - ответил ему Леонид. - Иногда приходит мысль, что надо было остаться в Бурмундии. Потому что где-то в неведомом подсознании колышется беспокойное чувство, что человек счастлив в жизни только в единении с природой. Забрать туда родителей надо было и быть счастливым. Знаешь, какие они старенькими стали. Хорошо, что Татьяна вернулась. Но она одинокая женщина и ей тяжело.
   Брат молчал. Он ведь был старшим братом и главным ответственным за стариков.
   
   Прибор Сугробина прошёл натурные испытания на керченском полигоне. Завод в октябре выпустил установочную партию, а в декабре ЦК ВЛКСМ утвердил премию шестерым разработчикам. Удалов по возрасту не стал лауреатом, и ему была наградой грамота ЦК комсомола. В декабре уходящего года на предприятии для концентрации творческих сил на создания нового поколения спенциальной измерительной аппаратуры по траекторной отработке специальных летательных аппаратов было создано дополнительное подразделение, подчинённое заму главного конструктора. Руководителем был назначен Рустайлин Георгий Емельянович. И в конструкторском отделе была проведена реорганизация. Отдел разделили на два отдела. Сугробин получил нового начальника и должность начальника бригады с номинальным окладом в 240 рублей. И получил в разработку комплект приёмо - передающей аппаратуры для комплекса. Вместе с премиями заработок вышел за триста рублей. Спустя десять лет Сугробин приблизился к сумме, которую зарабатывал, служа преподавателем.
   
   На заводе освоение прибора в сжатые сроки отметили небольшим банкетом, на котором Сугробина наградили букетом белых крупных хризантем. Прибор выпускался почти до падения советского строя и Сугробин ещё не один год выезжал на завод для решения возникающих вопросов. И всегда встречал дружеское, приветливое отношение к себе.
   
   
   
   V1.
   
   Нина Турчинская ждала на новый год Сугробина. Летом им не удалось встретиться из-за загранпоездки Нины. По возвращению она неоднократно назначала себе сроки на поездку в Москву. И всё никак не получалось, а может, не хватало собственного наплыва желаний и былой безрассудности. Той самой, с которой она полетела в казахстанские степи к единственному обозначенному милому Сугробину, который кинул ей телеграмму со словами любви. Как и те несколько дней в горьковской гостинице, когда ей всё казалось легко и просто, А вернувшись в Ростов вдруг осознала, что они после своих ранее наделанных ошибок оба ещё совсем никто. Она начинающая аспирантка, а Леонид рядовой инженер И никто из них не может полностью отдать себя другому. Даже материально помочь толком не может. Правильнее всего им надо было собраться с духом, объединиться и уехать на чистое место. Туда, где бы они были нужны, где бы у них был свой дом. И начать жизнь сначала. Но как на это оказалось трудно решиться. Она почувствовала перспективу в университете. Он нашёл настоящий интерес в новой работе. Она любит свой южный край, а он свой север. И как всё сложить и не повторять ошибок!? Он приехал на Октябрьские праздники на свидание к ней, любимый и желанный. А она отказалась встретить с ним Новый год и познакомить с родителями. Пригласила в отпуск на море и уехала за границу. Кто выдержит такое!? И Сугробин не писал и не звонил. Она понимала его. И понимала себя. И думала, что время всё поставит на места. И время поставило. В загранку её пригласил молодой доктор наук, начавший оказывать ей знаки внимания с первого дня появления её на кафедре. И он был всё время рядом, а Сугробин далеко. И он был доктор наук и руководитель её кандидатской темы. И был всего на пять лет старше Сугробина. Нина решила не проходить мимо доктора наук. И пригласить Сугробина на новый год. Она знала, что любит Сугробина и уйдёт от него в любви.
   
   Она украсила свою отдельную комнатку новогодними блёстками и гирляндами, приготовила свечи и шампанское. Аспирантка третьего года обучения оставила общежитие и сняла комнатку в частном доме со всеми удобствами. И вот оно, последнее счастливое тридцатое декабря. "Совершил посадку самолёт рейсом.... из Горького", - громыхнуло объявление по радио. Нина стояла у выхода с лётного поля. Вот он, её Сугробин, размахивая портфелем из жёлтой кожи, летит к ней впереди остальных пассажиров. "О, моё счастье!" - говорит Нина, обнимая его.
   Сугробин, не видевший Нину более года, летел с двойным чувством. Он рассчитывал на худшее. Но он любил Нину и надеялся на лучшее.
   - Как прелестно! - сказал Леонид. - Так ты всё ещё любишь меня. А я, грешным делом, задумываться начал. А теперь не думаю. Я прилетел на пять дней и никуда из твоего уголка не пойду. Сейчас идём по магазинам, покупаем еду, вино, отключаем звонок и закрываем двери. Идёт! И я уже начальник бригады и наполовину могу содержать тебя. И это отметим.
   - Идёт, мой лейтенант!
   - Это наша последняя встреча, мой лейтенант, - сказала Нина в ответ на слова Сугробина, что ему пора укладывать портфель.
   - У меня появлялось такое чувство, - ответил Леонид.
   - Я люблю тебя, и не хотела, чтобы наша любовь оборвалась недоговорками и непонятными обидами. О, господи! Какая я была счастливая, когда ты был лейтенантом, а я девчонкой на распутье, - слёзы брызнули из её глаз. Сугробин наклонился и прижал девушку к себе. - А сейчас мне двадцать семь и я совсем, совсем никто. Даже с университетским дипломом на право преподавания истории в школе. И такие трудности с защитой диссертации у историков. У нас с тобой не хватило решительности бросить всё старое и начать всё заново в далёких краях. А сейчас я решилась расстаться с тобой ради успеха. Ещё неизвестного успеха.
   - Даже если я единственный и неповторимый.
   - Да. Ты единственный, ты талантливый, ты неповторимый. Я понимаю, что ты не пошёл обивать пороги редакций и стать полубродягой среди таких же не признанных будущих знаменитостей из-за меня. Ты вернулся в инженеры. Но здесь мне ждать твоих успехов нет времени. Пусть твоё сегодняшнее положение и соответствует положению среднего человека в нашей стране, я нуждаюсь в большем успехе. Я тебе говорю это, глядя в твои глаза, не скрываясь.
   Слёзы высохли на глазах, и Нина поднялась, не отпуская Леонида из рук.
   - Я люблю тебя и прощаюсь с тобой. Едва ли у тебя появится желание увидеть меня, чужую жену по расчёту.
   - Когда любовникам по тридцать, никто из них не знает, о ком думают они, находясь в объятиях друг друга. Мне хотелось верить, что ты думала обо мне.
   - Я всегда думаю о тебе.
   - Бедный профессор... Спасибо, милая, тебе за жестокую правду и смелость. Ты меня ударила своими словами как ножом, в самое сердце. Считай, что ты убила меня. Но тебе и ответ держать за убийство. Прощай!
   - Я с тобой в аэропорт.
   - Зачем?
   - Хочу до конца выпить свою мерзость.
   В аэропорту он зарегистрировал билет. Объявили посадку. Сугробин отошёл к цветочнице и купил две алых гвоздики.
   - Ты, несмотря ни на что, хочешь оставить меня с цветами? - удивлённо спросила Нина, протягивая руку к цветам.
   - Нет! Я кладу их на могилу нашей любви, - ответил Леонид и положил цветы на пол. Прощай!
   Сугробин сидел в самолёте и смотрел в иллюминатор на исчезающие за облаками ростовские поля и посёлки. Нина плакала в своей комнатке от душевной боли последний раз. Сугробину пришли из глубины памяти строчки Оскара Уайльда из "Баллады Редингской тюрьмы" об убийце любимой женщины:
   "Любимых убивают все,
   Но не кричат о том.
   Издёвкой, лестью, злом, добром,
   Бесстыдством и стыдом.
   Трус - поцелуем похитрей.
   Смельчак - простым ножом.
   Любимых убивают все.
   За радость, за позор.
   За слишком сильную любовь,
   За равнодушный взор.
   Все убивают, но не всем
   Выносят приговор".
   Спасибо, тебе, Нина! Ты отбросила жалость и ложь и ударила наотмашь. Не уподобилась тем женщинам, которые отдаются каждому по расчёту, и уверяют того единственного, к которому их действительно влечёт чувство, что он только один у них, один на всём белом свете. А ты, Нина, хорошая девочка, правдивая. Но, ударив меня, ты убила любовь в себе, и она кончилась этим прощанием в Новый год. Остались сексуальные потребности. И чему ты будешь учить своих детей. И ещё подумал Сугробин, что СССР встал на опасную тропу разрушения, если любовь начала меняться на расчёт.
   
   - Так - то, Зверев! И ушла моя последняя Любовь. Больше я ничего не жду и не имею мыслей о единственной женщине навсегда.
   Леонид и Володя сидели в доме у Зверева и добивали встречу Нового года. Жена у Володи с детьми гостила у матери. Сугробин приехал к нему прямо из аэропорта.
   - Такую встречу мы с тобой отметим по студенчески, - сказал Володя, обнимая Сугробина. - Пойдём в магазин, купим пельмени, селёдку, водочку. Сварим пельмешки с картофелем, вспомним юные года. Выпьем и закусим. И только после второй Леонид начал рассказывать о Нине всё по порядку, о чём своим друзьям никогда не говорил.
   - Знаешь? Чтобы сказать слово умное по такому поводу, надо ещё выпить, - сказал Володя и разлил водку. - Как говорят в Польше - "За здравье пань!" И чтобы не случалось с нами, без женщин жить нельзя на свете. Нет! Выпьем, и не держи долгую обиду. Ведь Всевышний создал Еву для Адама, а не наоборот. И женщины будут развлекать мужчин, воспитывать детей. А мужчины будут вкалывать, и строить социализм, коммунизм, империализм или просто свой удобный уголок. И так устроен мир, чтобы не говорили об эмансипации. И эмансипаторы круто лукавят, особенно, наши, социалистические. Они не хотят платить мужчинам достойную зарплату, на которую мужчины бы содержали семью. И заставили женщин вкалывать на самых тяжёлых работах, к примеру, путевыми рабочими, где прекрасный пол таскает рельсы и ворочает шпалы. Что остаётся от женщин после такой работы? И прекрасные в двадцать лет девушки, заставлявшие своей внешностью писать юношей стихи, к тридцати становятся ломовыми лошадьми человеческой породы, вместо того, чтобы украшать мужа и детей своим красивым и радостным существованием. Однако, заговорился. За здравье пань!
   Ребята стукнулись бокалами и выпили.
   - Ты прав во всём, Володя, что сказал. И всё-таки многие женщины горды и смелы, потому что думают, что у них на спине ангельские крылышки. А на самом деле, на спине у них только застёжка бюстгальтера.
   - А..., - протянул Володя и взял гитару.
   На лекцию ты вошла.
   И сразу меня пленила.
   И понял тогда, что раз навсегда
   Ты сердце моё разбила
   Всё косы твои, да бантики.
   Да прядь золотых волос.
   На кофте витые кантики.
   И милый курносый нос. (студенческая песня )
   
   
   - Давай диссертацией будем заниматься, - сказал Володя, отложив гитару. - Тебя не было, когда директор собирал актив по поводу установления предприятию статуса НИИ. Так он прямо так и заявил: "Я сделал всё, чтобы коллектив стал научным. Так что работайте, обучайтесь, остепеняйтесь. И дорога перед вами откроется широко". Я уже записался на курсы по философии и языку.
   - Большому кораблю..., - сказал Леонид. - А я, не имея семейных забот, пойду на вечерний юридический. Очень становиться трудно иногда без юридических знаний. Штатные юристы и адвокаты, получая зарплату от государства, отстаивают права государства, а не права граждан и попросту, если не лгут, то уклоняются от правды закона. Мне байку наш заместитель секретаря парткома Удалов рассказал. Приходит Некто в адвокатскую контору. " Скажите, - говорит, - имею ли я право..." Имеете, - не дослушав вопрос, отвечает адвокат. "А могу ли я тогда...,- спрашивает Некто. "Нет! Не можете", - отвечает адвокат, снова не дожидаясь вопроса.
   
   В отделе автоматизации и механизации завода из близких Леониду людей остались только начальник отдела Юрий Дмитриевич, начальник КБ и Валя Аркадьева. И когда Сугробин вошёл, на него посмотрели без интереса.
   - Давненько не появлялся, - поприветствовал его Юрий Дмитриевич, подавая руку - Слышал от кого-то, что растёшь вверх как на дрожжах.
   - Какие там дрожжи. Просто встал на полагающееся место по опыту и умению. Но работой доволен. И мысли и чувства мои в согласии. И если б не снимал квартиру, то и денег бы хватало.
   К столу подошли начальник КБ и Валентина.
   - Заприбеднялся, - сказал начальник КБ. - Мы ведь остались на прежних ставках. У Валентины как было сто тридцать, так и осталось. ОТиЗ жмёт и не думает, что сук под собой рубит. Хотя всем до той бабки "Фени". Замёрзло что-то в нашей жизни. И чтобы хоть немного заработать, на БАМ1 надо ехать.
   - Не прибедняюсь, но за квартиру плачу много. Валюшу, правда, прокормил бы, будь она моей. Но не соглашалась раньше, не соглашается и сейчас. Думай, Валя, думай. Я третий год, как свободный.
   - Чего сейчас думать, - улыбнулась Аркадьева. - Думать надо было, когда ты только появился. Пойдём, кофе, как обычно, угощу.
   Они присели в уголок, закрытый кульманом. Валя включила чайник, присела и улыбнулась ласково.
   - Не складывается житуха-то? Вот то - то и оно! Думаешь, любовь, а оказывается сексуальное влечение. Вот ушла бы я за тобой и сбой какой... И куда деваться. А так хорошо ли, сложно ли, а семья существует, и уже не думаешь о любви.
   Вода закипела. Валя поставила чашки и налила кофе. Сугробин сделал глоток ароматного напитка и смотрел на Валю. Она ободряюще улыбалась.
   "Милая ты моя, - подумал Сугробин. - Милые вы наши женщины шестидесятых. Добрые, любящие, любимые, верные своим избранным мужчинам. Живущие в непрестанных заботах о детях, о достатке в семье и забывающие о своих женских слабостях и радующиеся тем небольшим радостям, которые выпадают в случае, когда мужчина попадается заботливый и понимающий. А если не так, то продолжают поддерживать покой и радость детей, выращивая детей такими же добрыми, честными, способными любить не только папу с мамой, но и свою Родину. И если на их жизненной дороге вдруг встречался человек, который и нравился, и к которому их притягивало никем ещё необъяснимое чувство, влекущее двоих именно друг к другу, а не к другим. То старались они это чувство заглушить, опять же сберегая покой людей, с которыми они связали свою жизнь. И если бы им рассказали, что спустя два десятка лет на почти божеский уклад страны в отношениях людей к семье и друг другу будет выплеснуто море разрушительной пены насмешек, презрения к самым светлым человеческим чувствам и призывающим жить одним мгновеньем, они бы не поверили. Они бы, наши женщины шестидесятых, отвергли кино и теле экранных див, рассказывающих с экрана о безморальной жизни. И со смаком рассуждающих на всю страну о том, что лучше: целую неделю жить с одним мужчиной или менять двоих через день, или брать каждый день нового. Люди шестидесятых, кроме партийных лживых моралистов, не были ханжами, но и бесовскими распутниками не были. Партия брала на себя все грехи поколения, провозгласив лозунг, что "партия за всё в ответе". И разложила, подготовила почву для разгула всех античеловеческих чувств и деяний к девяностым годам. Предатели, фарисеи и просто сволочи отдали страну на растерзание, а вас на позор и на стыд, потому что заполонили ваши внучки бордели всего мира.
   Конечно, проститутки под разными названиями были всегда и везде. Но когда женская составляющая страны состоит из блядей и проституток на все девяносто процентов, это уже такой перебор, что вянуть нечему. Женщины шестидесятых были скромны в своих сексуальных воплощениях и страстные бесконечно, когда верили в любовь. Они были настоящими женщинами и любили их мужчины по настоящему.
   И пусть воздастся по заслугам тем, кто привёл страну к последней черте!
   .- Пей кофе и не смотри на меня так, - сказала Валя. - Всё равно ничего из меня не высмотришь.
   - Отчего так строго? Скоро наши свидания на заводе закончатся. Директор и производство уже переехало в новые корпуса. И только телефоном можно будет увидаться.
   - Ладно, иди, - сказала Валя. - Я позвоню.
   
   V11.
   
   По стране и миру шёл 1972 год.
   В этом году было жаркое засушливое лето. На всей европейской равнине Советского Союза от ледовитого океана до южных морей горели леса, болота, торфяники. Дым не рассасывался месяцами.
   На сцене шахтёрского дома культуры в Коми АССР дал первый сольный концерт Валерий Леонтьев.
   Свершилась первая публикация романа Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита" в журнальном варианте.
   Владимир Высоцкий из актёра театра и кино и сочинителя юмористических стихов и песен стал неформальным политическим лидером страны. Стал явлением необыкновенного влияния стиха и музыки на все слои общества и страну в целом.
   Умер учёный палеонтолог, геолог и талантливый писатель Иван Ефремов, лауреат Сталинской премии. До того был талантлив, что серьёзно рассматривалась версия о подмене личности Ивана Ефремова английским шпионом во время экспедиции в пустыню Гоби.
   В США и западной Европе достигла предельных высот сексуальная революция. Колонии "хиппи"1 заполоняли территории.
   В Китае достигла апогея "культурная" реврлюция.2
   Северный коммунистический Вьетнам с помощью сил ПВО СССР добивал южных коллаборационистов и американских интервентов, уничтожив всю боеспособную авиацию США.
   СССР разорвал дипломатические и хозяйственные отношения с Египтом и потерял самый стоящий форт - пост социализма в северной Африке.
   Американец Роберт Фишер отнял у СССР шахматную корону чемпионов мира, переиграв Бориса Спасского. Самого Спасского, не отдавшего в казну очень приличный гонорар в долларах, задолбали за проигрыш и за экономический подрыв страны. Он нашёл приют во Франции и в 1976 голу покинул Советский Союз. Это считалось одним из поражений Союза в "холодной войне".
   Состоялись первые встречи советских хоккеистов с канадскими профессионалами. Яркие победы нашей команды развеяли миф о "профи", как о чём-то недостижимом для простых смертных.
   
   Руководитель СССР Леонид Ильич Брежнев, задержавшись в кремлёвских апартаментах, на дачу не поехал. Посмотрел ночные новости по телевизору и прилёг на диванчике в кабинете. Но заснуть по хорошему не сумел. Ранний майский рассвет разбудил его от непрочного сна. Он посмотрел на розовеющий край восточного неба, надел спортивный костюм и вышел на соборную площадь. Настроение у него было хорошее. Перед майскими праздниками сразу две иностранные державы наградили его почётными орденами, значительно улучшив его парадный костюм. Полюбовавшись на царь-пушку, он прошёл к Спасской башне. Часовые отдали ему честь.
   - Прогуляюсь по Красной площади, - сказал он часовым. - А то в Кремле ежедневно, а по площади прогуляться не приходится. Как я москвичам завидую. Каждый день могут по площади гулять и любоваться.
   Брежнев был вежливый нешумный человек. Обслуживающие его быт работники души в нём не чаяли. Он вышел на площадь. Голубели ели у кремлёвской стены, блестели золотом кресты и маковки собора Василия Блаженного, на посту номер 1 у входа в мавзолей застыли часовые.
   - На Ильича давно не смотрел, - подумал живой Ильич о покойном Ильиче и двинулся к мавзолею. Но внимание его вдруг привлекло какое-то движение на лобном месте. Брежнев присмотрелся. Там стоял человек и, приложив руку ко лбу, всматривался внимательно в разные стороны. Брежнев подошёл к лобному месту и спросил -
   - Куда это, мил человек, ты глядишь? Что высматриваешь?
   - Да смотрю я, товарищ Генеральный секретарь, где жить хорошо.
   - Ха, ха! - рассмеялся Ильич. - Хорошо там, где нас нет...
   - Вот я и смотрю, пытаясь отыскать местечко, где "вас" нет! - ответил человек.
   - Так это ж поговорка такая, - смутился Брежнев.
   - Очень уж она на правду походит, - ответил человек и пропал.
   - Вот же, чёрт, приснится ерунда, - проговорил Леонид Ильич, поворачиваясь на диване и рукой смахивая капельки мелкого пота со лба.
   Страну меряло время, названное позднее временем застоя.
   
   "Доченьки, доченьки, доченьки мои. Где ж вы мои ноченьки? Где ж вы, соловьи?" Звучала проникновенная песня Александра Вертинского с долгоиграющей пластинки и наполняла комнату в доме Володи Зверева. Сам Володя сидел на диване и развлекался с девчушками пяти и шести лет, которые задирали его с двух сторон, перехватывая друг у друга отцовские ласки. Его располневшая жена и Леонид Сугробин сидели за столом и поднимали очередной тост за рождение младшенькой.
   - Отпустите меня, - говорил Володя девчушкам, - дайте отцу за здоровье выпить. За тебя, игрушу, - поднял он на руки именинницу и, перехватив её на одну руку, взял свой бокал. - Искренне и с большим удовольствием выпиваю за мою девчушку. За тебя уже выпил! - обернулся он к старшей, кричавшей "А за меня!" Знаешь, Лёнька! Никогда не думал, что это очень здорово иметь двух таких кукол. Девчонки - самое-самое прелестное. Я очень счастлив. Спасибо большое моей подруге, не побоявшейся связать себя с безденежным, безквартирным. Дай я тебя поцелую.
   Сугробин гостил у Зверева на день Красной армии. Здесь у Зверева всё было сердечно. Девчушки были очаровательны и шаловливо веселы. Сугробин снова не понимал, почему у него всё не так, но не травил свою душу, и принимал дружеские советы от Володи и его жены, со всем соглашаясь.
   - Ты, Лёнь, зря гоняешься за самыми красивыми, - говорила Вовкина жена. - А ты привлеки к себе просто самую обычную симпатягу и всё у тебя зацветёт. Дома для житья наша шарага строит, все "старики" уже получили квартиры и тебе дадут. Уже не самый последний, на слуху у директора, как Володя говорит. Давай я займусь твоим семейным благополучием.
   - А что! - поднялся Володя. - Жена дело говорит. Как в старом фильме "Аршин мал Алан" говорили: "Один мулла, три рубля денег, головка сахару и делу конец!"
   - Дорогие вы мои, - обнял счастливых супругов Леонид, - Как я рад за вас и за ваших девчушек, родившихся и живущих в любви. И спасибо вам за беспокойство
   обо мне. Но я точно нахожусь под крылом всевышнего, и его не устраивают близкие мне женщины, которых я находил. Надо ждать.
   
   Начальству видней. Эти слова повторяют миллиарды исполнителей, когда их не спрашивают, а что же хотят они, исполнители. То есть те самые массы народные, которых идеологи коммунистических идей возвели в ранг вершителей истории. А как показывает история, её - то, милую, вершат личности, которые увлекают массы в дни великих потрясений и с их помощью достигают своих целей. А в спокойные дни просто командуют массами с помощью условностей, ими же написанными правилами поведения. Одним из правил, которое Сугробин считал необходимым отменить, было назначение покидавших свой пост секретарей парткомов, райкомов и прочих на руководящие должности рангом по соответствию секретарства. Секретарь парткома на предприятии при уходе с поста меньше начальника отдела быть не мог. Так Сугробин получил очередного начальника. Ему от начальника, как и всем самостоятельным исполнителям, было не жарко и не холодно. Начальник младшего звена зависит от подчинённых значительно больше, чем подчинённый от начальника. Самостоятельный исполнитель не позволяет над собой глумиться мелкому самодуру. Просто на работе создаётся нездоровая обстановка, при которой падает отдача коллектива и решением вопроса начинает заниматься высшее руководство. Сугробин за два года привык к Чирикову, не вмешивающемуся во внутренние дела бригады и относившемуся доверительно к его разработкам. И ему было бы проще плыть в знакомом течении.
   Новый начальник был в курсе событий с коллективом молодых Ленинских лауреатов и согласился с загрузкой его бригады самыми сложными по конструкции приборами. Владислав Удалов был заместителем именно этого секретаря парткома и сказал Леониду, что Жарков Максим Петрович мужик нормальный. Приборы, данные на разработку бригаде Сугробина, должны были работать в составе испытательных ракет, на борту самолётов, вертолётов, кораблей, автомобилей при всех климатических условиях с перепадом температур от минус пятидесяти до плюс пятидесяти градусов по Цельсию, выдерживать максимальные перегрузки и т.д. и быть работоспособными в течение десятков лет.
   - Что ж! Будем работать, - сказал Максим Петрович, знакомясь с коллективом
   В своей бригаде Сугробин был самым старшим по возрасту. И сотрудники называли его Леонидом Ивановичем.
   .
   В очередной отпуск Леонид был записан на июль. Предыдущим летом отпуск поделился пополам: две недели в Подмосковном доме отдыха и две недели зимой в "Зелёном городе". Сугробин, находясь в рассеянном состоянии, о личной жизни и очередном отпуске думал мало. И когда командор Белов позвонил и предложил участие в группе водников по реке Агул в Саянах, он согласился. Путешествие прошло спокойно без ненужных приключений и задержек. В начале августа группа вернулась домой. С Саянских троп он привёз бороду, которую решил оставить навсегда. Подправил её под Чехова и таким заявился в институт.
   "Ну, Леонид Иванович! Ты даёшь! - встретили его в отделе. "А что! - ответил Сугробин. - Я все же научный сотрудник, пусть и младший".
   При возвращении туристической группы в Горький, Сугробин решил навестить Крюкова и сделал остановку в Перми. Не рассматривая изменившегося города и отбросив воспоминания, он проехал а Добрянку. Вся семья Крюковых была на месте. Вечер воспоминаний с друзьями наполнен тихой грустью и радостью от того, что есть те, с кем можно повспоминать.Они повспоминали обо всём, только Бельскую не трогали. "Задержись на два дня и я тебе невесту найду на выбор, - горячился Крюков. - Заберёшь к себе в Горький и будешь иметь верную подругу на всю жизнь." "Ладно, Евгений, - отбивался Сугробин. - Мне в Москве предлагали невест на выбор с квартирой. Но я почему - то не согласился. Наверное, жду последней оглушающей любви". "Смотри, пожалеешь. Но если надумаешь, приезжай. Обустроим", - повторил Крюков наутро при расставании.
   
   Погода в Горьком была такой же, как при отъезде в Саяны. Над городом стоял густой смог. Горели окрестные торфяники. За два месяца ни одной капли дождя. В городе из друзей был только Ширяев. Ему тоже, наконец-то, повезло с квартирой. Сане удалось недорого снять двухкомнатную квартиру, хозяева которой работали и жили на севере.1
   Выйдя после отпуска на работу, Сугробин подал заявление на поступление в юридический институт, и его пригласили на экзамены 1-го сентября с обещанием зачесть общественные науки при зачислении. За неделю до первого сентября он встретился в субботу с Саней Ширяевым, и они отметили свою холостяцкую жизнь в ресторане "Нижегородский". Вечер прошёл вдохновенно. Но машин у ресторана не оказалось и они в добродушном настроении пробирались с Гребешка к Ильинке, где ходил трамвай, который мог их отвезти на пересадочные точки. Поддали они ничего, но ещё стояли, пусть и нетвёрдо. Пробираясь по тёмным узким улицам вдоль глубокого оврага, они наткнулись на тройку "удалых". В ответ на "Закурить не найдётся?", Леонид протянул пачку с двумя последними сигаретами и тут же получил удар в грудь. Нападавший целил в голову, но Леонид успел отклониться. Саню тоже ударили. Леонид вспомнил свою боксёрскую сноровку и ударил "удалого", стоявшего перед ним. Но выпивка сделала своё дело - удар не нокаутировал нападавшего, а только придавил ему нос. "Сопротивляются, суки!" - услышал он крик. И что-то тяжёлое опустилось ему на голову и он упал. Очнувшись, он увидел, что двое загоняют Саню в угол, а третий наклонился над ним, и шарил по карманам. Лежавшая на земле рука Леонида нащупала шершавый круглый предмет. Он ухватил его и понял, что это кусок арматуры.
   - Ах, ты сволочь! - взревел Сугробин и лёжа, со всей силой ударил шарившего его карманы, по голове и вскочил, уклонясь от падавшего на него "удалого".
   - Держись, Саня! - крикнул он и кинулся на бивших Ширяева. И сразу же приложил арматуру на плечо одного из них так, что услышал хруст ломающейся кости. Третий, небитый, обернулся и, увидав двух лежавших, бросился бежать. Но Саня успел подставить ему ногу, и тот полетел на асфальт. Саня подскочил, и вмазал ему ногой в подбородок.
   - Уф, - сказал Сугробин, и взялся за разбитую голову. На ней выросла неприличная выпуклость. - Ты цел?
   - Да ничего, только ногой меня достал вот этот, - показал он на лежащего.
   - Проверим свои карманы, Саня. У меня вроде всё на месте. - Давай у них проверим. Двое лежали в отключке. - Вот с них и начнём.
   - Вам не жить, суки! - встрепенулся сидевший.
   - Сейчас и тобой займёмся, - спокойно сказал Саня. - У этого только финарь.
   - А у моего сколько-то рублей и удостоверение. Проверь, что у последнего, многообещающего.
   - О! - сказал Саня, - кастет из текстолита.
   - Дай-ка мне. Похоже, им он меня и долбанул, - сказал Леонид и пнул в бок сидевшего. Тот заматерился. - И что ж, финки и кастета хватит на всех троих. Как? Жить будем? - обратился он к ломаному. - Сейчас в милицию звоним.
   - Не жить вам..., - тянул ломаный.
   - А, может, добьём да в овраг всех троих, - вопросительно переговорил сам с собой Саня.
   - Вы чё, пацаны! Мы же только закурить попросили, - изменился голос у угрожавшего.
   - А чего же нам вечный покой пообещал?
   - Надоело мне это дело, - сказал вдруг Саня. - У меня весь хмель прошёл. Пусть сами с собой разбираются. А мы давай пойдём. Деньги заберем, и домой на такси. И пошёл к жилым домам.
   - Пацаны! Уходят эти суки, - захрипел ломаный.
   - Ещё хрипишь, гадина! - Леонид зажал кастет в кулаке и вмазал сидевшего по затылку. Тот уткнулся в землю. "Вот теперь в расчёте!" - сказал Леонид и догнал, уходившего быстрым шагом, Ширяева.
   
   V111.
   
   Такого жаркого лета старики не помнили. В далеко не южной широте, на которой стоял Горький, температура не опускалась ниже двадцати восьми градусов по Цельсию уже третий месяц. И третий месяц ни одной капли дождя не упало с безоблачного неба. Природа изнемогала. Обмелели до неузнаваемости Ока и Волга. Пересохли ручьи, погибли посевы на полях. И земля с трудом дышала своей потрескавшейся от боли кожей. В округе постоянно занимались леса пылающим огнём, смрадно дымили торфяные болота. Большой рабочий город окутался пеленой дыма не снижающегося даже ночами. Жизнь в городе становилась похожей на мрачные предсказания фантастов. Но люди жили, работали и боролись со стихией. В СМИ регулярно появлялись бодрые репортажи с мест о том, что скоро, скоро...
   Сугробин спал тяжёлым сном после посещения ресторана с Ширяевым и нелепой схватки с хулиганами, из которой они вышли победителями совершенно случайно. От этого мозг был перезагружен, и он проснулся рано с головной болью. На голове за левым ухом отзывался резкой болью большой шишкарь. Было ещё только шесть утра. Утро было обычное, дымно мглистое. В открытую дверь с лоджии пробивался густой запах смрадной гари. Леонид потянулся в постели, взял лежавшую на стоявшем рядом стуле недочитанную газету и включил транзисторный приёмник "Океан". В субботний прошедший день открылись очередные олимпийские игры в Мюнхене1 и дикторы на разных волнах передавали впечатления от праздника открытия. Для объективности2 нашёл Би-би-си и выслушал её комментарий. Расхождений в оценке не было. Всем понравилась немецкие старания сделать олимпиаду праздничной. Первая олимпиада в Германии прошла при Гитлере3 в 1936 году в Берлине. Новости наскучили. Он включил радиостанцию "Маяк" и получил в награду "Королеву красоты" в исполнении Муслима Магомаева. "Так - то лучше", - сказал он вслух и поднялся. Сожителя Славы не было. Он неделю назад уехал в отпуск. Леонид прошёл на кухню. На столе стояла бутылка коньяка, заполненная на две трети. "Совсем позабыл, а сюрприз приятен",- подумал он и достал стакан. Вчера они с Ширяевым вместе доехали до дворца спорта, где их дороги разделялись. На перекрёстке ещё работало кафе "Мечта".
   - Подверни, шеф, к кафе, - попросил водителя Сугробин. - Спрошу бутылочку коньяка, - пояснил он Саньке и прошёл в зал. Кафе закрывалось. Уходили последние посетители. Буфет ещё дышал . Он купил "Дербентский", не спрашивая армянского. Саня проглотил из горлышка. Пригласил ночевать к себе и уехал, не выгружаясь из машины, когда Леонид отказался. То, что он зря отказался, Сугробин понял к концу следующего дня, когда осознал, что ему предстоит тушить пожар в лесу не меньше двух - трёх недель. Но в этот момент он ничего не думал, а выпил, крякнул и сел в кресло, радуясь теплу, разливающемуся в груди.
   Когда в дверь раздался стук, Леонид дремал в кресле Стук повторился. Леонид открыл глаза и посмотрел на часы. Было пять минут девятого.
   - Кого несёт нелёгкая? - подумал он и пошёл открывать.
   В дверях, загадочно улыбаясь, стоял Емельяныч. За его плечом выглядывал Чириков. Первая мысль, которая мелькнула у Леонида при виде этого необычайного явления, была крамольная. "С какого народного гулянья идут уважаемые начальники, и чем я могу их порадовать?" Потом вспомнил, что по рюмке у него найдётся, а на большее раздумье времени у него не было.
   - Давай быстро одевайся, бери еды на день и вниз. Там внизу машина стоит, - сказал Емельяныч.
   Сугробин ничего не понимал, и это обоим начальникам было хорошо видно.
   - Кстово горит, - пояснил Емельяныч.
   - Огонь к нефтезаводу подходит. Мобилизация по линии гражданской обороны объявлена, - добавил Чириков.
   - Шумит, гудит родной завод. А мне - то что, - сказал Сугробин прибаутку и раскрыл дверь. - Проходите, господа. Никуда я не поеду. Потому что " у меня нет дома и пожары мне не страшны. И жена не уйдёт к другому, потому что у меня нет жены"1. Давайте по рюмочке отличного коньяка.
   И Леонид пошёл на кухню ближе к бутылке.
   - В такую рань в выходной день человека будить? А если у меня женщина в постели?
   - Леонид Иванович, мы серьёзно! - сказал Емельянович, проходя за ним вместе с Чириковым.
   - И я серьёзно. Я штатным бойцом Гражданской обороны не являюсь. Снаряжения и одежды у меня нет, и своей рабочей робы не имею, так как у меня ни двора, ни кола, ни огорода. Что я пожар тушить во фраке поеду. И еды у меня даже для закуси нет. Не поеду! Если по рюмашке, то пожалуйста, - сказал Леонид и выпил. - А то гражданская оборона... Нет её никакой обороны. На заводе бомбоубежище давно уже под склад ненужной продукции приспособили.
   - Ну ладно, Лёня, выпендриваться. Мне, что ли больше других надо? Мы все в одинаковом положении, всех неволят, - сказал Георгий Емельянович.
   - Надо тебе. Очень надо характеристику чистую. Ты большой начальник, тебе лауреатство нужно, ордена. А моё лауреатство уже в прошлом, и во второй раз на моей тропе не встанет.
   - Сколько можно прошлое вспоминать? Всего на один день. Там же нефть и если вспыхнет, то всем мало не покажется.
   - Но мне в самом деле нечего надеть. Саянскую форму вместе с обувью выкинул за изношенностью. Надеваю босоножки, футболку и тренировочные штаны и еду на один день, как сказано. Только неважный приём используешь, говоря об одном дне. Мы ведь все учёные. И, при бестолковости наших начальников, за день до места доставят и то хорошо. Так я доеду, и назад сразу же. Лады?! Покатаюсь. А ты отметишься, что полный комплект набрал. Это ж понятно, что тебе моей грудью количественную брешь заделать надо.
   - На один день, на один, - сказал начальник. - Отбудешь на пожаре сегодня и завтра в отдел на работу. Выходи, ждём в машине.
   
   Людей на пожары направляли регулярно. Их организовывали и собирали обстоятельно. И люди брали с собой вещи на все возможные случаи. Но чтобы аврально собирать по выходным, такого ещё не было. "Значит, действительно что-то серьёзное", - думал Сугробин, укладывая в карман четвертной и ещё несколько рублей россыпью на всякий случай. "Один день можно и без еды прожить. А если мобилизуют и завтра, то завтра и разберусь". Так размышлял он, собираясь, не забыв при этом про остатки коньяка.
   В таком настроении он сбежал с крыльца и уселся в машину. За рулём сидел ещё один начальник отдела под кодовым названием "Максимыч"
   - Ты чего это, Лёня, босиком и без одежды? - сказал он.
   - На один - то день и так хорошо, - ответил Леонид.
   - Кто тебе сказал, что на один день. Рустайлин, что ли? Так ты зачем его надул? - обратился он к Емельяновичу.
   - Попробовал бы ты его из дома вытащить. Не поеду ни на какой пожар и всё. Сейчас на службе ему одежонку по отделам насобираем. И в самом ведь деле, если у людей нет ничего, а их спасать отчизну босиком направляем. Уже начинали Отечественную с одной винтовкой на десять человек. Да поехали, а то эшелон уйдёт.
   - Что-то я ничего не пойму, граждане! - сказал Сугробин. - Если надолго, то я никуда не еду. У меня с первого сентября приёмные экзамены в юридический.
   - Заменим мы тебя до первого, обещаю, - сказал Емельянович. - Ты только слово дай, что не сбежишь по дороге. Не подведёшь меня и институт.
   И, расслабленный утренним коньяком, Сугробин махнул рукой.
   - Смотри, начальник! Собственным уважением отвечаешь.
   У предприятия стояла, ходила, шумела, жестикулировала руками внушительная толпа, состоящая из начальников секторов, бригад, лабораторий и выше.
   - Ого! - подумал Сугробин. - Тут и крупные начальники, тут и средние начальники, тут и малые начальники. Полный офицерский корпус. Да и сам я тоже начальник бригады. Значит, тушение пожаров в таком составе будет энергичным, дисциплинированным и умелым. Кроме начальников волновалась и колыхалась толпа рядовых. Одни провожались с близкими, другие продолжали укладываться, третьи откровенно радовались возможности смотаться из душного города в любое место. "Какой же у тебя хороший народ, товарищ Генеральный секретарь! - подумал Леонид. - В любом европейском государстве руководители предприятий, отправляющих людей по такому призыву, подписали бы с тобой контракт на возмещение убытков, подписали бы страховые полисы на каждого сотрудника, затребовали бы выполнить экипировку и проведения обучения правилам и способам работы. А твой народ ничего не требует. Сам оделся, сам прикупил еду и готов совершать подвиги во имя спасения народного добра, от которого ему, народу, ничего не достанется за просто так. Тебе бы, Генеральный секретарь, этому народу надо было бы немедленно строить жильё, дороги, производить для него одежду, обувь не хуже, чем там, за бугром. А ты следишь, чтобы такой народ не говорил про твою власть правду, глушишь передачи зарубежников, оберегая народ от неправильного влияния. И строишь на народные деньги никому не нужный БАМ. А ты делай для народа добро, и не будет он никого слушать и сочинять про тебя анекдоты. "Правь как бог, и будешь богом", - советовал Нерону его наставник. Ну, на хрена народу БАМ, если жить негде. И кусок мяса и пакет с сосисками1 надо вывозить на Урал из Москвы или Ленинграда. И из деревни в тридцати километрах от областного центра в распутицу на тракторе не выедешь. И зачем тебе китель в орденах? Индюки вы надутые, товарищи министры - коммунисты. Когда смотришь на фотографии совета министров после очередных стопроцентных выборов депутатов, так и видишь индюшачьи мозги под каждым лысым или волосатым черепом. Индюк думает!? Думает о том, как ему хорошо на таком богатом дворе. И ни разу не подумал, что сварят из него суп совсем в чужом котле. Эх, и дурная же ты советская власть, если позволила выдвигаться бесталанным, а оттого лицемерным руководителям. Хоть бы к астрологу ходили! Ведь всего - то -осталось от этого пожарного лета пятнадцать годиков вашей индюшиной жизни. И будет погублен такой прекрасный народ. Время показало, что за период вашего правления народ стал населением без идеи и принципов. А от вас, индюков, и перьев не останется. Вы оказались глупее тех фарисеев, которые отдали на муки и смерть сына божьего. Эх, вы! Индюки и есть на самом деле".
   Выплывшее из тумана подсознания в обозначении руководителей слово "индюк" твк зримо начало характеризовать вспоминающиеся лица союзных и местных руководителей, что Сугробин рассмеялся своим видениям. "Наконец - то я понял, почему у нас всё так, - мысленно проговорил Сугробин сам себе. - Народом правят ИНДЮКИ. И у меня для них теперь будет это единственное название, обозначающее все стороны их деятельности". Разговорившись сам с собой и совершенно довольный пришедшим обозначением правителей, Сугробин не обратил внимания на подъехавшие автобусы, и не слышал команды на посадку.
   - Леня! А ты что не садишься? Команда была, - услышал он голос и увидал Суматохина. - Емельяныч велел тебя найти и передать, что одежду пришлёт завтра. Сейчас ничего не удалось сделать, но завтра будет всё у тебя обязательно.
   - А зачем она мне завтра, если я вечером домой вернусь. Болтуны вы все, как и большие индюки, - сказал Леонид, находясь под влиянием собственных размышлений. Ему очень понравилась выдумка об индюках и он громко и сочно повторил, - индюки.
   - Какие ещё индюки, Лёня. В автобус садиться надо.
   - Индюки, Вася, люди, которые готовы раздетого и разутого подчинённого бросить в огонь, чтобы он тушил его, защищая их перья. Я поехал, но радостей оттого, что меня индюк Рустайлин снарядил в таком виде, никому не предвидится. И будете у меня моральными должниками. Самое большее, это я буду сидеть у костра, и помогать пожару. Всё же думать надо человечьими мозгами, а не индюшиными.
   - Ну, раз так получилось, что мне завтра в командировку. А то б тебя не искали.
   - Молчи, Васильевич. Молчи, раз со мной не едешь. Это "не так получилось". Это "так получилось" запрограммировано. И передай Емельянычу, что теперь все начальники снизу доверху будут называться у меня индюками за такие решения. Оригинально, не правда ли? Жаль, что это я только сейчас придумал, а то бы в стихотворение вставил, которое недавно написал. Давай, я тебе четыре строчки из моего нового стихотворения прочитаю:
   Когда в Москве вручают знак героя
   Верховному правителю страны.
   Я это дело принимаю стоя,
   Как проявленье собственной вины
   - Потом, Лёня, потом. Смотри, сколько людей слушает!
   - Боишься?
   - Опасаюсь, дорогой. У меня уже дети растут.
   
   Утром в понедельник Рустайлин позвонил Жаркову.
   - Вчера я обманным путём, фактически голого, отправил Сугробина пожар тушить.
   - Совершенно не одобряю. И без него бы обошлись, - сказал Жарков, выслушав Рустайлина. - Теперь посылай гонца с одеждой. По карте до Воротынца две сотни, да за Волгой ещё...
   - Может, ты поможешь и обменяешь его.
   - Человека я найду, а машину тебе искать.
   - Ладно, сейчас подумаю.
   Никто ничего не придумал. "Болтать, не мешки ворочать", - сказал собравшимся руководителям по приезде Леонид.
   
   Руководящая толпа всё ещё толпилась у автобусов.
   - Ого! - ещё раз сказал Леонид после того, как автобусы стронулись с места без руководителей, дружно оставшихся в числе провожающих.
   "Эх, начальнички вы! Эх, начальнички. Соль и гордость родимой земли!"1 - проговорил вслух Сугробин строчки из популярной песни полупьяной интеллигенции в домашних пирушках, когда автобусы стронулись, а начальники остались. Автобусы двинулись в неизвестное на юг по Казанскому шоссе. Неизвестное ждало мобилизованный народ где-то за Воротынцем2 на другом берегу Волги. Горели реликтовые сосновые леса в междуречье, между левым берегом Волги и правым берегом впадающей в Волгу Ветлуги. А Кстово не горел, и гореть в нём, кроме самого нефтезавода, было нечему. Лесов вокруг не было, одни кустарники. Наврал нетрезвому Сугробину Емельяныч и сбил его с панталыки. И Леонид сидел, пригорюнившись, на заднем сиденье тряского ПАЗика и грустил, понимая, что каждая минута делает его возвращение несбыточным.
   Погода стояла жаркая, яркая, пыльная. На полях, прорезанных шоссе, желтели остатки погибших растений, и только ровный ёжик жнивья радовал глаз. Чтобы там не было, но это поле было убрано и урожай скрыт в хранилищах. А в городах и посёлках, ложившихся под колёса наших автомобилей, шёл обычный воскресный день. У пивных стояли очереди жаждущих прохладиться, такси и автобусы развозили людей, спешивших куда - то или уже возвращавшихся. На скамеечках перед палисадниками сидели бабушки с внучатами и лузгали семечки, покрикивая любовно на заигравшуюся мелюзгу. И неторопливо обсуждали давно прошедшее полузабытое или живо откликались на современное и молодое. Навстречу колонне, остановив её, промчалась многодневная велогонка. За спортсменами катили летучки с тренерами, запасными велосипедами и питанием. По приёмнику, лежавшему в руках у соседа Сугробина, передавали первые спортивные новости с олимпиады. Шла жизнь, и никто из приметивших колонну и не представлял и не задумывался о том, что две сотни специалистов едут тушить лесной пожар и спасать народное добро для этого, мирно-живущего в жаркий воскресный день, народа. Никому в голову не пришло, что мимо них проехали неизвестные герои.
   Кто мы сейчас такие? Пожаротушители, мобилизованные и призванные? Или просто направленные - отправленные!? Никто не знал. Нас просили с момента отправки не беспокоиться ни о чём. За нас будут думать. А раз за нас будут думать, значит, мы мобилизованные. Люди ехали разные. С нашего предприятия полсотни инженеров, и с других предприятий полторы сотни разных специалистов мужчин. Из родного отдела их было трое, самых отзывчивых и спокойных. Кроме Сугробина, из отдела были ещё неразлучные Толя и Коля, призванные с Урала на укрепление технической мощи предприятия. Пока машины мчались по шоссе, они поахали, что оказались самыми "глупыми". Но, выкурив по несколько сигарет, приумолкли. "Надо - значит надо!"
   В Воротынец колонна пришла в два часа дня с небольшим хвостиком. Солнце всё также катилось по небу в жёлтом мареве, воздух был суше и тяжелее, чем утром в Горьком. Автобусы припарковались на площади, где в трёхэтажном здании райкома совещалось высокое начальство и прибывшие командиры колонны. А рядовой состав прибывших спасателей развлекался розовым портвейном, обильно заполонившим полки местного магазина. И вскоре, пусть до песен дело не дошло, состояние значительного числа бойцов было превесёлое. Сугробину пить не хотелось, и он с коллегой Толей приспособил пустые бутылки ёмкостью 0,7 литра под удивительно приятную и вкусную воду из местного водопровода. Они пили её бутылку за бутылкой и ходили по очереди на колонку. Так прошло часа три. Откуда-то привезли хлеб и раздали по машинам. Потом раздалась команда "Садись!" и машины пошли в пекло. Но перед этим надо было переправиться через Волгу. "Переправа, переправа! Берег левый, берег правый!" Десятки машин стояли на грунтовой в колдобинах дороге от высокого берега до бревенчатого причала. Никто из "высокого" начальства и не подумал приказать пропустить спасателей вперёд. Паром сделал две ходки, прежде чем на него пошли автобусы спасателей. Спасатели время не теряли и полезли в тёплую воду Волги, совершенно разумно приговаривая: "когда ещё придётся это удовольствие получить". Сугробин, не имея ни плавок, ни полотенца, в воду не полез, и бродил по берегу, ругаясь про себя, что дал слово доехать до места работы. Мог ли он за первой утренней рюмкой коньяка предполагать, что окажется в такой обстановке. Если бы не это, вырванное Емельянычем слово джентльмена, он бы бросил эту переправу и сиганул на автобусную станцию, чтобы наутро явиться на работу подготовленным к отъезду как надо. Но недовольство в нём раскручивалось, и он мысленно начинал входить в интимные отношения со своими начальниками, институтом и всей властью страны Советов. Его начинало мучить недоброе предчувствие, и ноги его уже почти понесли в гору, не слушаясь разума, когда автобусы пошли на паром.
   За Волгой езда была весёлая. Лесная дорога без насыпей и грейдера была избита до не возможности лесовозами. "Пазики" савсателей останавливались перед каждым незначительным подъёмом, и шли вперёд только после прибавки к своим лошадиным силам, ещё пятнадцати - двадцати человеческих сил, усиленных розовым портвейном.
   А ну, ребята, толкнём! - открывал двери водитель. И ребята, вывалившись из автобуса, облепляя его как мухи и... Раз - два, раз - два. Взяли! Автобус качается, но не идёт.
   - Давай ещё людей! Взяли!
   Машина раскачивается и стоит. И вдруг обиженный крик. -
   - Стой, ребята! Он, сволочь, ещё мотор не завёл!
   Громкий мат и за ним весёлый хохот.1 Кто-то кричит: " Может бечеву, как у бурлаков, и хрен с ним, с мотором!"
   
   К девяти часам стемнело. Толкать никто не выходил и водители, надрывая моторы, вытягивали машины самостоятельно. В воздухе резко поволокло гарью. В просветах между кронами могучих сосен в темноту невидимого неба врывались неровные, бурые пятна далёкого зарева. Явственно слышалась дыхание большого пожара. Машины как-то вдруг неожиданно резво пробежали по прямому отрезку дороги, громыхнули на деревянном мосту через ручей и уткнулись белым светом фар в тёмные контуры домов. Водители заглушили моторы, фары погасли, и мрачно мерцающее небо нависло над посёлком и колонной машин. Край огня в лесном посёлке Дорогуча встретил огнеспасателей молчаливой напряжённостью. Было одиннадцать часов вечера.
   Люди без обычного ора и шуток покинули автобусы и смотрели на огромное мутное зарево. Неровные края зарева зловеще колыхались, исполняя замысловатый адский танец. И все прибывшие на борьбу с этой стихией, некоторое время молча смотрели на завораживающий, сковывавший мысли и чувства мрачный отблеск, цепенея как кролики под взглядом питона. И переживали влияние непонятной незнакомой стихии.
   Но дело было позднее. Встретившая колонну неторопливая женщина в окружении старших по колонне и любителей знать больше других, добротно, каким - то привычным к несчастью тоном, рассказывала о трагедиях, произошедших на её глазах, и разъясняла где приехавшим разместиться на сон и что можно сделать ночью по устройству. Нестройные голоса требовали еды, а молодые и бойкие начали завязывать знакомства с неизвестно откуда появившейся стайкой местных девчонок. Сильнее чем есть, хотелось Сугробину спать. Вчерашняя выпивка, неожиданные события, закончившиеся пятнадцатичасовой ездкой в жестком автобусе по жёстким дорогам, разбили организм до моральной тупости. Не хотелось ничего выяснять и ни о чем думать. Он даже не включился в борьбу за набитые сеном матрасы, которых оказалось втрое меньше по количеству, чем людей. Вокруг суетились, сидели в кружках, закусывали прихваченными запасами и допивали вино. Он сидел на брёвнах, рассыпанных у дороги бесцельно, и докуривал пачку сигарет. Зарево всё также волновалось угрюмым облаком. Появившаяся луна только усугубила нерадостную картину зыбучей песчаной земли. Горели могучие сосновые леса, шишкинские леса горели. Сигарета сгорела. Леонид пошарил по немногочисленным карманам. Кроме денег и ключей от квартиры, в карманах у него ничего не было. И прошло ещё два часа, пока группа из института оказалась на постое в деревянной одноэтажной школе на краю поселения. Постелью всем оказался крашеный деревянный пол. Сугробин наткнулся на одинокую лавку, положил на неё валявшееся рядом полено под голову, закрыл глаза и немедленно уснул. Воздух был тёплый, и холодно не было.
   
   Нет ничего прекраснее и полезнее огня. Нет ничего страшнее и ужаснее огня, его необузданной стихии, посылаемой людям толь в наказание, толь в напоминание о вечном. Пожар бушевал на пятидесяти тысячах гектарах лучших лесов России. Началось с малого, а когда будет конец, было одному Богу известно. Ни один человек не мог ответить на этот вопрос. Несмотря на великие достиженияв в науке и технике, и полёты человека в космос, человек выглядел совершенно беспомощным перед лесным пожаром, и ни остановить, ни локализовать его не мог. Отсутствовали понятия о борьбе с огнём в лесу, отсутствовала техника, если кто и понимал, как её применить на защиту леса, Самое большее в борьбе была не защита леса, а спасение деревень. Здесь же и деревень то не было. Было одно село и одна деревенька на всё междуречье. Их и спасали, но не уберегли. Деревня сгорела на следующий день по прибытию спасателей. Посёлок Дорогуча принадлежал леспромхозу, рубившему здешний лес десятилетиями. Его работники, должно быть, и виноваты в пожаре. Дождевой и грозовой погоды всё лето не было. И естественно пожар от молний быть не мог. Виновных никто не искал и пожар бушевал.
   Тот, кто видел лесные пожары, никогда не забудет этого зрелища. Сугробин заявил после, что лучше бы никогда и не видеть. Нет зрелища более захватывающего, нет зрелища более печального, чем лесной пожар. Вихри огня охватывают кроны могучих столетних сосен. Горячий раскалённый воздух устремляется вверх. Трещат в огне деревья тысячами ружейных выстрелов, гудит искусственный ветер, созданный огнём. И красные молнии, соревнуясь между собой в скорости, прыгают с дерева на дерево, как бы передавая эстафетные палочки. Птицы умирают в раскалённом воздухе, не успев вырваться на простор. А ошалелый зверь, ведомый древним инстинктом, несётся по буеракам, колдобинам и завалам на дальний запах уже несуществующей воды. Огонь с верхушек деревьев падает вниз. Вспыхивают как рассыпанный горстью порох, пересохшие мхи и лишайники. Разгораются могучим огнём валёжники, жадно лижут языки пламени густую смолу на стволах могучих деревьев. Только самому отвратительному врагу, насильнику малолетних, пыточнику, палачу и мошеннику, ввергающему миллионы в несчастия, можно пожелать оказаться в это время на месте огня, чтобы он смог огнём искупить свои гнуснейшие деяния. Тридцать километров в час в безветренную погоду может делать огонь в сосновом лесу. Останови его, человек!
   Огонь прошёл. Густой дым окутывает пожарище. То там, то здесь вспыхивают здоровые стволы деревьев, уже обугленные, но ещё живые. Сосны качаются под лёгкими порывами ветра, но ещё стоят. Проходит день, другой. Сгоревшие корни не в силах удержать мощное дерево, и начинают крошиться. И дерево, глубоко охнув, наклоняется и падает. Вспыхивают от падения тлеющие частицы, и снова яркое пламя озаряет чёрный лес. Снова и снова стонут и падают деревья, наваливаясь друг на друга в неописуемом беспорядке, и образуют завалы, через которые и через пятьдесят лет не пройдёт четырёхлапый зверь.
   Ещё несколько дней и только редкие струйки дыма оживляют мёртвое пространство. Куда не кинешь взгляд, вокруг одна чернота, вздыбленные в гигантском сражении обгоревшие корневища, мёртвая пыль под ногами. Сапог проваливается по щиколотку. А если толкнуть пыль носком сапога, то нога уходит вглубь и не находит твёрдой опоры. Вся подслойка леса прогорела до самой земли. Часть деревьев ещё стоит. Они тоже мертвы, но держатся, держатся. Пройдёт небольшое время, упадут и они. И сто лет не будет расти на этом месте другой лес, такой же прекрасный и сильный. Сто лет! Мал срок нашей жизни, чтобы оценить этот бесценный дар природы. И ничтожны наши стремления в будущее, если леса в том будущем не будет.
   
   На новом месте всегда что-нибудь снится. Сугробину сон снился совсем не о пожаре, и он улыбался во сне, обнимая пахучее сосновое полено как ту берёзку, которую обнимал поддавший поэт С.Есенин.1 Разбудил устало спавших людей голос нашего командира звонким петушиным тенором прокричавшим: "Подъём!" Было пять часов утра. Запах гари за ночь не уменьшился. У всех от жёсткого лёжбища ломило все кости скелетов.
   - Сейчас пойдём на завтрак, - сладко пел тенор. - А потом направят на работу. Работать будем по трём бригадам, которые я вам зачитаю. Коллега Анатолий был назначен бригадиром третьей бригады.
   - Лады, Толя! Всё-таки свой человек в начальниках, - хлопнул по плечу Анатолия Сугробин. --Когда уйду в бега, прикроешь?
   Толя, почему - то, припомнил чужую мать, и посмотрел на его босоножки.
   - Много по огню в таких "сапогах" не находишься.
   - А я и не собираюсь. Рустайлин обещал сегодня мне обмундирование доставить. Я на пенёчке и буду его ожидать.
   - Ну, ну. Пусть так и будет, пузики-арбузики, - повторил Толя свою любимую приговорку, и пошёл сплачивать бригаду.
   Выподнив самые неотложные дела, народ потянулся к длинному сараю с одним большим окном, обозначенному встречавшей ночью женщиной как столовая. Дверь столовой была на замке. Но рядом, как и везде, были россыпи брёвен и голодный народ, рассевшись кучками по организованным бригадам, начал ждать. Сугробин обошёл поселение вокруг и обнаружил, что автобусы исчезли. Путь к отступлению был отрезан. Он почесал затылок и тоже, как Толя, вспомнил чужую мать.
   В семь часов подошёл человек и открыл в столовую дверь, сказав при этом, что продуктов нет, и приготовить он ничего не может, разве только воду вскипятить.
   - Кипяти воду, - крикнули из толпы.
   В восемь к столовой подошёл начальник колонны и объявил толпе в двести человек, собранных и вывезенных по авральному приказу в выходной день, что корму для них не приготовлено. За еду надо платить торгу, а денег привезённая толпа ещё не заработала, и леспромхоз не может выдать деньги. Так что у кого есть деньги, пусть идёт в магазин и покупает...
   - А у кого нет денег?
   Начальник молчал. Инструктор городского райкома КПСС, он был пешкой самой несчастной в этой обстановке, так как понимал, что власти района и руководство леспромхоза должны были решить кормовые вопросы, чтобы это не стоило. Кругом огонь И голодные люди сами порох и недолго до мордобоя, а не до тушения пожара. Но он был ничто, и не мог взять на себя ответственность и извиниться за руководящую и направляющую. Партия не могла быть виноватой. Сугробин уже навоевался с властями местного значения за время службы в автобате и ему было неинтересно слушать разговор спасателей с партийным чиновником. Он пошёл в магазин за сигаретами, пробормотав негромко найденный вчера эпитет; "Индюки надутые!"
   
   Над Дорогучей поднималось, невидимое сквозь грязное марево копоти, солнце. Над лесом висели мрачные клубы дыма. Горел лес со скоростью тридцать километров в час в безветренную погоду. Двести голодных неприкаянных спасателей стояли у конторы общей массой и драли глотки.
   - Кормить будут!?
   - Вези обратно, тудыть твою....
   - Жрать хотим!...
   Пролетарии от станка в выражениях не стеснялись, но слышали они только сами себя. Никто с ними не разговаривал, не выслушивал.
   Наконец, в десять утра, на крылечко вышел человек, представившийся вторым секретарём Воротынского райкома КПСС.
   - Пожар не разбирает, сытый ты или голодный! Тушить лес надо, а вы митингуете... Еду надо было купить, а вы всё вино в райцентре выбрали... Сейчас машины подойдут, и в лес. И чтобы никаких отказов. А пьяниц мы вычислим и в МВД передадим... И вообще, кормить район вас не должен. За всё Гражданская оборона отвечает.
   - Господи! - шептал про себя Сугробин. - Ну, вразуми же ты этих потомков люмпенов из семнадцатого года. Вразуми! Какой народ вырос. В войне победил, все лишения, голод, холод, миллионы смертей перенёс, и всё ещё готов строить нормальный социализм. И как продолжают эти "руководители" над этим народом измываться. Вот остановятся люди разом во всей стране на один день, и рухнете вы все лицемеры и горлопаны, паразитирующие на здоровом теле этого народа. Ведь всякое чувство меры потеряно сверху донизу. Я продолжаю верить, что ещё не всё потеряно, и можно выправить, но где тот новый кормчий, который поведёт. Раз в тысячу лет появляется, говорят мудрецы. За такие годы много империй сгинет.
   - Мы тебя самого вычислим и на пожар возьмём, - раздалось из толпы. - Герой нашёлся. Раз секретарь, так вот тебе лопата и веди меня в огонь, а я за тобой. - Выдвинулся из толпы крупный мастеровой. - Пьяниц он выявит! Да я тебя...,- и мастеровой резко шагнул к крыльцу, подняв лопату. Секретарь взвизгнул и скрылся за дверью. Толпа захохотала.
   - Вот и вся наша власть. На пожаре как на войне - всё насквозь видно, - сказал мастеровой, повернувшись к толпе. - Давайте так, мужики! Поедем, посмотрим, может, что-нибудь сделаем. Машины от себя в лесу не отпускать. Мало ли что, а пешком от огня не убежишь. И от каждой бригады оставляем по человеку, и деньги им оставим, кто сколько может. Пусть что-нибудь прикупят к вечеру, чтоб с голоду в первый день не сдохнуть. А там решим. А "комиссар" пусть контру в наших рядах вычисляет. Лопату держать в руках его в партии не научили.
   Люди, ругаясь и смеясь, пошли грузиться в машины.
   
   - Странная у нас какая-то житуха, - сказал Анатолий. - Кругом вся власть работает для народа, все во всём правы, а от народа клочья летят. Куда засунули двести человек! Не поспать, не поесть! Кому это на хрен надо!? Кстати, раз ты не обут, может за "старшину"1 останешься.
   - Назначь, пожалуйста, другого. Я хочу посмотреть, что и как, - ответил Сугробин.
   Было десять утра. Голодный и злой народ, чуть подобревший после бегства трусливого секретаря, уселся в поданные грузовики, которые помчались в глубину задымлённого леса. Песчаная пыль клубилась под колёсами, окутывая пожарников с ног до головы. И через несколько минут все оказались покрытыми толстым слоем пыли, пропитавшую не только одежду, волосы и все возможные ямки на теле, но и саму кожу насквозь до голых мышц. И казалось, что пыль проникла и в кровь. И заклинила привычные для неё дороги по венам и артериям, потому что воздух состоял наполовину из пыли. По сторонам дороги среди деревьев сверкал огонь, а машины всё мчались и мчались.
   "Осмелюсь доложить", - выразился бы по поводу сложившейся обстановки бравый солдат Швейк2, - " что большие пожары не тушат!" И действительно, такой лесной пожар, какой бушевал на территории, потушить людскими средствами невозможно. Такие пожары стараются блокировать, изолировать горящий район от соседних, ещё не охваченных огнём массивов. А горящему участку дают спокойно прогореть. Изоляцию пожара ведут разными способами. Наиболее простой и доступный самым распространённым подручным средствам топору и лопате, является прорубание просек и прокапывание траншей. Стараются использовать русла рек, ручьёв, имеющиеся уже дороги, ранее вырубленные просеки. От здоровых районов, уже отделённых просеками и траншеями, для полной гарантии пускают встречный огонь, чтобы сжечь часть леса и не пустить неуправляемый огонь самому решать эту задачу. Встречный огонь дело тонкое и требует большого опыта и разума. В самые опасные места, грозящие огненную катастрофу, бросают пожарные вертолёты, самолёты, сбрасывающие сверху воду. По земле пускают бульдозеры и другую землеройную технику, и даже танки, чтобы валить деревья с боевой скоростью. Привлекают команды взрывников, делающих просеки и рвы направленными взрывами.
   Обо всём этом знают читатели средств массовой информации и наши спасатели тоже. Сугробин тоже читал и смотрел в новостях, как наши отважные вертолётчики тушили горные пожары во Франции. Читал, восторженные репортажи об отважных воздушных десантах. Но нигде не читал, чтобы не снаряжённых для спасательных работ людей везли на пожар по велению партийного руководства голодными и при отсутствии самых завалявшихся пожарных инструкторов. И Сугробин знал, что ни одно СМИ не поместит заметку о таком "героизме" советских людей. "Так не может быть!" - заявит презрительно редактор. "Это явная клевета!" - заявит другой. Хотя оба прекрасно понимают, что им представляют правду.
   Лопаты в отряде умели держать все. Топоры держали единицы. Да топоров и было по паре на бригаду. Когда бригада Анатолия высыпалась из кузова на поляну, кромка леса, подожжённая встречным огнём, сверкала бегающими огненными гирляндами и рассыпающимися веером искрами. На поляне стоял местный лесник Андрей Капитонович и подзывал бригаду к себе. Он попросил откликнуться старшего, и дал задачу окружившим его людям, не пускать огонь ближе пятнадцати метров до дороги. Бригада распределилась вперёд по дороге на полкилометра. Сзади работали приехавшие ранее. Впереди нашей бригады никого не было. Шофёру Капитоныч велел поставить грузовик посреди поляны и тоже взять лопату. Шофёр заворчал, но ослушаться не решился при городских.
   - Что, милок! Сонного что ли взяли? Босиком на пожар приехал, - сказал Капитоныч, осмотрев критически Сугробина. - Босиком пожар не тушат. Пройди по дороге подальше, посмотри как там. Но далеко не ходи. Вчерась черемисы,1 человек пятьдесят, увлеклись, и в круговой огонь попались. Ладно, удачно получилось, что все выбрались. Но сегодня они в лес уже не пошли. Стоят вон там, на дороге и никуда. Да и кому охота за ни прошто гореть. Ведь никого из начальства с лопатой - то здесь нет. Они власть, они командуют. А командовать - то надо уметь. А лес горит. Наше добро горит, хоть и государственное всё.
   - У меня отец, Иван Макарович, по таким делам всегда однозначно говорит: "Какова власть - такова и мазь!" Да и что её упрекать, нашу власть. Она ведь народная, и всё вокруг народное. И всем до "Фени"
   - Всё равно жалко, - сказал Капитонович.
   
   Сугробин и в бреду представить не мог, что социалистической бесхозяйственности времени остаётся совсем немного. Ему, как и основной массе людей, хотелось, чтобы исчезло насильно навязываемое состояние идиота, заставляющее на собраниях говорить одно, а в курилках совсем другое2. Чтобы вверху, наконец, поняли, что ведут страну не туда. Чтобы поняли вверху, что народ смеётся и матерится, и не согласен ни с внешней, ни с внутренней политикой. Властители и правители с древности понимали великую опасность для государства, когда народ начинал смеяться.3 А "Индюки" не понимали, что только единение всех сил на основе реальной оценки состояния всех слоёв общества может привести к успеху, и новым победам и первенстве, которое ускользало от страны Советов как вода из решета. При такой обстановке народ смеялся и способствовал разрушению системы не понимая и не предполагая, что попадёт в очередную западню. Притесняемый властью экономически, несвободный в выражении действительных взглядов на политическую обстановку, обложенный во всех частях жизни формализмом и лицемерием, народ искренне начинал верить, что там, на Западе, рай земной. Желающий приобрести автомобиль, рассуждал, что "у загнивающих" каждый безработный работу ищет разъезжая по стране на автомобиле. Другие, принеся домой в семью зарплату, говорили жене, что "там", безработный пособие получает в десять раз больше. Другие обижались, что не могут поехать, куда хотят. А пенсионеры, обижаясь на пенсию, сетовали, "что там" пенсионеры могут путешествовать на пенсию по всему миру. И даже старики, жившие до семнадцатого года в курных избах и надевавшие в семье. на праздник лишь новые лапти, забыли хищный звериный оскал капитализма. И вслед за молодыми повторяли как "там" живут хорошо. Всё это была глубокая полуправда. В Советском Союзе жили скудно, но ни у кого не было неуверенности в завтрашнем дне. Люди планировали жизнь на многие годы вперёд и не задумывались над тем, как будут кормить и одевать ребёнка, если ребёнок появится. А правда оказалась в том, что на капиталистическую пенсию старики не то что за границу не могли поехать, а стали на картошке экономить, покупая ей по штукам.
   
   Сугробин многое уже понимал в причинах и следствиях происшедшей в России социалистической революции. И Ленин не казался ему уже святым, и Сталин не казался демоном. А современные вожди вообще были в его понимании самыми обыкновенными людьми без вдохновенья и желаний строить новое, чистое, лучшее. Они сели на места и защищали их неприкосновенность. И пришедшее ему сравнение их с индюками оказалось настолько ёмким, что и расшифровывать ничего не требовалось. А то, что лес горит по разгильдяйству местных правителей, и объявлять об этом было нельзя, ему было понятно более, чем другим. Как же, подрыв авторитета на местах. А подорвёшь на местах, и выше поедет. Народ смеялся, осуждал, сетовал. Вожди не понимали, что сотворили в душе народа равнодуши,е и не понимали, что могут рухнуть. И продолжали рубить под собой сучок.
   
   Народ в своем равнодушии также не понимал, что система может рухнуть. И не защитил свою народную власть, за которую отдал столько сил и жизней. Индюки довели народ до того, что народу казалось - хуже быть не может. И поддавшись пропаганде предателей и врагов, внутренних и внешних, народ отстранённо наблюда зп развитием событий в девяносто первом. И понял, что также попал в чужой суп, как и индюки, когда всё рухнуло, и на землю Советскую пришёл хищник, без колебаний принявшийся разрушать всё на своём пути. Осознал народ, что стабильность и скромная, но надёжная жизнь - это единственное, что хорошо. Но было поздно. Остался народ без работы, без зарплаты, бес пенсий и без надежды. Лучше, оказывается для народа, рассказывать негромко анекдоты про вождей при таком - сяком социализме, чем громко кричать, что президент прохвост, и остаться без средств существования при самом лучшем капитализме.
   
   Сугробин, покурил с Капитонычем, положил лопату на плечо и побрёл в глубь горящего леса.
   - На разведку Капитоныч послал, - крикнул он Анатолию.
   Вдоль дороги копошились спасатели. Двое с топорами рубили поросль и кидали её вглубь леса. Остальные с лопатами неуверенно и недоверчиво подходили к очагам огня и швыряли в огонь песчаную землю. Земля была сплошь песчаная, лёгкая. Песок рассыпался по огню, перекрывал доступ кислорода и гасил пламя. И казалось, всё - очаг потушен. Но огонь проник везде. Лёгкое дуновение воздуха, и из - под присыпанной песком древесины снова взрывается пламя. И снова надо присыпать, присыпать. Земля под ногами как горячая сковородка. Сверху жгучее не по сезону солнце. Вокруг едкий дым и огонь. Огонь, которого по законам физики уже не должно было быть. А что-то продолжало гореть под песком без кислорода и смрадно дымить.
   У бачка с водой, выставленного у машины, постоянные клиенты. Всё время хочется пить. А после воды просыпается на время утихший голод. Все понимают, что еды не будет, но надеются. Человека же оставили. Прошло часа четыре, когда, за не упавшим ещё лесом, поднялась громадная чёрная туча. Вся бригада собралась у машины. Что-то горело очень смачно. Капитоныч сказал, что село горит уже третий день с переменным успехом. Как оказалось, в этот момент горело не только село. Горела и сгорела дотла деревня Рябинки в пятьдесят дворов. Пока жители давали встречный огонь, сзади подошёл верховой неуправляемый. И через час Рябинок не стало.
   К пяти часам огонь на контролируемом бригадой участке приутих. Усталый, в саже и грязи, голодный народ собрался под уцелевшими соснами и прилег без обычных шуток и подначиваний. Неожиданно подошла машина и "наш" оставленный человек вылез из кабины с сумкой хлеба и краковской колбасой. Белый мягкий хлеб и кружок полукопчёной колбасы в триста граммов, подняли на ноги самых истомившихся. Досталась порция и Капитоновичу. Хлеб, колбаса и вода никогда ещё не казались такими вкусными. Все жевали, не сдёргивая оболочку с колбасы, и слушали лесника, который успевал жевать и говорить.
   "Какой лес здесь, сами видите, - показывал он на уцелевший лес, - Какая красота в любую погоду. А когда дождь, сядешь под непромокаемую сосну, и слушаешь, как иголки с капельками разговаривают. Ведь всё живое. Думаете, что лес глухой, слепой, бессловесный. Сосем не так. Лес живой. И когда дождь, и когда сухо, и когда под сильным ветром шумит. Всегда по новому, по своему. Прижмусь, бывало, к стволу, приложу ухо и слушаю. И кажется, понимаю, что говорит. И спокойно становится, радость какая-то появляется. А сколько зверя здесь было, птицы боровой, зайчишек тьма - тьмущая. Куда все ушли? Птицы погибло много. Она глупая, сидит, чего-то ждёт. Вспархивает, когда огонь по гнёздам побежал. А рыбы в озёрах и речках! Теперь сто лет сосна расти не будет, - грустно закончил он. - Рябинки сгорели, село горит, да и Дорогуча сгорит". Сказал он последние слова как-то безразлично и равнодушно. Сугробину показалось, что он устал от пожара, устал от переживаний и собственного бессилия перед стихией. А перед этим рассказ его был яркий. Рассказ человека знающего свой лес, влюблённого в родные места. Теперь сто лет леса не будет. Жизнь человеческая измеряется другими сроками, и что ему теперь ждать в пятьдесят с добавкой. Бригада покурила после еды и пошла грузиться в машину.
   Усталые, пропитанные до костей грязью, потом и дымом, спасатели вернулись в Дорогучу, когда смеркалось. Зарево, также как и сутки назад, мрачно висело над лесом. Первое желание было помыться. Речушка Дорогуча в засуху превратилась в мелкий ручей, но каким - то чудом вода в полноводное время выбила ямку, которая была наполнена водой. И в неё влезло сразу полсотни голых мужиков, похожих на чертей с лубочной картинки дореволюционного исполнения. Вода самое великое чудо и ценность. После помывки даже есть не так хотелось. Никто из института на пожар не приехал и никакой амуниции, обещанной Емельянычем, Сугробин не получил.
   - Что ж, - сказал Леонид Анатолию, - ввиду невыполнения обещаний руководства, я освобождён от своего обязательства и линяю с первой машиной.
   - Имеешь право, - подтвердил Толя.- Это им не пузики-арбузики.
   Они покурили на крылечке. Усталость быстро уложила народ на боковую. Матрасов для устройства постелей не прибавилось, и Леонид снова примостился на лавку, и сны в эту ночь не снились. Затылок от полена гудел. Но сил улучшить спальное место не было и, поменяв руку под головой, Сугробин снова тревожно засыпал.
   На утро ничего не изменилось. Долго на представленных постелях не понежишься. Поднимались люди один за другим, лишь забрезжил рассвет. Еду снова никто не представил. И снова митинг у конторы. Грузовики тоскливо стояли в ряд. В десять часов к конторе подрулил торговый фургон на ЗИЛе. Из кабины выбрались две женщины. Одна сразу прошла на крыльцо конторы и звонким голосом объявила:
   - Товарищи пожарники! Сейчас я выдам вам деньги на неделю вперёд по пять рублей за день на человека. В машине продукты и вот продавец. Покупайте еду на все деньги и кормитесь. А, покормившись, наш лес спасайте. Продукты покупайте сразу. Лавка уйдёт. В общем, заботьтесь о себе сами. Всё. Пусть бригадиры со списками подходят ко мне. И скрылась в конторе. Продавщица с водителем раскрыли фургон и забрались вверх, организуя торг. Хлеб, колбаса, консервы, конфеты, печенье, табак.
   Сами, так сами. Толя получил деньги и проводил совет о закупках.
   - Овощей они не привезли, и супы варить не из чего. Будем есть колбасу и пить чай с конфетами. Согласны!?
   - Согласны - не согласны, а куда мы на хрен денемся! - сказал мудрый человек из народа.
   Сугробин, потолкавшись среди народа, подошёл к водителю фургона.
   - Слушай, шеф! Ты меня не можешь доставить до Волги. Хоть на колесе. Мне надо срочно возвращаться в Горький.
   - Не получится. В кабине места нет, а в фургон с товаром посадить нельзя.
   Уговаривать было бесполезно. Фургон ушёл, и Леонид вместе с бригадой снова поехал на пожарище. За ночь большой огонь ушёл куда-то к Ветлуге в Марийскую республику. Дел было немного. Появившийся Капитоныч распорядился, чтобы пожарники парами делали обходы по трассе, отделявшей живой лес от горелого, и засыпали песком живой огонь. Так и ходили по очереди. А в остальное время сидели в песчаной канаве и перебирали события в мире, олимпиаде. Обед организовали по предложению Сугробина поджаренными колбасками на шампурах из берёзовых прутиков. И потчевали друг друга старыми анекдотами, и смеялись как над вновь услышанными. Так прошли ещё три дня. Начальство не появлялось. Транспорт на Волгу не ходил. Контрольное время у Сугробина заканчивалось, и планы поступления в институт срывались. "Кисмет", - снова говорил сам с собой Леонид, мрачно раскуривая сигарету за сигаретой. Одновременно молчаливо обзывал самого себя неласковыми именами за проявленную мягкотелость. Ведь знал, что надо всегда в таких делах быть твёрдым, и не выручать даже друга, если это вредит самому. Но он согласился, доверяясь слову начальника и выручая его. Он понимал, что ругать Емельяновича бессмысленно. Сам мудак. И было грустно оттого, что он взрослый и мудак.
   В последний день августа в шестой день пребывания на пожаре, боевые бригады, возвратившись вечером в Дорогучу, не узнали посёлка. Всё пространство было наполнено шумом, гулом, звоном стройки. На пожар прибыло пополнение около тысячи человек, снаряжённое и организованное. И вся эта команда окапывалась, ставила палатки, строила кухни. Две полевые кухни весело дымились, и разносился притягивающий запах борщей. Тяжело и глухо рыча, в направлении большого огня промчались три боевых танка, с повернутыми назад длинными стволами орудий. Прибыла дополнительная команда и из института. Привезли с собой матрасы, одеяла, и даже кипятильник титан с трёх - фазным питанием. Для подключения такого агрегата электрооборудования в Дорогуче не было. Поставили его в угол школьной прихожей как украшение. Посылки от Емельяновича с сапогами и одеждой не было. Назад ни один транспорт не пошёл. Был приказ, чтобы все автомобили находились при спасателях. После долгого ожидания и стояния в очереди, Анатолий с помощниками принесли бачок с борщом и люди впервые за неделю поели нормальную еду. Утром, среди прибывших, Леонид обнаружил Макса Воскобойникова.
   - Вот уж не ожидал тебя встретить здесь, - удивился Макс.
   - Приходиться благодарить Емельяныча. Он Суматохина моей спиной защитил, из постели вынув. И приёмные экзамены мне в юридический сорвал.
   - Зачем тебе юридический?
   - Не знаю зачем, но нутром чувствую, что надо. Организм Сугробина за полтора десятка лет чувствовал смену декораций.
   - На следующий год поступишь, - утешил Макс и без перехода сказал. - Знаешь, на меня Алёна в суд подала. Требует, чтобы я признал отцовство. Пацану уже год.
   - Так зачем суд? Признай и все дела.
   - Меня Татьяна убьёт или сама себя, как она сказала. Я и так едва её успокоил. Говорю, что ничего не было и ребёнок не мой.
   - Сукин ты сын, Макс, а не мужик. И чем ты передо мной сейчас хвастаешь.
   - Я не хвастаю. Я помочь прошу.
   - Чем?
   - Выступить на суде свидетелем. Сказать, что я с Алёной ни, ни...
   - Ты мне неприятен, Макс. Но я выступлю на твоей стороне, потому что Алёна мне неприятна вдвойне. Уже укладываясь с тобой в постель, она понимала, что может разрушить вполне добротную семью. А родив ребёнка, она откровенно пошла на шантаж, поставив под угрозу жизнь твою или Татьяны. Я большой противник таких действий со стороны женщин.
   - Спасибо
   
   С прибытием массового пополнения, в посёлке вновь появилось местное руководство Конторский дом раздувался от начальников и немыслимой путаницы в попытках организации этой массы спасателей на действительно полезные дела. Был уже полдень, а никто никуда не ехал и ничего не тушил. Не уехал и наш первичный коллектив на свои обжитые места. Жаркий спор стоял между начальниками. И никто толком не знал, что надо делать. Куда послать людей, танки. Какие районы отсекать от огня, где тушить в первую очередь. Лесника Капитоныча на совещание не приглашали. Мелковат он для начальнической мудрости. И даже единоличного командира штаб не выдвинул. Местный второй секретарь авторитетом для горожан не явился. И непонятно куда, непонятно зачем к вечеру народ был развезён по лесу. Мчатся машины километров двадцать. Бригадир кричит: "Стой! Приехали!" А огня никакого нет. Едут туда, где огонь, а там уже отряд работает. Помотаются по лесу машины с людьми, сожгут бензин и в Дорогучу. Бригада Анатолия Капитоныча больше не видела. В Дорогуче качественно работали только повара на походных кухнях. Варили добротно и кормили всех, денег не спрашивая. Приходил бригадир с вёдрами, отмечался у старшего повара и получал еду. Получив матрас и одеяло, залечил синяки на затылке Сугробин. Смирившись с непоступлением на юрфак в этом году, он слушал известия с олимпиады. Там террористы захватили еврейскую спортивную делегацию. Этого следовало ожидать. Кормчий знал, для чего он поддержал идею создания государства Израиль.
   Дни шли, пожары продолжались, и заграждения огню более чем тысячная армия спасателей не поставила. Просто отряды не знали, что делать. Каждый час ползли и менялись слухи: там горит, там сгорело, огнём дорога к Волге отрезана, и огонь к Дорогуче подходит. И подойди огонь к Дорогуче на самом деле, сгорела бы Дорогуча как коробка спичек на ветру вместе со всей многочисленной ратью спасателей и тремя танками. В массах спасателей назревало возмущение всем и главным - бестолковостью руководства. Индюки - они и в Дорогуче индюки. Громкие возгласы "Да пропади всё пропадом!" были одни из самых мягких. А в ответ на одёргивания осторожных, слышалось убийственное: "Дальше шахты не пошлёшь, меньше кирки не дашь!" Сугробин ничем не возмущался. Но предполагал в раздумьях от ничего не деланья, что вместо всей этой толпы начальников, надо было прислать одного боевого полковника, который в один день сформировал бы из этой орды стройную боевую часть, каждое подразделение которой знало бы свою задачу и район действий.
   Прохаживаясь в босоножках по перекрёстку лесных дорог, Леонид встретил остановившийся УАЗ, из которого выбрались четверо начальников. Раскрыв планшет с картой, один из них стал что-то объяснять остальным. В человеке с планшетом Сугробин с удивлением узнал Гришу Шляпкина, лейтенанта из его роты.
   - Григорий, ты1 - подошёл он к группе товарищей. Григорий уже свёртывал карту.
   - Леонид Иванович, - узнал его Григорий и обнял Сугробина. - Вот это встреча. Да так и должно быть. Мы с тобой штатные спасатели. Тогда хлеб спасали, сейчас лес спасаем. Не может страна без нас.
   - Но как запрограммировано. И там, и здесь бардак с общим знаменателем.
   - Не переживай. В Сибири и Дальнем востоке совсем с огнём не борются.
   - Люблю я тебя, Гришенька, за твой оптимизм. Давай командуй. Тебе я доверяю. Они ещё раз обнялись и начальники уехали. Леонид вспомнил, что Григорий работал в областном управлении по лесу.
   
   Между тем временем командовал сентябрь. Погода начинала улучшаться. На небе, мешаясь с дымом, стали появляться серые облака. Иногда падали редкие капли дождя. Не один бы спасатель поставил свечку всевышнему, моля о дожде. Но в безбожном государстве свечами не торговали, и приходилось только шептать молитвы. И Бог смилостивился. К десятому сентября в ночь подул ветер, загремел гром. Мужики поднялись с постелей, собрались на крыльце. Шумели сосны. Редкие капли падали медленно и казалось, что ветер разнесёт тучи, когда упал ливень. Дождь шёл сплошной стеной и продолжался более часа. Радостные разговоры продолжались до утра. Это был наилучший и наисчастливейший выход из тупиковой ситуации в этой пожарной истории.
   Утром совет командиров решил, что держать возле себя возбуждённую, ругающуюся и способную на неадекватные поступки толпу опасно. И дал команду на демобилизацию. Самые организованные быстро погрузились и уехали не пообедав. Бригада Анатолия пообедала, погрузилась в выделенный "УРАЛ". С нами устроился Макс. Анатолий скомандовал из кабины "Вперёд!". Прогремел деревянный мостик над речкой под колёсами, и через минуту Дорогуча скрылась за зелёными соснами. За Волгой, в Воротынце, Леонид с Максом купили бутылку коньяка и, выпив по стаканчику, решили про пожар не вспоминать, как о времени ненужных потерь.
   
   1Х.
   
   В середине октября в гараже частного дома Бориса Шуранова Леонид Сугробин вместе с сыном Бориса молодым инженером Пашей закручивал последние гайки на колёсах УАЗика, который ремонтировался с весны и, наконец, принимал рабочее состояние. Капитально был отремонтирован двигатель, поставлены новые подвеска и коробка передач. Брезент на жёсткий кузов решили заменить на следующий год. Паша был крупнее Леонида на две весовых категории и ворочал массивными баллонами, как лёгкими колёсами от "Жигулей". Погода была золотая. И гончая Бориса, очень ласковая с людьми и неутомимо злая на охоте, вертелась и повизгивала в предчувствии скорого свидания с лесом и зайцами. Паша на охоту в этот раз не собирался. Он рано женился, и его подпирали малые дети.
   - Вот и всё, - сделав последнюю затяжку,- сказал Паша. - Сейчас батины военпреды с Сормова приедут, и батя подойдёт. Можно укладываться. Ружьё у тебя здесь? А то моё возьми.
   - Всё у меня здесь. Даже фляжка наполнена.
   - Тогда собран полностью.
   Заскрипела тяжёлая калитка, и вошли два капитана второго ранга, не в форме моряка, конечно. Но мы знали, что они капитаны. Оба в сапогах, плащах - накидках и с рюкзаками, из которых торчали ружейные чехлы.
   - Грузиться можно? - закричал черноволосый Никола.
   - Едва доволок, - сказал его коллега Аркаша, сбрасывая рюкзак в машину. - Этот чёрт кричит без остановки, "грузи, грузи". А я уже на плечо поднять не могу.
   - А ты как думаешь три ночи на улице прожить? - сказал Николай.
   - Костёр разведём, - сказал Аркадий. - А Борис где?
   - Борис на месте, - сказал Борис из раскрытой калитки. - Время в обрез. Через пять минут выезжаем. Пань, открывай ворота и выгоняй. Водку все запасли? Кто не запас, наливать не будем.
   - По дороге магазинов..., - протянул Аркадий. - Доберем всего, о чём позабыли.
   - В дороге и проверим у кого что. Последняя остановка в Ковернино.1 Там должны быть в четыре вечера, - сказал Борис, усаживаясь на место водителя.
   
   Ласковая собачка Лада забралась в машину, не дожидаясь приглашения. Собака Лада была из хорошей собачьей семьи. Её мать была известна широкому кругу охотников и сгинула в лесу. И как размышлял Борис над её пропажей, что увлеклась собачка, и забежала в волчьи урочища.
   С семьёй охотников Сугробин познакомился через Воскобойникова, который в день Красной армии припёрся к нему домой вместе с Пашей. И восторженно поддатый, восхищался мощью приятеля, который как бульдозер, продвинул автобусную беспорядочную толпу, и они протиснулись в переполненный автобус. Потом Леонид по случаю зашёл в Пашкин дедовский дом, стоявший на берегу отрога Ковалихинского оврага. Разговорились и незаметно подружились в общих работах по восстановления редкой тогда машины - вездехода, оказавшейся в частных руках. "Хорошие люди должны держаться кучкой", - не раз приговаривал Суматохин по случаю и без случая. Они и держались, совершенно не думая, что они хорошие. Держались и выживали в нередкие полосы черноты, когда казалось, что всё кончено. Они не ставили перед собой задач исправления официальной линии властей, не воевали на партийных и профсоюзных форумах. Но не поддавались и пропаганде, широко внедрявшей в общество уже не соответствующие научному социализму догмы и обязаловки.
   Николай сидел рядом с Борисом, Аркадий, Леонид и собака сзади.
   - На выезде из Сормова нас на мотоцикле ещё один поджидает, - сказал Николай. - Наш человек, с завода. И собака с ним.
   Мотоцикл с коляской стоял на условленном месте. Высокий, лет сорока, мужик попросил взять в машину собаку.
   - Ладно, - сказал Борис. - И пёс пробрался назад. Сразу стало тесновато. А кобель, унюхав сучку, полез к ней по своим кобелиным делам. Лада рыкнула и куснула кобеля за морду. Тот отодвинулся, но не обиделся и снова полез.
   - Вот ведь, - засмеялся Никола. - Его кусают, а он внимания не обращает. Вот поэтому собачьи кобели и добиваются успеха. А человеческих кобелей куснут игриво, а они сразу в бега. Так и остаются с носом.
   - Давно это понял? - спросил Борис.
   - Как только моряком стал. Моряки не отступают.
   Машина бежала резво. Время ещё резвее. В Ковернино остановились возле чайной. Никола предложил остограмиться перед въездом в лес. Водители отказались, чтобы не рисковать перед местным ГАИ. На троих взяли бутылку и по толстой котлете с жареным картофелем. Полдня в хлопотах по подготовке машины и неблизкий путь притомили. Леонид выпил водку, съел вкусную котлету и ему стало хорошо. Захотелось прилечь, подремать.
   - Здесь должен быть дом крестьянина, - сказал он. - Может, в лес не поедем, заночуем. Кормят вкусно.
   - Не баламуть, - одёрнул его Николай. - Моряки не отступают. Сказано в лес, значит в лес. Проедем километров двадцать и в кусты. Палатку поставим. Охотниками на привале будем, как в кино.
   
   Двадцать километров по спидометру прошли в темноте по совершенно раздолбанной колее. На двадцать первом километре фары высветили просеку. Борис свернул, проехал ещё пять километров, уперся в завал, остановился и выключил мотор.
   - Всё! Встали. Утром разбираться будем.
   
   Утро было похмельное. "Особенности национальной охоты" снятые на киноплёнку спустя четверть века, снимались не с чистого листа. Когда собирались на охоту на два выходных дня, Сугробин от такой охоты отказывался. Охоты не получалось. Приезжали на место, выпивали. Утром опохмелялись, стреляли по бутылкам и возвращались. "Пять полных дней, и точка, - говорил он. - Первый день пьём. Второй день возвращаем себя к жизни. Третий и четвёртый день охотимся и на пятый возвращаемся здоровые, отдохнувшие, с добычей".
   Место стоянки, которое выбрал случай, оказалось со всех сторон удобное. Небольшая поляна, окружённая вековыми соснами, за стволами которых белели многочисленные молодые берёзы. Бурелом на дороге, обеспечил добротное сухое топливо. Под свет фар охотники поставили две палатки. Под дно палаток положили плотный слой пихтового лапника.
   - Не жалейте лапник, - сказал Борис. - Земля холодная
   От аккумулятора провели в палатки провода и организовали освещение. Время было тёмное, но раннее. На костре в котлах быстро закипела похлёбка с тушёнкой и чай. На плотной фанере, выполнявшей в машине ровный пол, организовался жёсткий стол. И в неторопливой беседе охотники засиделись заполночь. И не каждый утром вспомнил, как укладывался спать.
   Капитаны, друзья Бориса Шуранова, дослуживали последний год в должности военпредов на Сормовском заводе. Нахватались за время службы немало рентгенов, и подолгу лечились в военном госпитале. После ухода на пенсию Николай на следующий год заступил егерем на охотничей заимке от Сормовского завода. на берегу Керженца1. Аркадий отсиживался дома. Николай всё время задирал Аркадия, подшучивал. Тот также обижался шутливо ненадолго. С ними было просто и весело. К сожалению, прожили оба капитана на пенсии недолго.
   Собаки, не дождавшись подъёма охотников, долизали вечернюю еду и скрылись в лесу. Когда Леонид вылез из спального мешка, с трудом разминая затёкшие мышцы, вдалеке послышались звуки собачьего гона. "Ав, ав, ав", - глухо и редко подавал голос кобель. "У... у... у..," - не выговаривая, визжала самочка. Собаки приближались к стоянке. Но заяц круто повернул в сторону, и лай удалился за ним.
   - Надо выйти на тропу, стрельнуть. А то измочалятся впустую наши гончары, - сказал сормович- мотоциклист. - Пойду, встречу.
   - Я не могу, - хрипнул Николай, выползая на четвереньках из палатки. Осмотрелся, увидел Леонида. - А ты, боженька, уже гуляешь. Достань пузырёк, и омой мою душу. Ничего не вижу, ничего не слышу.
   - Думаешь, душа твоя примет, - усомнился Сугробин, которого Николай окрестил "боженькой" в день их знакомства в усадьбе на берегу Ковалихинского оврага. Но пошёл к машине. На волю вышли из палатки Борис и Аркадий. Сормович вскинул на плечо ружьё и ушёл спасать собак, которые, задыхаясь, пошли за зайцем по второму кругу. Борис присел у костра, ещё дымившегося с ночи тонкой струйкой и начал раздувать пламя.
   - За смертью тебя только посылать, боженька, - ворчал Никола, усевшись возле костра на обрубок сосны. - Наливай. Всем наливай и себя не забудь. - Взял налитый стакан. Подумал и спросил, - Душа, примешь? Не сердись, душенька. Лучше отодвинься, а то обрызгаю. - И проглотил, сморщившись, одним духом.
   Охотники выпили, - закусывая лещём в томатном соусе. Вдалеке послышался выстрел, затем второй.
   - Настоящий охотник уже с добычей, а вы, командиры - алкаши, ружьё в руки взять неспособны, - высказался Борис. Подумал и добавил, - надо повторить по стопочке, не прожигает что-то.
   Повторили. На стоянку прибежали собаки. Усталые и довольные. За ними появился охотник с убитым зайцем в руках. Собаки подбежали к нему.
   - Сейчас, сейчас, - успокаивал он собак. - Нож не взял, - пояснил он, отрезая по лапе собакам. Получив заслуженную добычу, собаки довольные улеглись и грызли хрящи вместе с пухом.
   - С полем! - поприветствовал его Борис. - Держи стакан. Надо отметить такое дело.
   К полудню пробилось солнце и осветило поляну. Допив припасы и пообедав вновь сваренным густым макаронным супом, охотники сладко спали. Борис сидел в машине, упав головой на руль, Аркадий лежал в палатке, а Николай с Леонидом, расстелив спальники на полянке, лежали рядком, поворачиваясь захолодевшими боками к солнцу. Вечером пили крепкий чай и рассказывали байки.
   С утра, едва забрезжил рассвет, началась охота. Леонид считал псовую охоту на зайцев по чернотропу лучшей из охот. Лучшей, когда собак не менее двух. В заячьем лесу собаки быстро находят и поднимают зайца, и начинается. Лада лаяла непрерывным звонким голосом. Кобель трубил густым басом. Остывшие за ночь деревья резонировали. Берёзки трепыхали оставшимися листочками, и в воздухе стоял звон. Когда охотников много, заяц попадает под выстрел быстро. И собаки, обглодав положенную по охотничьим законам, лапу, снова срывались на поиск, и снова раздавался азартный лай собак. К середине дня все притомились. Охота была удачна. Каждый нёс привязанного на спине зайца, а сормович и Борис по два. На опушке поля, где когда-то стояла немаленькая деревня, с берёзы сорвался тетерев. Николай и сормович выстрелили одновременно, и расспорились о том, кто попал. Аркадий вынул монету и предложил жребий. На том и порешили. По лесу на просеках метров через триста на всём обозримом пространстве и дальше большими кучами лежали гранулы поваренной соли, диаметром миллиметров семьдесят. Работали геологи, определяя площади и толщину залегаемых пластов. Под землёй лежали неисчислимые миллионы тонн поваренной соли. И сейчас лежат, составляя крупнейшее месторождение России для потомков. Потом Леонид прочёл в местной прессе, что существует проект по доставке соли главному потребителю в город химиков Дзержинск. Предполагалось соль разжижать и гнать рассол по трубам. И это будет дешевле, чем доставлять соль с озёр Эльтон и Баскунчак. Но дело не дошло до реализации, и месторождение осталось для будущего. Для подтверждения факта Леонид положил парочку гранул в рюкзак.
   Усталые собаки дружно легли отдыхать. Николай с Аркадием занялись варкой супа из тетерева.
   - Мне домой ничего не надо, - сказал Леонид. - Поэтому я приготовлю своего зайца на вертеле. Мне русачок весьма крупный попался Перец, лук и уксус у меня есть. Немного подмаринуется до вечера и закусим, как белые люди. Никто не против? Все были не против.
   - Шкурку я заберу, - сказал сормович. - Но за это сам её и сниму.
   - Нет вопросов у матросов, - сказал Сугробин, закуривая. - А у наших капитанов всегда два иль три вопроса.
   - И откуда ты, боженька, всё это знаешь? - лениво поинтересовался Николай.
   
   На следующий год охотничей экспедиции было посвящено три недели летнего отпуска. Борис и Павел Шурановы, жена Бориса и Пашкина мама Ирина Шуранова; друг Паши и внук народного комиссара в Туркестане Розанова Николай, и Сугробин составили боевой коллектив. В машине заменили брезент на жесткий кузов, для чего сделали лёгкий каркас из деревянных планок, обтянули стеклотканью и пропитали её эпоксидной смолой. После зачистки и окраски всё выглядело снаружи очень солидно, по заводскому. Внутри кузов утеплили пенопластом. Задняя дверь обеспечивала удобство загрузки и посадки. Рундуки с двух сторон позволяли спрятать мелкий груз, были одновременно сиденьями для четырёх человек и спальными местами для двоих. Поставленный дополнительный топливный бак и трёхходовой кран увеличивали пробег автомобиля без заправки до семисот километров. Пять человек и собака Лада - полный состав экспедиции, легко разместились в автомобиле. На раныше уместилась на крыше трёхместная резиновая лодка. Ещё большие возможности для экспедиций мог бы создать прицеп. Но прицепы тогда можно было увидеть только в кино. Была ещё только середина семидесятых. И такой агрегат и без прицепа вызывал жгучую зависть у любителей таёжных путешествий с удобствами.
   
   В знакомом Сугробину Воротынце переправились на другой берег и по неведомым дорожкам отправились по левому берегу, приглядывая красивые и удобные места для длительной рыбалки, охоты и всестороннего отдыха. До неведомого ещё места стоянки при форсировании, как показалось, обыкновенной большой лужи, круто сели. Борис, сидевший за рулём, включил второй ведущий мост. Никаких сдвигов. Колёса сначала крутились, а затем погрузившись глубже, заклинили и мотор заглох.
   - Доставай, Пань, основную верёвку, лопату, топор, - обратился Борис к сыну. - И все выползайте. Будем аварийный рывок делать.
   То, что они тогда сделали, Сугробин никогда не видел и не слышал. В двадцати метрах от машины стояла сосна. Борис накинул петлю на крюк переднего бампера, кинул второй конец на сухое место всем троим мужикам, стоявшим и смотревшим.
   - Обвёртывайте верёвку вокруг ствола на высоте груди и натягивайте как струну. А теперь вставайте с одной стороны каната и все вместе со всей силой ударяйте грудью по канату. Пошли.
   От первого удара было видно, как машина дёрнулась. Ещё рывок, ещё! Верёвка ослабла на полметра.
   - Перевязывайте снова в струну, - крикнул Борис из кабины. - Пошла милая.
   Ещё две перевязки и передние колёса оказались на твёрдом сухом грунте. Мотор со всеми своими лошадиными силами рявкнул, и машина выбралась из засосавшей лужи. Потребовалось всего тридцать минут.
   - Это давно известный способ. Но им редко пользуются. Обычно идут за трактором, - пояснил Борис своим коллегам, задумчиво смолящим сигареты.
   - Не знаю, буду ли пользоваться, но обучился очень для себя новому и поучительному, - сказал Сугробин. - За науку с меня причитается.
   - Согласен, - сказал Борис. - Очень жаль, что мало людей понимают, что за науку надо платить.
   
   Остановились километрах в десяти от устья реки Суры. Сура впадала в Волгу с другой стороны. Высокие правые берега Суры и Волги образовали гору. И городок Васильсурск, разместившийся на ней, высвечивался в лучах заходящего солнца неприступной крепостью. Место напоминало соединение Волги и Оки в Нижнем Новгороде. Только кремля не было. Левый берег Волги был низким, заливным на многие километры, заросший смешанными лесами, скрывавшими бесчисленными озёра и ещё более бесчисленные болота. Базовый лагерь организовался между длинным заливным озером до сотни метров шириной и бывшим островом на Волге. Остров стал полуостровом, так как протоку в нескольких километрах выше по течению замусорило, заилило и застило прибрежным ивняком. За бывшим островом текла Волга в километре от лагеря. И плыли по ней белые теплоходы, звучала музыка и в бинокль было хорошо видно счастливых путешественников без забот.
   Прекрасна река Волга. Нижегородцы отдыхали на Волге от Чкаловска до Васильсурска. Отдыхали, когда не было баз отдыха. Отдыхали, когда баз было мало. Отдыхали и тогда, когда баз стало достаточно. Всё было просто. Выбирала компания или группа или пара место, ставила палатку, забрасывала удочки и кайфовала. Бандитов и всякой мрази почему-то не было. И можно было без боязни жить вдвоём или с детьми, наслаждаясь свободой, гордясь добычей, чувствуя себя добытчиком, защитником и вообще мужчиной.
   Всё стало уходить с начала непонятной перестройки. И окончательно ушло после падения Советского Союза. Появляться на реке без подготовленной защиты стало не позволительно. Пропадёшь, и искать никто не будет. Берега всё больше и больше становятся собственностью и огораживаются. И скоро в лес за грибами будет выехать невозможно. Частная собственность наложит лапу на всё и оставит остальным свободу не быть нигде, не быть никем, не быть ничем. Даже уход из этого мира стал таким накладным, что беднякам, а их как - никак девяносто процентов, приходится с рождения откладывать деньги на мало-мальски приличные похороны без попа и оркестра. А у капитализма кризисы, дефолты в арсенале средств на облапошивание непонятно зачем размножающегося и живущего контингента тружеников, обрабатывающих и обслуживающих хапуг и государственный аппарат. И пропали все накопления на чёрный день! И снова приходится труженикам терпеть. Но как только общество подойдёт к границе, за которой цена терпения и жизни сравняется, снова настанет время, когда люди скажут, что терять им нечего, кроме своих цепей. И понеслось... Как это регулярно повторяется в мире и ничему ниеого не учит..
   Почему хапужные люди этого не понимают? Заблуждение простаков, что не понимают. Для Сугробина всё было ясно с первых размышлений об устройстве мира, и выявления первых непонятностей строящегося социализма. Он знал, что хапужные люди не глупы и всё понимают. Но они знают, что жизнь коротка и надеются, что в срок их жизни месть униженных их не коснётся. И ещё хапуги, завоеватели, властители мира уверены, что земное существование и есть вся жизнь. И если земное наказание их не коснётся, то и беспокоится не о чем. И хапают, и хамят, и надругаются хапуги во всём мире. И законы всех государств, кроме социалистических, потворствуют им в этих безбожных делах.
   Но как они плачут и каются, когда начинается народная война против них. Когда рушатся государства, горят нажитые неправедно поместья и дворцы, а самих властителей вешают на фонарях, расстреливают без суда и следствия, бросают живыми в шахты, топят и подрывают. Как хапуги начинают громко кричать тогда, что они не понимали что творят и начинают вспоминать Бога и божеские заветы. И призывать восставших униженных к милости. Но пусть не смягчаются сердца мстителей, потому что отпущенный милосердным, хапуга вернётся и вырежет с твоей спины кожу на ремни для спутывания твоих рук. Не верьте хапугам, народы!
   
   Новый российский порядок исторически определяет события в России в октябре 1917 года как насильственный захват власти, переворот, совершённый большевиками из Российской социал-демократической рабочей партии (Меньшевики также состояли в РСДРП) И всё это правильно даже без упоминания о том, кем, на какие деньги, и для каких целей была создана эта партия тайными вождями правителей мира. (Экспроприатор Камо и жалкие рабочие ячейки с грошовыми зарплатами не могли собрать то количество средств, которые были нужны для организации партии, содержания руководства за рубежом, созыва и проведения съездов, выпуска газеты и создания тех же рабочих групп и содержания партийных нелегалов) Неправильно только одно. Россию сломали не большевики, и не сионистко - масонские организации из тайного мирового правительства. Россию сломала сама Россия.
   Бездарная абсолютная власть самого бездарного монарха. Николай П настолько был непопулярен в народе, что в обычных разговорах назывался просто Николашкой, а после расстрела рабочих на Дворцовой площади ещё и Николаем кровавым. Глупая буржуазия и купечество, состоящие из одних хапуг. И ещё более глупая интеллигенция, до сего времени не знающая, что ей надо и в каком общественном устройстве она желает быть. А по всей территории империи безземельное крестьянство и замордованный пролетариат. И неспокойные окраины. На западе Финляндия, Прибалтика и Польша, желающие освободится от бездарного царизма, на юге разрастался самостийный украинский национализм, на Кавказе всегда было непросто. Возможно, что Средней Азии было безразлично. Её тысячалетиями завоёвывали то одни правители мира, то другие. Вот что собой представляла Российская империя при вступлении в ХХ век. И как следствие главенствования в государстве хапуг, сокрушительное поражение в войне с Японией, мятежное противостояние народа привительству в течении трёх лет после позорного мира с Японией. И неподготовленное вступление государства в первую мировую войну по глупым обязательствам, заключённым правительством тех же хапуг. Россия сломала сама себя, и боевым масонам - революционерам, организованным, талантливым и решительным было предствлена уникальная возможность подобрать брошенную всеми власть. Их повелителям и не снилась такая удача.
   Прошло семьдесят лет. И снова хапуги у власти и крестятся на виду у всех перед телекамерами, причисляют покрытых позором правителей к лику святых и разглагольствуют о падении нравственности. Ничему история хапуг не учит. И не надо верить их сладким речам, не надо допускать их до власти. И пусть хапуги думают и следят за хронометром. Время в ХХ1 веке периоды сокращает до минимума. Оружие становится портативным и способным к глобальному поражению.
   "Я был богатым, как раджа.
   А я был беден.
   И на тот свет без багажа
   Мы вместе едем!" (Редьярд Киплинг)
   
   Плыли по реке Волга белые теплоходы. Тогда на реках и в лесах было всё для всех. Охотничий билет давал право охотиться и рыбачить на всей территории Советского Союза. И, прибывшая на Волгу, экспедиция поставила две палатки, надула резиновую лодку, построила очаг и приготовила праздничный вечер под названием "Вечер с приездом". Охотники рыбачили на озере и на реке. На охоту выезжали в лес и на болота за десять - пятнадцать километров. На столе всегда была дичь и рыба. По вечерам собирались у костра, слушали музыку, новости мировые и местные, делились своими мыслями, рассказывали о прошлом. Николай, внук народного комиссара, рассказывал о служебной поездке в Индию. Индия в России была интересна со времени путешествия туда Афанасия Никитина. И все внимательно слушали Николая не один вечер. Рассказывал Николай и про своего деда.
   Его дед Розанов, отличился тем, что будучи студентом варшавского университета, прилюдно посикал на памятник императора. Его сослали в Ташкент. Там обиженный дворянин состыковался с местной ячейкой социал - демократов. В это же время подобрал заблудшую европейскую девчонку и женился на ней. Девчонка оказалась дочерью придворного парикмахера Николая П, повздорившая в пятнадцать лет с семьёй. И назло всем стихиям добралась до Ташкента, где вела бродячую жизнь и жестоко бедствовала. У них появилась дочь, а спустя десятилетия и внук комиссара. Как высокообразованного человека, Розанова ввели в состав совета комиссаров и он как - то и чем - то руководил. Судьба у комиссаров в период гражданской войны была завидной и опасной. Но его гибель способствовала внуку. Сугробин наяву убедился, что социалистическая страна своих героев не бросает. Николай закончил архитектурный факультет и, как внук народного комиссара, мог выбрать любое место работы. Он выбрал ленинградское предприятие и получил в Ленинграде квартиру. Сугробин постеснялся спросить Николая о пенсии, которую он или его мать могли получать. Его совершенно не волновали бюджетные деньги, но интересовало время и поколения, которым будут приплачивать.1
   Забот у Сугробина в это время не было. Перед женщинами отчитываться не требовалось. Он был здоров, и ещё молод. От непрерывного трёхнедельного общения с природой в кругу приятных ему людей, Сугробину было без скромности радостно. Ночной порой он смотрел нв звёздное небо и сознавал, что это великолепие бесконечности создано творцом для взора его духа, такого же бесконечного во времени И его краткий путь на земле, подверженный земными испытаниями, не должен быть отмечен обидами на творца за несвершившиеся земные мечты. Чем были наполнены его прошедшие годы? Он не чувствовал, что сделал какое - нибудь зло. Он не стремился стать властью. Ему нравилась его работа. Он любил женщин и хотел иметь детей. Не получилось! Ещё не вечер. И он полностью согласился с английским поэтом, стихотворение которого переписал в свою записную книжку давно, и уже ссылался на него, еогда уезжал в дальние страны, но ещё не во всём с ним тогда соглашался. Вечером, когда все уже спали по палаткам, он сидел у костра и негромко декламировал -
   Когда тебя женщина бросит, забудь,
   Что верил её постоянству.
   В другую влюбись. Или трогайся в путь.
   Котомку на плечи. И странствуй.
   
   Вздыхая, дойдёшь до синеющих гор.
   Когда же достигнешь вершины.
   Ты вздрогнешь, глазами окинув простор
   И клёкот услышав орлиный.
   
   Ты станешь свободен, как эти орлы.
   И жизнь начиная сначала.
   Увидишь с большой и высокой скалы,
   Что в жизни потеряно мало..
   При чтении последних строчек из палатки вышел Борис За ним вышла собака Лада.
   - Что, Леонид, под звёздами снова новую жизнь начинаешь?
   - Так, понимаешь, чистота такая на душе, что постоянно петь хочется. И как сказал поэт: "Счастлив тем, что целовал я женщин. Мял цветы, валялся на траве. Но вот звёрьё (Сугробин потрепал за голову подошедшую к нему собаку Ладу) как брвтьев наших меньших, я никогда не бил по голове",
   
   Охотничья компания держалась несколько лет. Было даже охотничье трёхнедельное путешествие, в котором с Пашей Шурановым и Сугробиным прокатились Макс Воскобойников с женой Татьяной. С собой тогда взяли картофель, лук, муку и водку. Дичь, рыба и грибы шли на стол с поля. Тогда прошли по левобережью Волги и Ветлуги семьсот километров. Машина проходила по лесным заболоченным дорогам, пробираясь по науке Бориса без паники и потерь.
   Есть поверье, что время проведённое на рыбалке, в срок жизни не засчитывается. Сугробин верил, что дни, проведённые на охоте также не засчитываются.
   
   Х.
   
   Владельцем квартиры у Сугробина был представительный хохол Иван Иванович Белинский. Высокий, крупный с благородной головой покрытой густыми седыми волосами, защищёнными от выпадения природой. Сугробин в десятых числах каждого месяца приносил ему плату. Он не извинялся, что берёт весьма прилично.
   - Для дочери строил, - пояснял он. - Сам на пенсии и едва насобирал на первый взнос, а доплачиваю уже вашими деньгами. Дочь уехала счастья искать в Москву. Продал бы квартиру тебе, но я не уверен до конца в её московской карьере. Надумает вернуться, а будет некуда, если продам.
   Сугробин соглашался. Он и купить - то не мог. Пять тысяч рублей он не мог ни набрать по родственникам, ни взаймы взять. Небольшие деньги, которые скопились за время службы куда - то издержались. Все жили от зарплаты до зарплаты. Сожитель Слава женился и в конце лета съехал. Сугробин, не желая терять удобства, платил четвёртую часть чистого заработка, и терпел невзгоды бытовые не придираясь к жизни и не жалуясь на неё.
   Иван Иванович, когда Сугробин заявлялся к нему с квартплатой, доставал нераспечатанную бутылочку, расставлял шахматы. Жена у него ставила на стол картошечку отварную, селёдку, огурчики солёные и уходила смотреть телевизор. Мужчины выпивали, играли и беседовали. Иван Иванович знал наизусть почти всю поэму Котляревского "Энеида". И расставляя шахматы, обязательно повторял: "Эней, детина был моторный..." Бутылочка выпивалась небольшими рюмками, шахматы менялись перед игроками цветом. Игра шла с переменным успехом. Иван Иванович немало повидал на своём жизненном пути. Воевал, списан из армии по ранению при форсировании Днепра. От него Сугробин услышл историю, решившую его сомнения в нужности и правильности строгого приказа Верховного Гланокомандующего, известного в народе как приказ "Ни шагу назад!"
   - Война для меня началась после окончания пехотного училища назначением на должность командира взвода, - рассказывал Иван Иванович. - Дивизия, в которой мне довелось начинать службу, формировалась в Челябинске весной 1942 года. Формировалась боевая часть по всем правилам военной науки, и была к концу формирования полностью укомплектована личным составом, вооружением, необходимой боевой и тыловой техникой. В конце июня дивизию отправили на фронт и разместили на правом берегу Дона в тридцати километрах от реки. Никто нас не бомбил, не атаковал. Дивизия спокойно развернула боевые порядки, выкопала окопы и траншеи и ела горячую пищу.
   - А потом произошло невероятное, - говорил Иван Иванович, - слухов у уцелевших было необыкновенное количество. В центр обороны дивизии подошла и ударила группа немецких танков без пехоты, прорвала оборону и ушла на Дон захватывать мосты. Как будто наша дивизия немцам и не нужна совсем была. Что там было на уме у генералов? Но командиры построили батальоны и полки в колонны, и пошли с пулемётами, пушками и полевыми кухнями к Дону. Идём час, второй. Прошли половину пути до реки. И вдруг по колоннам пролетело. "Танки!" Далее произошло совсем невероятное. Люди начали убыстрять шаг, а затем побежали. Панику остановить было невозможно. Немецкие танки не стали догонять колонны и давить гусеницами. Видимо у них был умный командир, который понимал, что паника уничтожит дивизию без его танков. Они постреливали, чтобы бегущим скучно не было. А что такое бежать пятнадцать километров по июльской жаре в полной амуниции. Я только кричал бойцам своего взвода: "Ребята, не разбегайтесь. Мы все друг друга знаем, и вместе не пропадём".
   - Сколько упало от изнеможения, никто не считал. Но на берег Дона пришла не поддающаяся никакой воинской дисциплине толпа, не понимающая, что же делать. Так и бросались сотнями в воду и шли ко дну. Танки немецкие и автоматчики с высокого берега патронов не жалели. И на другой берег переправилось только треть дивизии из двадцати тысяч человек. Никто никого не мог найти. Командиры тоже тонули не хуже рядовых. И, вообще, всё было очень страшно и обидно. Дивизия погибла, не сделав ни одного выстрела. В самом кромешном бою живых осталось бы больше. Вот и думай сам, Леонид Иванович, кто виноват в гибели дивизии? Видимо и во всей армии, куда входила наша дивизия, не лучше было. И как оценить командарма - наградить или расстрелять? Сейчас много продолжают о жёсткости Сталина говорить. И за заградотряды его обвиняют тоже. А я этот приказ поддерживаю. Стояли бы пулемёты за нашими спинами, может, и Дон бы немцы не перешли. Ведь армия в 60 тысяч человек это лес, а не три тополя на Плющихе. Жуткие времена пришлось перенести под Сталинградом.
   - Когда под Сталинградом стали наступать свежие войска, от наших дивизий оставалось по сотне человек. И в одной балке на каком - нибудь участке в один километр, размещалось пять - шесть дивизий. Мне исключительно повезло. Я уцелел до Днепра. Но после ранения воевать уже не мог.
   
   Сугробин прожил у Ивана Ивановича почти пять лет и подсчитал, что мог бы за это время купить на отданную квартплату автомобиль "Волга". Иван Иванович уже склонялся к тому, чтобы отдать квартиру Сугробину. Но умер скоропостижно. КПСС не строила квартиры в нужном количестве, и немало людей начинали жить в бараках и умирали в них. Но худшее начнётся, когда кончатся сроки службы крупнопанельного жилья, построенного при социализме, и жилфонд посыплется, как карточный домик. Новые жилые дома стоят сейчас годами почти пустые, так как у населения нет денег, чтобы купить в них квартиры. А первые панельные дома стоят шестьдесят лет, и нигде, кроме Москвы, даже не задумываются над тем, что они отработали свои сроки, Просто людям скажут, что квартиры у них приватизированные и, естественно, частные. А это значит, что ничего и делать не будут власти. Скажут, что квартиры у вас частные и катитесь вы по шалашам.
   
   Х1.
   
   Междугородний автобус "Икарус" дальнего следования мчит через Арзамас, Дивеево в Саров. Это сейчас всё называется своими словами. Слово Саров в мыслях тогда держать нельзя было. Закрытый город, который на картах и в справочниках не числился. Федераальный ядерный центр и заводы по производству ядерных бомб и ядерных зарядов для ракет находились в Сарове, бывшей монастырской обители, спрятанной в глуши нижегородско - мордовских лесов. Обитель пользовалась популярностью в Российской империи и посещалась десятками тысяч паломников, в т.ч. императором Николаем П, просившим у Серафима Саровского рождения наследника. Некоторые утверждают, что часть пути от Дивеева до Сарова император прополз на коленках. И бог дал ему наследника Алексея. Правда, хилого, с врождённой неизлечимой болезнью, как и вся Российская империя к его рождению. Русской крови в цесаревиче было 0,39%.
   В своё время за короткий срок шифровальщики называли и переназывали местечко многократно. Назывался нынешний город Саров Приволжском, Конторой N214, Москва - ЗОО, Кремлёв, Арзамас - 75, Арзамас - !6. Но не знали ничего об этом городе только ленивые обыватели и домохозяйки. Враги всё знали. Шпионы иностранные и добровольные российские наполняли Советский Союз, а через спутники всю её территорию сняли по квадратному сантиметру. Сейчас снова десятки тысяч паломников приезжают в Дивеево, находящееся в полутора десятках километров от главной проходной.
   Сугробин поехал в Саров на третьем году службы в НИИ вместе с Жарковым на автобусе без обозначения. Две сотни километров отделяли областной центр от федерального ядерного центра. С Москвой центр был связан самолётом и поездом. Нижегородцы ездили на автобусе, имевшему нешумную остановку на площади Минина у кремлёвской стены. Пассажиры молча подходили, покупали у водителя билет и усаживались в мягкие кресла. Движение было немноголюдным. Из Сарова выезжали только в командировки и в отпуск. Навестить "бабушку" по собственному желанию никто не мог. Этим население платило за предоставленные им удобства жизни. На командированных в Саров, режимный отдел подавал заявки на пропуск с указанием времеин прибытия. И они подавали свои режимные документы дежурному офицеру охраны и пропускались. Объект охранялся дивизией внутренних войск.
   Если из НИИ выезжали на своём транспорте, то дорога была и легче и приятнее. Делали остановки в Дивеево, Арзамасе.
   Дорога шла через поля, поля. И вдруг лес. За лесом ничего не было видно. Город строился двух - трёхэтажным и крыши из - за леса не высовывались. С восьмидесятых годов, когда стало понятно, что иностанная разведка через спутники сняла всю территорию, в городе начали строить многоэтажки.
   Чистый благоустроенный город с сосновым лесом внутри и по окраинам. Уютный универмаг и колокольня бывшей обители с телевизионными антеннами вместо креста. В одном из зданий обители драматический театр. Небольшая речушка под берегом обители в половодьем заливает приличную территорию, заросшую непородным лесом. Через неё проложены пешеходные дорожки от жилых кварталов на дамбах. Магазины в городе заполнены продовольствием по московсим нормам. Нижний Новгород в то время уже круто страдал от отсутствия продовольствия, особенно мясных и колбасных продуктов, и изобилие Сарова было приятным. Одинокому Сугробину много было не нужно. Остальные посетители набивали портфели до незапирания. Сугробин понял, что шпионов здесь быть не должно. Имя полковника Пеньковского было тогда у всех на слуху. И обыкновенному люду было понятно, что предателей надо искать наверху.
   В ядерном музее было безлюдно. Интересующихся пропускали по разрешению. Бомбы как бомбы. Большие металлические контейнеры нестандартной формы и всё. Но ко всему, что касалось создания бомбы, создатели относились очень серьёзно. Когда на Дальнем Востоке совершила вынужденную посадку группа американских самолётов той же модели, что и самолёты уронившие бомбы на Японию, СССР машины не возвратил. КБ Туполева скопировало их до вмятины на пепельнице. Самолёты вышли в серию под маркировкой ТУ - 4. Первую ядерную бомбу испытали 29 августа 1949 года. Сброс этой бомбы с самолёта осуществили 17 октября 1951 года. Первую водородную взорвали 12 августа 1953 года. Это было последнее испытание, которое проходило под руководством Л.П.Берия. Первая термоядерная бомба была испытана в 1956 году. В 1956 году первая ядерная голова мощностью 40 кт была поставлена на баллистические ракеты. С постановкой бомбы на вооружение в 1953 году ( "Татьяна", можность 20 килотонн ) армия СССР через некоторое время была сокращена на 2, 6 млн. человек.
   Гостиницы в Сарове располагались в парковой зоне рядом с водоёмом, где летом можно было искупаться, и вблизи от центра и института. Весь район был застроен типовыми одно - двух семейными коттеджами с небольшими приусадебными участками. В них жили в своё время учёные и другие специалисты из Москвы. Для них же работал и аэродром, чтобы они могли на выходные слетать в Москву и навестить свои семьи.
   Сугробин регулярно после первой поездки посещал федеральный центр. Иногда подолгу. Жил он, в основном, в заводской гостинице, стоявшей в "генеральской" зоне, где был магазин - ВИП, по нынешним понятием, кафе. В этой гостинице было спокойнее и с лучшими удобствами в номерах. Тихо и уютно было настолько, что не раз приходилось видеть лосей, гулявших под окнами.
   С конца семидесятых в городе стало ухудшаться снабжение. Были поставлены заслоны на вывоз продуктов за ворота города. Горожане стали покупать мясо и другие мясные продукты по талонам. И командированным приходилось эти талоны доставать. Сугробин к тому времени был настолько "своим", что его профком завода всегда обеспечивал талонами на мясо и колбасу.
   Строительство и содержание таких городов обходилось государству недёшево.Но в период жёсткого противостояния и тотального шпионажа создание таких городов было оправдано. В США немало подобных объектов, в которые доступ ограничивается намного жёстче. И всё же шпионов надо прежде всего искать в верхах, среди которых немало тех, которым хочется "играть роль и войти в историю".1
   
   Михаил Курмышов, Виктор Кумакшев и Леонид Сугробин выпивали в Архирейском саду. Леонид встретил Курмышова на Покровке, когда тот шёл в редакцию областной молодёжки, где Кумакшев тогда работал. Шёл в надежде занять трёшницу на выпивку. Поэты и писатели регионального калибра литературным трудом зарабатывали крохи и подрабатывали, где могли. И в этот раз денег у Кумакшева не было. Оба смотрели на Сугробина. Бутылку водки и три пирожка с капустой они купили в буфете гостиницы "Дом крестьянина". И в поиске удобного места для самообслуживания зашли в бывшие архиреевы владения. Сам архирейский дом был приспособлен под консерваторию.
   - Неважно вам платят за ваши бессмертные творения, товарищи поэты, - сказал Сугробин, закусывая свежим вкусным пирожком. - А вы у власти первые агитаторы. Я вот очерк написал о лесном пожаре. Может газета молодых и отважных расскажет, как это было:
   - Ну, уж избавь, - ответил Кумакшев.
   - Но там же подвиг. Настоящий. Не выдуманный, как "Шестая лихая", - поддел Сугробин Кумакшева. - Я вот слкшал, как ты её читал у бюста Свердлова. Слова о подвиге, а глаза грустные, грустные. Её должно быть и не было никогда этой "шестой". И все формирования в Нижнем были сделаны из уголовников. Недаром сам Ленин так заботился...2
   - А на что бы я выпивал, когда друзей вроде тебя рядом нет. А так прочитал и червонец получил. И не один, потому что не раз читал по разным поводам.
   - Ты, Лёня, пиши что - нибудь попроще, - попросил Курмышов. - А то у тебя в повести командир роты "сивый мерин", директор совхоза бестолковый управленец. А уж в очерке о пожаре наверное такое...Ты чего - то всё копаешь копаешь. Будто колодец. Так нельзя. Какому редактору менять работу хочется.
   - Да не копаю я, Беру, что само выпирает. Как то тело впёрнутое в воду выпирает на свободу. Грустно мне от этого, - вздохнул Сугробин. - Целых три вечера старался. Думал, друзья протолкнут.
   Друзья молчали, прожёвывая пирожки с капустой.
   - И вообще мне обидно за вас. Помнишь, Курмышов, ты мне рассказывал, как на пятилетнюю годину Люкина3 собирались. Посидели, повспоминали, помолчали грустно. Так вы всегда и молчите, когда орать надо было, когда он умер. За грудки секретаря обкома брать, защиты для себя и наказания виновных требовать. А вы все пришипились. Кольцо в ноздрю вам партия вдела союзом писателей и водит. И вы гуртом на общем собрании съедите кого угодно, как съели Пастернака и Солженицына, которые и талантливее, и значимее всего союза писателей. Что молчите, неправда что ли?
   - Правда, Лёня, - сказал Курмышов. - Но чтобы признать это, надо ещё выпить
  -- Вопросов нет, - сказал Сугробин, уже жалевший, что раскипятился. - Пойдём в "Крестьянку". Там ещё по сотке добавим.
  -- Но грустно мне с вами. Даже переживаю за вас. Трудно вам, писателям, сейчас, - продолжил Леонид уже за столом в столовой. - С вас требуют подавать наверх трудовой энтузиазм, подвиги, патриотизм! И хрен будут печатать, если вы этих фальшивок придуманных не вствавите. А от этого сам Фадеев запил, когда его в "Молодую гвардию" заставили вставить руководящих и направляющих молодёжь коммунистов, которых в Крвснодоне в подполье не оказалось. И мои записки о трудовой армейской жизни не напечатали. Потому что я пишу: "утром слякоть, дождь со снегом, ветер, холод. В такую погоду хороший хозяин собаку со двора не гонит. А солдаты встают, завтракают кое - как вечерним варквом, и матерят всех и всё вокруг. Но заводят сашины и выходят на трассу, делают работу". Вот это и есть патриотизм, настоящий, не придуманный, Так всё это как поклёп на действительность объявляют ваши индюшачьи редактора.. И пошли бы они...
   
   Зимой к Ширяеву в день его рождения Сугробин привёл к нему будущую его жену, с которой тот прожил вторую половину жизни. Всё был просто. Сугробин, ездивший домой через центр, встретил на Покровке девушку, которую часто видел у общежития в ту пору, когда все дружья в нём жили. Видывал её и Саня, и однажды они даже разговорились о ней в лёгком тоне.
   - Чего мы зациклились на своих женских проблемах в поисках счастья и много размышляем. Подойти надо к этим молодушкам, свободным и независимым. Завлечь, уговорить - вот и жёны будут молодые, красивые.
   Они оба едва ли с ней перекинулись десятком слов за все годы до этой его встречи. А в этот раз Леонид остановился и спросил: "Как жизнь?" Жизнь девушки была как у многих. Была она лет на семь - восемь помоложе, кончила вечерний факультет университета по экономике и ждала принца. Принца не было. Сугробин пригласил ее в кино, потом ешё. До постели они не добрались, когда у Ширяева наступил очередной день рождения. Он жил в двухкомнатной квартире на правах квартиранта. Были все друзья, так как очередной день тринадцатого октября не состоялся. Леонид пришёл с Милой, и как только увидел загоревшиеся глаза Сани и ответный взгляд Милы, понял, что на дорожках у общежития она смотрела на Ширяева, а не на него. У Ширяева в гостях была подруга, которую он сразу же оставил на глазах у всех Ребята удивлённо посматривали на Сугробина, но он сказал, что всё в порядке. И как в давнишней песне: "Если случилось, что друг влюблён, а ты на его пути. Уйди с дороги, таков закон. Третий должен уйти". В тот вечер Сугробин ушёл вместе с Милой, как её кавалер. А на другой день она сама назначила встречу и, путаясь в словах, объяснила своё давнее увлечение его другом. Извинилась и сказала, что пригласит на свадьбу. "Дай - то бог вам счастья!. - сказал тогда Сугробин И добавил: "А не всё врут в романсах. И действительно, "только раз бывают в жизни встречи..." Саня платил алименты за сына, которого ему бывшая жена не показывала. Но на работе у него всё шло успешно, и как стало известно после, шасси не одного самолёта было его творением. Через пару месяцев состоялась нешумная свадьба в снимаемой им квартире. Через год у них в семье родилась дочь.
   
   Очередной новый год Леонид провёл с родителями и сестрой. Иван Макарович, как всегда, истопил баньку. А за столом, когда мама Тина с дочерью были на кухне, сказал с явной горечью -
   - Старым я стал, Леонид. Не дождаться мне твоих внуков.
   - Возможно и так. Мне самому обидно, что не получилась жизнь как надо.
   - Ну, ты старайся. У тебя годы еще не вышли. У Татьяны не вижу ничего. Ей скоро сорок пять стукнет. Она только ордена получает, но это ей ничего не даёт.
   Мама Тина поставила сковородку с жареными пельменями и другую еду. Татьяна достала бутылку шампанского. Леониду было грустно, что в доме не раздаётся детских голосов. Но дружелюбие родителей и сестры сделали пребывание Леонида умиротворяющим без горьких осадков на душе. Он пролежал пару дней на диване и в который раз перечитал "Героя нашего времени" очень уважаемого Михаила Лермонтова. В этом романе при каждом прочтении ему открывалось новое для себя. В этот раз он задумался над судьбой княжны Мэри. И будущая её жизнь представилась ему беспросветно тоскливой, неискренней.
   - Я тебя всегда жду, - сказала потихоньку мама Тина при его отъезде и смахнула слезу.
   "Бедные старики! Как они постарели. Надо чаще навещать. Уже каждый день у них может быть последним", - подумал Леонид, смотря на грустно стоящего на перроне Ивана Макаровича.
   
   1973 год.
   Солженицын А.И. выпустил на Западе роман "Архипелаг ГУЛАГ", а также статьи "Жить не во лжи", "Письмо вождям Советского Союза". "Архипелаг" распространялся нелегально. Главу за главой его диктовали Би - би - си и другие радиостанции враждебного мира. И правительство Брежнева ничего не придумало, как выставить писателя из страны. Бедные наши вожди. Они ничего не понимали. Нельзя ничего запрещать, если это не вредит здоровью людей. "Голоса" прорывались сквозь заслоны, книги передавались из рук в руки. И советские люди, кроме прямых предателей, совсем не считали страны так называемого "свободного мира" друзьями Советского Союза, Они прекрасно понимали, что и у царской России, и Советского Союза нет, и не было там друзей. В английской дипломатии есть понятие, что " у Англии нет друзей. Есть партнёры, с которыми Англия может быть в своих отношениях ближе или дальше в зависимости от возникающей ситуации", А Россия была не то, что партнёром Запада, а костью в его горле. И Запад всегда старался помешать её успешным военным и экономическим делам на самом Западе и в США, на всём Востоке и в странах третьего мира. И Запад печатал книги, написанные советскими писателями не в соответствии с идеологической стратегией ЦК. И распространял информацию о них, чтобы как можно в большем числе советских людей возбудить негативное отношение к своему руководству. И существовал глобальный план Кеннеди о разделении Советского Союза на национальные республики. И существовало мировое правительство, осуществившее к этому времени две мощнейшие попытки уничтожения России и Советского Союза.. Борьба велась в таких масштабах, что правителям СССР надо было не начинать войну в Афганистане, а поддерживать басков в Каталони, ирладскую республиканскую армию и антиамериканские партизанские даижения в Колумбии и Венесуэле..
   Советским людям, верившим в идеи социализма, было просто до остервенения противно жить по двойным стандартам, и они искали правдивую информацию. Солженицын был искренним патриотом России. Но к нему не прислушались коммунистические вожди. Не прислушались и пришедшие на смену им. И непонятно было уже что, то ли вожди просто индюки, то ли давно управляются тайным мировым правительством, о котором стали говорить много и открыто на стыке тысячалетий. Западу надо было развалить Союз, И Запад бросил Россию в бездну. Сейчас Россия сама опустилась на уровень стран третьего мира и то, что с ней ещё разговаривают, то только затем, чтобы выдавить из России остатки ядерного оружия. Чтобы не опасаться даже одной бомбы с нашей территории в их сторону. А добьют ядерную составляющую, и страну начнут оккупировать по частям.
   
   1973 год. Израиль провёл очереднцю войну с арабами и объявил Иерусалим вечной столицей Израиля
   1973 год. На экраны страны вышел первый многосерийный советский фильм режиссёра Татьяны Лиозновой, по новым понятиям "мыльная опера", под названием "Семнадцать мгновений весны" по одноимённому роману Юлиана Семёнова.1 Фильм сделан добротно, убедительно. Л И. Брежнев так полюбил киношного разведчика, что хотел наградить его звездой героя. И всё же это опера, так как всё придумано. Если бы такие разведчики у нас были, то победа бы далась значительно быстрее с меньшими потерями. Таких суперменов не было в советской разведке, не могло быть. И они не могли вырасти в таких, так как заваливались своей же системой руководства тайной разведкой. По словам полковника Абеля: "Советский разведчик проваливается не потому, что его раскрывают противники. Его проваливает глупость центра, аппараиные интриги и безнравственные идиотические коллеги. Никто против нас с таким рвением не выступал, как мы сами..."2 А этот человек знал предмет, о котором говорил.
   В нынешней России мвльные оперы лепят одну за другой про ментов - суперменов м агентов национальной безопасности, кристально непорочных, живота не щадящих. Такие супермены, что одним глазом видят насквозь через три стены. И ни одного слова правды и никакого доверия. Потому что на самом деле эти герои "крышуют" над ворами, над наркобаронами или способствуют рейдерам, сами преступают закон. Всё делают, лишь бы обогатиться. И эти "герои" попадаются на своих преступлениях один за другими в одиночку, и группами. И ведомство не может скрыть это от СМИ, несмотря на всё старание отмазать "своих". Выражение "оборотни в погонах" стало нарицательным именем сотрудников МВД первого десятилетия ХХ1 Века.
   А "Семнадцать мгновений", фильм добротный. И он ежегодно занимает своё телевизионное место в телевидение к дням Победы, и смотрится как лучший фильм социального капитализма. "Реформаторам и демократам" так называемым, разрушившим великую страну, нечем привлечь обездоленный народ в бесперспективной стране. Оттого и празднуют, ежегодно увеличивая расходы, день Победы. И крутят советские военные фильмы, пытаясь вызвать к жизни патриотизм, но вызывают только ностальгию у людей социализма по ушедшему времени и надёжной жизни.
   
   Курмышов Михаил выпустил в это же время свою первую тоненькую книжку стихов, на двадцать пять страниц, и гулял по этому поводу целую неделю. С лоджии квартиры Сугробина были видны два окна в квартире Курмышова. Мишка сидел дома, выходя только в ближайший магазин. Перед своим эпохальным событием он сорвал неплохой куш на халтурке и тратил, угощая всех его поздравлявших. Сугробин, возвращался обычно к восьми, выходил на лоджию и смотрел на окна дома, находившегося в полукилометре от него. И шёл на огонёк. И к Курмышову, как "на голос невидимой пэри, шёл воин, купец и пастух"1, шёл заблудший поэт, прозаик, инженер и художник. Все были не против повеселится, а денег всегда ни у кого не хватало. И шли туда, где у хозяев была причина потратиться. Среди гостей появлялись Сугробин и Макс с Татьяной. Татьяна давно дружила, с Метелиной.
   
   - Вот видишь, Лёня, лёд тронулся. Сделаю ещё книгу, вступлю в "союз" и перейду в профессионалы. А там Алина подтянется. - Михаил вынул из стопки книжечку и подписал - "Леониду Сугробину с верой в будущее"
   В дверь заколотили. Вошла румяная с мороза Алина во главе шумной компании из Лопуховой, Адрианова, Кумакшева и четы Арсениных. У всех в руках были кульки, пакеты. Дмитрий Арсенин держал в руках небольшую картину.
   - Поздравляем этот дом с рождением поэта, - хором пропели гости, и стали обниматься с Курмышовым.
   - Ставьте всё на стол и быстренько разбирайтесь, - командовала Алина.
   - Не смотрите на толщину этой книги, - говорил Адрианов, держа в левой руке книгу Михаила, а в правой бокал. - Сами знаете, с каким скрипом выходят наши книги. Людям есть, что представить на суд читателя, а им приходится читать стихи друзьям по таким вот застольям. Там, у "загнивающих"2, книгу напечатать может любой, были бы деньги на издание. Но мы не стремимся "туда", и я искренне поздравляю талантливого коллегу.
   - Поздравляем, Мишенька! - потянулись чокаться с Курмышовым гости. - Начало положено. Читатели и критики скажут свои слова. Но путь открыт.
   - Арсенин подарил Мишке пейзаж и сказал, что следующую книгу возьмёт иллюстрировать.
   Курмышова заставили прочитать парочку стихов из книги, поаплодировали и принялись хвалить Алину, которая поставила на стол большой горшок из литого алюминия с тушенкой по - домашнему.
   - За картошкой и нищие выпивают, - сказал Сугробин, наполняя бокалы водкой.
   - Чьи слова? Запиши мне на память, - попросила Лигия Лопухова.
   - Слова эти, Лигия Петровна, моего отца, Ивана Макаровича. Записывать не буду, а напомню при случае, - сказал Сугробин и стукнулся с ней бокалам.
   Пьянка не рыбалка. Она дни жизни сокращает вдвое стремительней обычного. Но вино подано людям создателем.
   
   После суда над Воскобойником, на котором судья обозвал Макса "сукиным сыном", а Алёне в иске отказал, посоветовав её родителям погладить розгами нежные места у дочки, Сугробин спросил у Татьяны:
   - Какого беса ты заставляешь своего мужика врать всему свету. Прогнала бы его и делу конец.
   Таня, крупная симпатичная женщина, у которой Макс безмятежно жил примаком в квартире тёщи, грустно посмотрела на него.
   - Не могу, Лёня. Люблю я его.
   - Ничего хорошего не будет. Он уйдёт, когда окрепнет в уверенности, что ты не наложишь на себя руки.
   - Я знаю, но не могу.
   - И что прикажешь делать? Улыбаться и дружить. Такие мужики не по мне. И чего Алёна пошла на это. На что надеялась. Дуры вы, и всё.
   - Да, дуры. Но будем улыбаться, и дружить, как будто и на самом деле, всё так, как в суде.
   - С Метелиной, Курмышовым и Сугробиным вино пить! Лучше бы взяли малыша из детдома, раз у самих не получается, и занялись бы воспитанием человека.
   - Не всё просто. Вот ты разошёлся, чтобы тоже с Метелиной и Курмышовым вино пить.
   - Моя жена не хотела детей. Бог позволил нам разойтись без обид. И теперь моя судьба в руках неба.
   - Я и о себе так думаю, - сказала Татьяна.
   
   Х11
   
   1974 год. Бульдозерная выставка в Москве. Так выставка названа потому, что художники в Москве не найдя понимания у чиновников от искусства и, не имея других возможностей показать свои творения, выставили картины на пустыре. Индюки снова не нашли другого решения, и пригнали для расчистки пустыря от самовольной выставки бульдозеры. Запад долго щерился по этому поводу. А Советский Союз терял престиж в глазах творческой элиты запада, да и своеё тоже
   1974 год. Умерла Фурцева Екатерина Алексеевна, первая женщина в советском правительстве. Министр культуры СССР. Как могла, поддерживала азербайджанца Муслима Магомаева, который был ею охраняем от мелких и крупных невзгод. В конце своей службы привлекалась за расходование государственных средств в личных целях. (А кто из министров не расходовал?)
   1974 г., 2 октября. Умер Шукшин Василий Макарович.
   
   Было какое-то совершенно сумбурное время в трудовых отношениях человека и государственного предприятия. Других предприятий при социализме просто не было. Даже колхоз, по сути, являлся государственным предприятием, несмотря на статус коллективного хозяйства. Существовали законы о труде, времени, переработках и компенсациях. Ничего это в НИИ Сугробина не соблюдалось. Просто невозможно было соблюсти закон, чтобы выполнить работы в назначенные сроки. Законом был заложенный кем-то вверху срок окончания запланированных работ. Он и выполнялся любыми средствами. Работали сутками. Задержка до полуночи была нормальным явлением. Профсоюз не вмешивался. Начальники лабораторий и отделов ставили крестики в неучтённые табели. Крестики стремительно росли. А когда авралы кончались, начальники отделов и лабораторий рассчитывались с работниками отгулами в удобное для работников время. Отгуливали и сами, так как мелкий начальник как командир взвода, кашу ест с солдатами из одного котелка. У Сугробина ежегодно в дополнение к законному отпуску набирался месяц - полтора отгульных дней. Обычно он брал две недели сразу и путёвку в дом отдыха за семь рублей и двадцать копеек. А остальные дни отгуливал по необходимости. Это его устраивало больше, чем официальные приказы на отгулы за работу в выходные дни. В один из таких отгульных дней, когда Леониду взгрустнулось, он зашёл к Курмышову, и они с ним выехали в центр проветрить мозги. Сначала зашли к Метелиной, которая стационарно подрабатывала в редакции многотиражки и уезжала на работу к восьми. Нового у Алины они ничего не обнаружили и двинулись дальше. Кумакшева в редакции не было. Отдел культуры в "вечёрке", которым заведовала Лопухова, был закрыт совсем.
   - Давай Адрианову позвоним, - сказал Михаил.- Он недалеко, на Ковалихе живёт.
   - Конечно, заходите, если душа неспокойна, - откликнулся Юрий. - Только прихватите чего - нибудь.
   В "Доме крестьянина" Михаил купил водку и пакет пирожков с ливером.
   - Неудобняк к мэтру нижегородской музы с одной водкой, - сказал Сугробин. - Я возьму коньяк.
   Через сквер "Чёрного пруда"1 они прошли на Ковалихинскую улицу и через несколько минут толкали дверь к Адрианову.
   - Как хорошо, что вы появились, - не скрывая удовлетворения, сказал Юрий. - Я третий день в каком - то мутном беспокойстве. Ничего не припомню недостойного, а котёнок скребёт и скребёт. Но ваш визит принёс уже положительные эмоции, и всё непонятное рассосётся. Я думаю, что меня тревожит недосказанное. Не пропущенное на страницы. Адрианов сел на своё рабочее место за большой письменный стол, спиной к стеллажу с книгами во всю стену. Курмышов и Сугробин расположились напротив.
   - Пусть рабочий стол поэта станет столом яств, - сказал Михаил и поставил на стол пакет с пирожками и бутылку водки.
   - Да не оскудеет рука дающего, - сказал Леонид и поставил на стол бутылку коньяка.
   - Да не остынет любовь к жизни несмотря ни на что, - закончил Адрианов, и достал бокалы.
   И что вы, поэты, да и прозаики тоже, так выпить любите,- спросил Леонид после второй, обращаясь к Адрианову. - Я как -то сочинял рассказ в поддатом состоянии. Утром перечитал и ужаснулся.
   - Знаешь, дорогой строитель коммунизма. Руководители строительства предъявляют такие требования к поэтам, что лучше быть иногда пьяным, чем сочинять гимны про БАМы. Вот так, - поднял стакан Юрий. - За униженных и оскорблённых поэтов. Салют!
   
   Неожиданно в городе объявился школьный корешок Николай Смирнов. Оказалось, что и его не обошла разводная лавина крушения семей, охватившая страну. Восемь лет пацану, однокомнатная квартира неразделимая. Мужчине пришлось уйти на частную квартиру. И Николай начинал жизнь с середины. Николай появился нежданным сюрпризом. Он не сообщал о себе несколько лет, и даже не прокукарекал в тридцатилетие Леонида, когда он подал о себе сигнал всем дружески расположенным к нему людям.
   - Я зашёл к Ивану Макаровичу, и он дал твой адрес. Мы с ним выпили четверок, поговорили. Так что я о тебе всё знаю. Я мать навещал. Отец у меня умер, слышал, наверное. А у меня сейчас всё хуже некуда. Ты, по сравнению со мной, счастливчик.
   - Давай, меряться не будем, - сказал Леонид. - Вспомнил школьного друга и хорошо. Я понимаю, что старых друзей вспоминают, когда становится плохо. Но в твоей ситуации нет трагедии. Такая судьба у каждого третьего мужика, даже если он не пьяница, и не наркоман. Церковь порушена и не оказывает влияния на нравственность. А коммунистическая мораль вся в одном лозунге - "Партия за всё в ответе!" Вот мы с тобой и не несём ответственности за детей и идём с бабами на невозвратную конфронтацию. А они, равноправные, выкипев злобой на своих мужей и разведясь с ними, остаются одни навсегда, перебиваясь случайными встречами или неответственными сожителями. По статистике агентства ОБС только пять процентов разведённых женщин с детьми создают новые нормальные семьи. Так что располагайся. А я сейчас сделаю яичницу с луком, и у нас будет вечер воспоминаний.
   - Устал я, - сказал Николай. - Беру отпуск и хочу поехать в Крым. На весь месяц. Если планов нет, приглашаю с собой.
   Леонид обещал подумать.
   В конце июня Николай позвонил и сообщил, что вылетает в Крым. Леонид попросил оставить ему весточку в Ялте на главной почте.
   
   Весной Сугробину выделили комнату в 10 кв.метров в двухкомнатной квартире, .и он съехал с последнего частного места обитания. Благосостояние у него увеличилось на четверть месячного дохода. За три месяца до этого умер хозяин квартиры Иван Иванович Белинский. Квартира была продана с выгодой.
   Примерно в это же время получили комнату в малосемейке Макс с Татьяной. Сугробин подарил Максу ружьё на новоселье. Макс был восторженно - увлекающимся человеком и верил в свои увлечения. Ему так понравилась охотничья экспедиция, что он целый год мечтательно говорил об оружии, о тайге, о будущих охотах на зверя. Леонид к тому времени обзавёлся "Зверобоем" двенадцатого калибра и поощрил охотничьи устремления Макса ружьём, которое купил у механика в Бурмундии. Но увлекаемость необычным не мешала быть Максу практичней других. И он не стал охотником, как перед этим не стал автогонщиком, о чём грезил не один год. Не получилась у него и последняя мечта - стать наездником. При выходе на пенсию, он завёл жеребёнка и вырастил его. Но дальше не пошло. Конь - не собачонка. Он этого, в силу своей восторженности задуманным, не осознал.
   
   Начало года и вся весна прошла в сплошных переработках. Работали по вечерам и по вызодным дням, получая полноценный отдых один - два дня в месяц. Захлёстывали переделки по изменяемым электрическим схемам. Схемотехники не всегда понимали, куда надо идти для достижения цели. Военная приёмка не успевала переварить только что введённые новые стандарты, требовавшие совместить несовместимое. Испытательное оборудование не могло выполнить все требования стандартов. Это приводило к длительным бесплодным совещаниям в поисках приемлемого выхода из ситуации. Составлялись многочисленные решения, утверждаемые на самом высшем уровне. Разработчикам иногда приходили в головы крамольные мысли о стандартах, что в них сознательно закладывают невыполнимые требования и этим тормозят развитие советской военной техники. Окончательные схемно - конструктивные решения находились после десятков вариантов проб и ошибок. Такая работа выматывала инженеров не меньше, чем работа кайлом на каменоломнях или в каменноугольных шахтах. По возможности руководители подразделений позволяли измотанным работникам отгулять отпуск летом.1 У Сугробина возможность уйти в отпуск появилась после звонка Николая Смирнова через неделю. Он получил отпускные и улетел в Симферополь, в Ялту.
   
   В лёгком светлом, почти белом костюме Леонид появился в Ялте в середине дня и направился на почту к окошечку "До востребования". До этого дня Леонид был в Крыму только один раз с Мариной Нориковой с базовой квартирой в Симеизе. Николай Смирнов написал, что остановился именно в Симеизе по адресу... Совпадение не было ни странным, ни удивительным. Мало ли! Он вернулся к автостанции. Выпил кружку пива в бойком пивном зале, где к трём кранам стояли три очереди. Потом сел в дышащий гарью львовский автобус и по изумительно искривлённому узкому шоссе через Мисхор, Алупку прибыл в Симеиз.
   Николай лежал в постели после жаркого пляжного дня и почему - то не удивился, когда появился Леонид.
   - Я был абсолютно уверен, что ты появишься,- только и сказал он, поднимаясь.- Пойдём к Васильевне, пусть она тебя разместит.
   - Ты откуда батюшку - то привёл? - всплеснула руками Васильевна.
   Сугробин с длинными космами, бородой и усами мог по внешнему виду представлять профессию самую необычную, в том числе и священника, пусть она была очень редкая.
   - Устрою я твоего знакомого, устрою, - говорила Васильевна, проходя в дальнюю часть дома.- Вот смотри, батюшка, половина окошечка в сад, кроватка одноместная и тумбочка с табуреткой для гостя.
   - Отлично, Васильевна! - сказал Леонид и поставил свой саквояж на тумбочку.
   - А как называть тебя, если ты не батюшка?
   - Ты Васильевна, - Леониду пришла случайная мысль назваться именем соседа из подъезда Алексеем Васильевичем. - И меня зови Васильевичем, Алексеем Васильевичем, если захочется. А по паспорту меня немного по другому зовут, но тоже по - русски.
   - Ох, крутишь ты, Васильевич, - покачала головой хозяйка. - Но я понимаю, что назовёшься по правде батюшкой, и не отдохнёшь, как хочется. Живи, не думай.
   Колян время не терял. Он подкоптился под южным солнцем и нашёл подругу из Литвы. И не какую - то белорусско - русскую славянку, а самую настоящую литвинку - прибалтийку из Паневежиса.
   - Я же не знала, что ты придёшь с другом, - сказала литвинка Николаю. - Моя подруга только что укатила в Ялту с соседкой. Как жаль. Она всё ещё одна, а время идёт.
   - Спасибо, милая, - сказал Леонид.- Я пока не чувствую себя готовым к немедленному контакту. Позагораем, поплаваем. Возможно, я для Вашей подруге просто буду несимпатичен.
   "Призрачно всё в этом мире бушующем. Есть только миг, за него и держись. Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь!" Гремел оркестр в ресторане Алупки на открытой площадке. Солист за три рубля исполнял любые песни, прибавляя при этом, что исполняет по просьбе Лёши, Феди, Коли из солнечного города Тулы, Вологды или Норильска. "Есть только миг..." был шлягером сезона. Не затерялся он и через десятилетия, но тогда гремел везде. А для курортов был не менее значим, чем "Утомлённое солнце". Компанию Сугробину составляла неунывающая жительница Симеиза двадцати двух лет. Она работала медсестрой в санатории и воспитывала двухлетнего сына от гостя с Украины, не оставившего ей адреса. "Я родила, потому что хотела быть матерью, настоящей женщиной, а не просто шлюхой, какими у нас всё побережье заполнено. Я тебя люблю, пока ты со мной и не выпрашиваю у тебя подарки, потому что люблю. И больше мне ничего не надо. Дай только три рубля, я ещё закажу для тебя песню. Какую?" Красивая, стройная, гибкая она смотрела на Леонида и он видел любовь в её глазах. "Как провожают пароходы", - сказал Сугробин. - И потанцуем медленно. "Тогда идём вместе", - протянула она ему руку и они стали пробираться к эстраде среди танцующих. "Я люблю тебя", - шептала она на ушко, покусывая за него и целуя.
   - Ну что, Колян? - спрашивал по утрам Леонид приятеля, пытаясь поднять его под утренние лучи крымского солнца. - Прошли твои невзгоды и тоска по семейной жизни? И всё, что было, забыл с литвинкой?
   Николай мычал, натягивал на голову простынь и отворачивался. Литвинка крепко завлекла его, и он несколько лет ездил к ней, пока они неразумно не раскрылись. Николая немного поколотили, а обманутый литовец написал жалобу на русского распутника на предприятие с требованием принять меры по восстановлению моральных устоев.
  -- - У меня крымчанка работает с утра. Я её не задерживаю до утра и сам здоров. Оставляю тебе полбутылки Алиготэ и ухожу, - сказал не отзывающемуся Николаю Сугробин. Открыл бутылку. прохладного вина, отлил половину в бокал, выпил и, покинув усадьбу Васильевны, пошёл по узкой изогнутой улице к рынку при автостанции. Ему было привольно и хорошо. "И почему я всегда так долго мучился, страдая по потерянным женщинам? - спрашивал он себя. - Такая прекрасная жизнь и такая верная любовь. За три недели ни разу красавица не фыркнула, грубого слова не сказала. Одни ласковые взгляды и любовь без конца". На рынке он купил пакет абрикосов, в магазине две бутылки ординарного молдавского Алиготэ и, насвистывая мотивчик из "Сильвы", стал спускаться к морю через прибрежный парк. "И детей рожать не страшится!" - почему - то промелькнула мысль..
   
   Николай уже неделя, как уехал. Милая девушка, женщина и мама целовала Сугробина у калитки своего дома. Утром уезжал и он.
   - Напиши мне письмо. Позвони мне по телефону. Я буду ждать тебя даже зная, что ты не приедешь!
   
  -- Вышел на экраны фильм "Ирония судьбы или с лёгким паром". Барбара Брыльска, Андрей Мягков в главных ролях.
   1975. Умерла заслуженная артистка РСФСР Валентина Серова.
   1975. Введён в строй Токомак 10.
   1975. Осуществлён совместный полёт космических кораблей СССР и США названный "Союз - Аполлон".
   
   Максим Петрович Жарков и Сугробин сидели в ЦИЛе1 в помещении вибростенда, на котором стоял передатчик. Уже были перепробованы десятки вариантов конструкций и виброгасящих элеменов. А приборы упорно показывали на частотах от 1750 герц до 1850 герц в отдельных точках резонанс на лампе.
   - Надо изобретать дополнительную фиксацию консоли, - сказал Сугробин, выключая стенд.
   Он уже давно отказался от помощи специалистов - испытателей и работал сам на стенде, наблюдая и фиксируя малейшие отклонения в установке датчиков, амортизаторов, усилия затяжки крепёжных деталей. Но менялся диапазон частот вверх или вниз, а резонанс оставался.
   - Не вижу я в созданной конструкции других решений, - повторил Сугробин.
   - И каким путём? - спросил Максим Петрович.
   - Конец консоли надо укрепить кольцом. Кольцо подпереть тремя - четырьмя керамическокими стержнями. Через резьбовые отверстия в корпусе контура.
   - Ещё четыре точки надо будет герметизировать.
   _ Герметизировать мы научились, - улыбнулся Леонид. С работой над этим прибором я уже вижу несколько тем для диссертаций. Даже названия придумал.
   - Ну, и какие?
   - Пожалуйста. "Некоторые особенности герметизации высокочастотных узлов для работы в условиях отсутствия атмосферы"; "Особенности защиты высоковольтных цепей для работы в условиях отсутствия атмосферы"; "Способы защиты электронных элементов в условиях высоких вибрационных и ударных перегрузок"
   - Хватит, хватит. - засмеялся Максим Петрович. - А ты кандидатские сдавал.?
   - Да нет. Я тогда хотел в юридический поступить. А после пожара у меня запал пропал. "И ни о чёи я больше не жалею. И ничего я больше не желаю", - пропел Сугробин. - Мне иногда совсем ничего не хочется. Смысл жизненный теряю. Уже тридцать пять. Идеи социализма размываются в борьбе за элементарные условия жизни. Торговля жирует, милиция её прикрывает. Как Емельяныч толкует: "У них дескать, военно - промышленный комплекс, а у нас торгово - милицейский комплекс". Народ придавлен. Недавно у Зверева отца хоронили. Выпили на поминках, как полагается. И троих из их лаборатории звмели в вытрезвитель. Сам знаешь, какая радость в кадрах и режиме поднимется, если бумаги придут. Полночи Зверев со Степаном сидели в вытрезвителе, прежде чем вполне приличных ребят отпустили без последствий. Весь месячный запас спирта перекачали.Эх! - Сугробин махнул рукой.
   - Ладно, Леонид Иванович. Рисуй распорки и два прибора в экспериментальный цех на доработку. Надо побеждать резонанс. Три месяца бьёмся. - Жарков поднялся. - Делай всё сам. И герметизаию закладывай сразу. Время сократим вдвое.
   Жарков ушёл. Сугробин подвинул к себе чистые листы бумаги и начал набрасывать эскиз. Маленький титановый кубик лежал перед ним на столе. Общий объём по выступающим частям 500 кубических сантиметров. Пол - литра, скажет понимающий человек. Его выпускная стоимость на серийном заводе будет равняться стоимости автомобиля "Волга" и вдвое больше годовой зарплаты его ведущего создателя.
   
   Курмышов, с каким - то неожиданно появившимся в его жизни самодеятельным скульптором, лепил монумент памяти погибшим солдатам в Шаранге.1 В эти годы по всей стране прокатилась волна строительства малых мемориальных памятников посвящённых ратному подвигу земляков. Кто поднял волну? Возможно, лёд стронул писатель С.Смирнов2, великий патриот земли русской, возбудивший в обществе великий стыд за безнравственное забытиё подвиига миллионов безвестных героев, отстоявших отечество. Райцентры, посёлки, малые города, совхозы и колхозы повально воздвигали обелиски и скульптурные композиции по своим финансовым возможностям. Маститых и заслуженных скульпторов привлечь местные власти не могли. И были востребованы все, кто мог сделать фигуру солдата или отлить колонну обелиска из железобетона. Халтурщики были эти скульпторы почти поголовно. Но язык не поворачивается их осудить. Они на пустом месте поставили памятники и высекли имена бойцов, живших в этих селеньях, и ушедших отсюда навсегда. И у правнуков будет вздрагивать сердце от прочтения своей фамилии на камне, и не пропадёт желание сохранить памятник, а, может, и улучшить.
   Шаранга была третьим местом, где Курмышов ставил памятник. И жил там с напарником целое лето, изредка звоня по телефону Метелиной. Ему было скучно, но н семью надо было содержать. В свободные от работы часы он сидел в запаснике районной библиотеки и просматривал неучтённые книги, не забывая прихватить редкий томик для себя. "Скучает Мишка, - говорила Метелина попавшемуся на остановке Сугробину, только что появившемуся в городе после отпуска. - Всё ждёт, что кто - нибудь к нему заедет". "Ковры - самолёты из продажи изъяли", - вежливо откликнулся Сугробин. А через две недели он с компанией слушал байки Курмышова и Шарангские легенды в его исполнения.
   
   Вернувшись из Крыма, Сугробин не обнаружил привычного ажиотажа. Половина сотрудников в подразделении были в отпусках
   - За пять лет первый раз так привольно, - улыбаясь и потягиваясь говорил Василий Суматохин на своём рабочем месте перед осциллографом. - Не к добру это, но приятно. Ухожу в отпуск вместе с семьёй.
   - Может и мне догулять оставшиеся полтора месяца, - ответил Леонид. - Когда ещё всё сложится.
   - У тебя ещё полтора месяца? Недурственно. У меня, конечно, тоже записки о ночных бдениях есть, но Емельяныч говорит, что я "Лауреат" и должен государству прощать. Так что до октября, и не "летай в Иваново".
   
   В городе гастролировал театр русской драмы из Ташкента. Беззаботный Сугробин посмотрел незапоминающийся спектакль, отметив хорошо игравшую главную героиню, и покинул театр, позабыл про Ташкент. На другой день был выходной, и он снова выехал в центр. На Покровке в кондитерском магазине он увидел актрису, которую отметил во вчерашнем спектакле. Она покупала конфеты Сормовской фабрики.
   - Приме нравятся сормовские конфеты? - сказал Леонид, оказавшийся с ней рядом.
   Женщина повернулась и посмотрела на Сугробина. Он не ошибся в своей оценке издали в театре. Она была молода, может чуток за тридцать.
   - Почему Вы назвали меня "примой"?
   - Я видел Вас в театре вчерашним вечером.
   - И как я Вам показалась?
   - Издали Вы были хороши, а вблизи несравненно лучше.
   - Кто Вас научил так рассыпать комплименты?
   - Женщины, сударыня! Я люблю женщин. А что может им дать простой советский инженер, кроме красивых слов и искренней любви. Правда, я почти поэт.
   - Поэт и инженер - это почти артист.
   Они уже вышли из магазина и шли по театральной площади.
   - Так мы стоим на одной планке. Разрешите подарить Вам вот эту прелестную розовую гвоздичку, - остановился Леонид на мгновение у цветочницы, и подал цветок актрисе. - "Но он актрису любил, ту, что любила цветы".
   - Откуда ты такой безмятежно очарованный? В твоём возрасте надо водить за собой тройку детей от десяти до пяти, а не рассыпать комплименты незнакомкам.
   - Бог не осчастливил меня детьми, сударыня. Он отдалил от меня трёх прекрасных женщин, которые меня любили. Но он оставил мне способность не проклинать женщин, а любить их. И я всегда один, и всегда не один. Вы же чувствуете, что уже со мной.
   - У меня сейчас репетиция, а вечером спектакль. Так что, прощайте, - сказала актриса из Ташкента. Посиотрела на Сугробина повнимательней, и подала ему руку для пожатия. - Попробуйте подождать меня после спектакля на этом же месте.
   "Надо только выучиться ждать. Надо быть спокойным и упрямым. Чтоб порой от жизни получать, радости скупые телеграммы", - повторял шальной Сугробин мелодию Александры Пахмутовой, распрощавшись ранним утром с примой. "Театр закончил гастроли и уезжает. Не ищи меня, Это веление судьбы, как "солнечный удар" у Бунина", - были последние её слова. Он поцеловал её пальчики, и она исчезла.
   
   Сугробин сидел в летнем кафе на Откосе и ел сосиски с шукрутом, любуясь всегда прекрасный видом Волги с десятками судов на рейде, бескрайними далями Заволжья. И думал совсем не об актрисе, с которой расстался утром и запахи её духов ещё сопровождали его. Голова была наполнена радостью бытия и все рубцы и противоречия государственного устройства и наполненной лицемерием жизни, казались ему легко преодолимыми, стоит лишь ему и всем его друзьям, и всему его поколению вместе взяться за их преодоление. И рухнут навороченные искусственно преграды, и навсегда войдут в жизнь принципы, предначертанные создателем и лучшими умами человечества.
   - Кому не пропасть,- услышал он сзади знакомый голос .К его столику подощли Макс с Пвшей Шурановым. Оба с несвежими лицами, возбуждённо весёлые, они явно вышли на Сугробина после большого бодуна, закончивщегося под утро.
   - Вот нам и четвёртый, - сказал Макс, усаживаясь рядом.
   Подожди с делами, - остановил его Паша. - сначала выпить.
   Официант принёс водку и сосиски.
   - Тебе налить, - спросил Паша Леонида.
   - Нет, мне и так хорошо.
   - В отпуск ушли, и вчера весь день до позднего вечера готовили машину в экспедицию. А потом посидели по случаю. Хотим по северу области пройти. Сначала через Воскресенск на Шарангу, а оттуда на Ветлугу.
   - В Шаранге Курмышов памятник воинам ставит.
   - Вот и его навестим. Нас трое. Я с Татьяной и Паша. Неплохо бы ещё мужика. Машину толкать в болотах не раз придётся.
   - Надо позвонить Жаркову. Отпустит он меня в отгулы на недельку?
   - Лучше на две, - подсказал Паша.
   
   В Шарангу от Воскресенска пробивались через леса и болота три дня У Воскресенска на пароме форсировали Ветлугу. В селе Воздвиженском, последнем населённом местечке перед лесным массивом, Паша купил три банки кильки в томате.
   - Если дичи на нашем столе не окажется, будем варить рыбный суп, - сказал он.
   До Шаранги по азимуту было семьдесят километров. До Иошкар - Олы сто пятьдесят. В баках было бензина нп шестьсот километров шоссейного пути.
   
   - Закройте окна, занавесьте. Я не могу смотреть, - чуть не плача говорила Татьяна, отворачиваясь от окон и закрывая лицо платком. И было отчего. Машина шла по сухой песчаной колее, пробитой не одним поколением лесовозов, но застаревшей от многих лет бездействия. Отличный сосновый лес здесь рубили с первого года войны, На левом берегу Ветлуги на крутом обрыве был заложен леспромхоз. В центре страны с отличной возможностью сплава плотами. по реке до Волги. А там в любую сторону измученной войной страны. Река была судоходна весь сезон. В лесные урочища были проложены узкоколейные железные дороги, и местечко процветало. Экспедиция пробивалась в Шарангу по местам, где рубки были закончены. . Лесовозы не ходили здесь несколько лет. Да и другие машины тоже. И на выбитых колёсами бордюрах, уже оплывших, но ещё звметных, шеренгами стояли грибы. Подосиновики краснели мощными головками как светофоры, белые, прикрывались шляпами в суповую тарелку и звали к себе. В первые минуты две корзины и мешок отборных грибов были набиты, и другие были просто не нужны. Но как было обидно проезжать мимо такого богатства природы. Таня требовала остановки и, набив авоськи, кидала грибы на пол машины под ноги себе и охотников. "Одними грибами буду питаться", - говорила она и закрывала глаза от лесных красавцев.
   - Давайте встанем и сделаем грибной ужин, - предложил Макс. - Куда нам торопиться.
   - Мы на охоту поехали, а не за грибами, - строго сказал Паша и остановил машину. - Макс, доставай оружие, а мы с Леонидом откроем переднюю рампу. Сейчас, когда у нас ничего нет, не до охотничьего этикета. Глухари и тетерева любят по дорогам бродить и камешки ковырять.
   Мы открыли и подняли переднее стекло. Паша передал руль Максу, а сам сел рядом с водителем, положив на капорт куртку и на неё заряженное ружьё. Глухарь не заставил себя ждать. Вальяжно шаркая ногой, он подпустил машину на тридцать метров и не успел удивиться, когда прогреиел выстрел.
   - Вот теперь можно определять место для стоянки. Доедем до первого ручейка и встанем, - сказал Паша. - И килька не потребуется.
   
   Как прошли на машине остальной путь, не описать. Начались болота. И только полное безрассудство под лозунгом "Всё нипочём!" не оставили вездеход и всю экспедицию зимовать. Бесчисленные лесные дороги за многие годы были пробиты и зимой, и летом. И которая из них была проходимой, определить было невозможно. Два ведущих моста и три ваги из соснового ядрёного сухостоя определили нашу проходимость. Когда сели первый раз и, приподнимая машину на вагах, выбрались, то ваги остались на месте приключения. Когда через полкилометра сели снова, ваги далее поехали с нами на крыше. Бывали места, когда на вагах проходили непрерывно десятки метров, пробираясь по колено в воде, и для упора под ваги не было твёрдого бугорка. Тогда ставили в трясину обрубки брёвен и поднимали машину. Мужская троица была в грязи, шишках и синяках, но не грустила. Ночевали на сухих бугорках, доедали грибы и глухаря и спали крепко. Бензина у них по прибытию в Шарангу оставалось в баках на сто еилометров.
   
   Курмышов и Сугробин сидели в импровизированной мастерской в пристрое при клубе, и лениво обсуждали творение художника. Макс с Пашей и коллега Курмышова ушли с ружьями в конец длинного пруда, на берегу которого стоял клуб. На пруду водились утки и местные правила не запрещяли их пошугать. Татьяна проверяла районные магазины. Они гостили у Курмышова третий день, приели все запасённые грибы и куриц с базара, и собирались назавтра уехать в сторону Костромской области.
   - Халтурщик ты, Курмышов, - сказал Сугробин, осмотрев скульптуру подробно. - В Одессе бы любой одессит сказал тебе, что "в Одессе все так могут, но только стесняются".
   - Не так и важно, что в Одессе или Москве скажут. У нас, в России за всю тысячалетнюю историю ничего в память о бойцах не создавали. Строили храмы, возносили хвалу господу, а о ратниках не помнили. А сейчас встанет этот солдат на людном месте и будут на пьедестале выбиты фамилии всех, кто ушёл и не вернулся. И ни какой - то великий советский солдат из Трептов - парка1, а свой Иван с улицы Сталина. И кто - то вздохнёт, кто - то перекрестится.
   
   В начале января неожиданно в одночасье умерла мама Тина. На новый год к родителям приехал Валентин Иванович вместе с женой. Леонид решил продлить родительские праздники и сообщил, что приедет на Рождество. И спокойно отгулял новогодние праздники в компании Курмышова с Алиной, четой Воскобойниковых, ещё с кем - то. И пришёл на работу довольный, в хорошем настроении. Через минуту после восьми зазвенел городской телефон.
   - Тебя, Леонид Иванович, - поднял трубку Жарков.
   - Здравствуй, Леонид, - послышался тихий голос Валентина Ивановича. - Приезжай срочно. Мама умерла. - И затих. Только слышались глухие всхлипывания. Потом снова тихо брат повторил, - приезжай, ждём.
   - Леонид положил трубку и присел на стул у стола начальника..
   - Мама умерла, Максим Петрович, - сказал негромко Леонид и голова у него наклонилась к столу.
   - Кто у тебя там? - спросил Петрович.
   - Сейчас брат с женой, сестра.
   - Может, помощь нужна? Давай двоих мужиков отправим с тобой.
   - Спасибо, Максим Петрович. Всё так неожиданно. Мы то ведь всё думаем, что родители вечные. И я ещё ничего не осознал, ничего не понимаю. Только душа куда - то спряталась. Одну пустоту в груди ощущаю.
   - Держись, Лёня. Давай, я тебе пятьдесят граммов налью. - Петрович открыл сейф. Леонид разбавил спирт водой и выпил.
   - Поезжай и держись, - сказал Петрович. - Сколько дней тебе будет надо, столько и бери.
   Как говорят в таких случаях, смерти не ждала мама Сугробиных, и не мучилась. Вечером удар и потеря сознания. А утром в шесть часов умерла, не приходя в сознание. Похороны стариков, не отмеченных историей, просты и торжественно грустны. Дети и самые близкие родственники, пожелавшие проститься, несколько соседей и землекопы на кладбище. День похорон был морозный, под тридцать градусов. Валентин Иванович, как старший, распорядился шапки не снимать.
   - Прощай, мама! - сказал Леонид, бросил горсть земли и надел шапку на закуржевевшие волосы. И, поддерживая падающую от горя сестру Татьяну, стоял перед засыпаемой могилой с окаменевшим лицом. Он только сейчас начал понимать, что у него окончательно ушло детство, ушла юность и закончилась молодость. И нет у него больше самой доброй на свете материнской руки.
   
   Х111.
   
   1976 год. 6 сентября. С авиабазы Чугуевка в Приморье в плановый полёт поднялся новейший истребитель МИГ - 25, пилотируемый старшим лейтенантом Виктором Беленко. На базу самолёт не вернулся. Виктор Беленко предал Родину, семью, ребёнка и приземлился в Японии в аэропорту Хокадате, и попросил политического убежища в США. Индюки не проявили жёсткости по отношению к Японии и Япония не вернула сразу секретнейший самолёт, лучший в мире истребитель - перехватчик того времени. Что двигало предателям? Он не был куплен заранее, не получил никаких денег и после перелёта и передачи самолёиа.Возможно, лучшему лётчику полка не давали хода полковые индюки? Ему было 30 лет, а он был только ст. лейтенантом. Может его не устраивали верховные индюки, как генерала Поляков не устраивал Хрущёв, которого он презирал и оттого стал агентом США. Беленко понимал, что нанесёт огромный ущерб своей стране, а уж полковому начальству совершенно точно. И нанёс. Самолёт вернули в разобраном до последнего винтика, виде. Министерству обороны пришлось во всей авиации менять коды "свой - чужоц" и многое другое., что стоило миллиарды полновесных рублей. В 2005 году Беленко погиб с США в ДТП.
   1977 год, 8 января. В московском метро на перегоне от станции Измайловской к станции Первомайская был совершён первый террористический акт. Семь человек убитых, двадцать пять раненых. Мудрости это индюкам не прибавило. Они продолжмли почивать на лаврах.
   1977 год. Умер король рокк энд ролла Элвис Пресли 42 лет. Гении умирают молодыми.
   
   Жена Володьки Зверева считала, что Сугробин терпит неудачи оттого, что за красавицами гоняется. А он ни за кем не гонялся. Вручил свою жизнь в божественные руки и не ставил перед собой никаких рамочных целей. А после смерти мамы Тины совсем отошёл от активной позиции самца и, приглашённый на вечеринки, равнодушно взирал на "миг между прошлым и будущим". "Что ты какой серый!" - упрекал его Слава Ласкаев. - Нельзя же быть таким потерянным. Девушки к тебе хорошо относятся, а ты их если и не отталкиваешь, то и не прижимаешь. Сугробин выпивал вместе со Славой Ласкаевым и его начальником отдела Стасом Басиковым, где Слава служил начальником лаборатории. Ребята вошли в круг друзей Сугробина в последние годы по совместной работе, по семейному состоянию, и по отношению к окружвющемц миру. Все они были разведены, и у них было много общего в порядке жизни. Они сидели в квартире Ласкаева на Ошаре и отмечали возведение Сугробина в ранг начальника отдела. Предполагались работы грандиозные, и Рустайлин перевёл часть конструкторов к себе в личное подчинение. Жарков в это же время пошёл на повышение.
   - Надеюсь, перестанешь меня скоблить в душе, что голым на пожар уехал., - сказал Рустайлин, подав подписанный приказ для ознакомления.
   - Это было в прошлой жизни, когда я хотел поступить в юридический, - ответил Леонид. - И это моё назначение просто обязывает меня делать невозможное имеющимися силами.
   - Это ты правильно понимаешь. Я надеялся на твоё понимание.
   - Предлагаю отметить это втроём - мы и Максим Петрович.
   - Что ж, Леонид Иванович! - сказал Жарков. - Родина ждёт от тебя новых свершений. Комната собственная у тебя есть, должность получил достойную, направление работ самое боевое. На таких работах и госпремию заслужить можно. Так что вперёд! Желаем тебе успеха.
   
   Это было вчера. А сегодня Слава после второй принялся за воспитание. Сугробина.
   - Даже назначение никак не расшевелило. Что, совсем безразлично? Зарплата на сотню поднялась. Цветы девушкам без раздумий покупать можешь.
   - Ты, Слава, как Петька Василия Ивановича, допрашиваешь.1 Можешь, можешь? Могу, Слава. Но сейчас не хочу.
   - Тогда ты, по определению агенства ОБС, подлец.2
   - Да отстань ты от человека, - сказал Стас. - Коньяк он поставил. Уже кончается.- Пошарил в нагрудном кармане и вынул червонец. - Теперь мы ему поставим за его успехи.- пошарил в кармане и вынул ещё червонец. - И возьми две. Завтра выходной. Если что, то у тебя и останемся. Давай, Лёня! Это наша последняя беспартийная должность. Да и партия далее не поможет, если нет в её рядах близкой тебе волосатой лапы. Да, по правде, предложил бы мне всемогущий должность директора института, я бы не пошёл. Очень много начальникам приходиться делать противозаконных поступков, поступать против совести. Недаром же у нас говорится, что любого самостоятельного руководителя с численностью предприятия от ста человек, можно на десять лет садить без суда и следствия. Оттого часто тоскливо и бывает. А если начальника от его неправедных поступков не коробит, значит, он уже не человек, а индюк, например, как Леонид обзывается. А ты всё про девушек. Не могут девушки заслонить собой остальную жизнь.
   - Что же мне делать, если я девушек люблю, - сказал Слава, и взял деньги у Стаса.- А если коньяка нет?
   - Венгерский всегда есть. Или болгарскую Плиску" в крайнем случае, - подтолкнул его Стас. И когда тот ушёл, сказал: - Вот чего бабам надо? Не он ведь ушёл. Жена его уела. А думаешь, сама нашла кого? Никто не нашёлся. И кусает сейчас локоть, да не получается. А он дочку любит, тоскует. И всем нам скоро будет по сорок лет...А сорок лет не букет из ландышей.
   
   И увидал Бог, что не ищет больше женщин Сугробин. И решил, что пришло его время поставить Сугробина на предназначенную ему дорожку.
   
   Лена, Леночка, Елена Максимовна жила далеко не первые дни на свете, имела почти взрослую дочь и потеряла мужа в ДТП на улицах города. Боль потери притупилась за десять лет, дочка подросла. И никто Лену не подхватил на руки за эти годы, не решился взять ответственность за чужую судьбу. Женщина она была привлекательная, в соискателях любви не была обижена и жизнь не казалась ей серой, несмотря на многие неустроенности и материальные недостатки. Окончив музыкальное училище и театральный институт, она поработала на разных должностях в объектах культуры, вращаясь в среде музыкантов, журналистов, актёров. Ни о чём она не задумывалась и в тот день, в который всевышний назначил ей встречу с Сугробиным.
   Мишка Курмышов и его гость из Вологды врач Алексей Лисицкий выпивали во второй половине дня на веранде кафе "Нижегородское", когда там появились и присоединились к ним Лена с Гошей Поломкиным, её близким другом и ещё двумя репортёрами из молодёжки. Журналисты выпили по стаканчику и удалились по делам.А Лена дала уговорить себя Лисицкому и Курмышову, и поехала к ним в гости, не зная зачем. Ей стало скучно уже в дороге, а в обычной компании совсем заскучала. За ней ухаживали, но никто не был интересен. И Лена придумывала предлог, чтобы покинуть собрание. На улице темнело. Лена подошла к хозяйке Алине Метелиной, жене Курмышова, и только собралась сказать, что уходит, как в комнату вошёл Сугробин. В доме уже давно висел дым, на который можно было повесить всё что угодно. Никто никого не слушал, и особенно никто никому не был нужен.
   - А вот и Сугробин, - сказала Алина.- Познакомся, Лена. Он технарь, но ужасно хороший. Его зовут "Победитель резонанса". Он в своём институте всё время чего - то побеждает.
   Лена посмотрела на мужчину, который внимательно слушал и смотрел на неё.
   - А у вас уже за середину празднование перевалило, - оценил обстановку мужчина и представился. - Леонид Сугробин. Технарь, как сказала наша милая хозяйка.
   - Отчего так поздно, - спросила Алина.
   - В делах запутался. Босс перед отпуском в две командировки меня запустил.
   В это воскресенье еду в Москву, а в следующее воскресенье в Пензу. И свободен. Но сейчас я здесь и, отчего бы нам ни выпить за знакомство.
   - Едва ли что найдём, - сказала Алина. - Одни пьяницы сегодня собрались, лопают и лопают. Даже Лёшка Лисицкий едва сидит.
   - Один момент, - сказал Сугробин и вынул из - за дверей портфель. - Это хозяйке, - протянул он Алине букет ромашек, - а это всем нам. И поставил на стол бутылку коньяка.
   - Однако, - подумала Лена.
   - За Вас, милые дамы, - сказал Сугробин, подняв бокал..
   - Ну, зачем же за нас, - сказала Лена. - Мы сами. Правда, Алина. -И выпила всю большую рюмку. И задохнулась.
   - Ах, закусить у нас нечем. Держите, - сказал Сугробин, обнял Лену за талию и поцеловал быстрым сочным поцелуем.
   - Однако, - сказала Лена, но ничуть не обиделась.
   
   - Ты доставишь меня домой? - спросила Лена часа через полтора. За это время у компании окончательно закончились все напитки. И только магнитофон не уставал, и крутилась катушка, и сменялись мелодии, под которые можно было обниматься, не забираясь в угол. Лена за это время успела познакомиться с Сугробиным так, что он ей казался давнишним знакомым, на какой - то период выпавший из её жизни, а сейчас объявившийся. Она пожаловалась на свою жизнь, и довела до сведения полное отсутствие поддержки твёрдой мужской руки. Она и сама не понимала, почему говорила ему слова, которые никому и никогда не говорила. А ему сказала. Он улыбался и целовал в такт каждому её признанию, и ей было приятно.
   - В порядке первой поддержки я могу устроить нам медовый месяц, т.е. свадебное путешествие, - ответил Сугробин на её слова. - А там поймём, годимся ли мы друг для друга. Я получил премию и через две недели у меня отпуск.
   Подошёл качающийся Лисицкий.
   - Сугробин! Ты не отходишь от этой женщины весь вечер. Когда мы с Мишкой её уговаривали, то не предполагали, что отдадим её тебе. Но если ты хочешь взять её навсегда, то тогда мы возражать не будем. Михаил! Иди сюда. Сугробин забрал нашу женщину. У тебя найдутся перчатки. Пусть одна. Мне не носить, только кинуть в эту образину, - обнял Лёшка Сугробина.
   - Не надо перчатки, Лёшенька., - подошёл Курмышов. - Считай, что ты подарил женщину Сугробину. Ты ощути приятность от такого поступка. Ты дарил кому - нибудь женщин? Нет! А сейчас подари. И ты же помнишь, как он говорил нам, что был боксёром. Ты ему перчатку, а он пинёт тебя в пах и вся медицина Вологды тебя не вылечит. Дари ему женщину, и пойдём выпьем. Я нашёл в шкапчике остаточки.
   Дарю тебе, Сугробин, женщину. Носи. На руках носи, дурачина. - И Лисицкий поковылял за Курмышовым.
   
   - Так ты доставишь меня домой? - повторила вопрос Лена.
   - Как я могу бросить подарок. Хотя меня самого впору доставлять. У меня сегодня был длинный день, - сказал Сугробин.
   - Он был тяжеловат, но держвлся строго. Он отыскал свой портфель, и они покинули дом Курмышовых. В такси Лене захотелось, чтобы он поцеловал её, и когда он нашёл её губы, ответила ему со всей страстью.
   - У меня должно быть что - нибудь выпить, - сказала Лена, усадив Сугробина на диван.. - И не беспокойся. В такое время и такого тёплого я никуда не отпущу.
   В доме действительно нашлось. Они выпили за ласковый вечер. Лена включила телевизор, налила ему рюмку и ушла в ванну..Когда она вернулась, блестя мокрыми волосами, Сугробин, оставив невыпитую рюмку, сладко спал, свернувшись калачиком.
   - Надо же!? - сказала сама себе Лена - Или чрезвычайно перебрал и держался на последнем нерве. Или настолько морально здоров, что сон ему милее женщины. Она закрыла Сугробина пледом, поцеловала и выключила свет.
   
   Утром Лену разбудил звонок. Она быстро поднялась, не желая, чтобы трубку поднял Сугробин, и прошла к телефону. Сугробин действительно озирался, пытаясь определить, где находится телефон. Она кивнула ему, прижав палец к губам, и подняла трубку.
   - Куда пропала? Я весь вечер пытался тебя отыскать. У меня была полная свобода до утра.
   Звонил милый друг, журналист, Гоша Паломкин. Он был женат, растил детей, но жил по женской логике. "Я женат, - говорил он себе. - Но она крвсивая, и мила со мной. Значит..." Лене он нравился. И пусть она не собиралась разрушать его семью, он был для неё близок ещё и как человек, с которым можно поговорить и посоветоваться.
   - Ловила своё счастье, - ответила Лена и улыбнулась Сугробину.
   - И как?
   - Держусь за одно пёрышко и боюсь, что может вырваться.
   - Не дёргай резко, - засмеялся Гоша. - А жаль, что вчера мы не встретились. Такое настроение на тебя было.. Позвони, как время придёт.
   
   - С работы интересовались расписанием моего дня, - сказала Лена, подсаживаясь рядом на диван и обнимая Сугробина. - Как спалось?
   - Как младенцу. И ни капельки даже подсознания не коснулось, что я в доме, где находится красивая женщина. Но это не значит, что если ты будешь со мной, я равнодушно буду смотреть на твоих знакомых и друзей, желающих ангажировать тебя на ночку. Условие твёрдое: я с тобой, ты со мной. Идёт. В отпуске мы будем представляться мужем и женой.
   - А куда мы едем в отпуск?
   - Чтобы не быть похожим на твоих друзей, свадебный месяц ты проведёшь на Иссык - Куле. Пока я в Москве, уточнишь расписание самолётов и цены на билеты
   - Как скажешь. Я вчера ещё сказала, что согласна. А сегодня предлагаю посетить театр. Что сегодня гастролёры из Москвы дают, не знаю, но подходи за полчаса до начала, разберёмся. А после...После и разберёмся.
   - Согласен, - ответил Сугробин. - А сейчас я полетел. Времени нет даже на то, чтобы назвать тебя своей. Пока, нареченная.
   Он поцеловал Лену в губки и вылетел из квартиры, переваривая откуда - то выскользнувший Иссык - куль со свадебным путешествием. Лена тоже сидела задумчиво, осознавая сказанное нечаянным знакомым, который проспал у неё ночь и даже не попытался приставать.
   
   На гастрольный спектакль московского театра Лена не попала. Днём она поехала навестить дочку в сад к бабушке - дедушке с мужниной стороны. Потом проехала в СТД, где никого не обнаружила по случаю субботнего дня и зашла в редакцию к Гоше. Тот угощал чаем жену, вернувшуюся из командировки. К чаю пригласил Лену. Подошли друзья друзей, и о назначенном свидании Лена вспомнила, когда театр закрылся. Лену домой никто не провожал. Она прошла мимо театра в полной неудовлетворённости. Сугробин, покрутившись у театра, за пять минут до начала купил с рук предложенный билет и смотрел совершенно проходной спектакль, главной примечательностью которого был Лев Дуров и Леонид Броневой, снискавший известность в сериале "Семнадцать мгновений весны", где сыграл роль гестаповца Мюллера.
   - Почему я такая неправильная, - думала Лена, засыпая. - Непутёвая компания отвлекла меня от человека, который может отказаться меня узнавать, приняв за пустышку. А я чувствую, что он мне нужен. И уснула в надежде, что Сугробин позвонит ей утром, и она зазовёт его к себе для извинений за нарушенное свидание. Утром Сугробин не позвонил
   - Пошутили вечерок, и ладно, - сказал себе Леонид утром и ушёл на Оку, где и провёл весь день один, купаясь и загорая.
   
   Поезд N37 уходил в 23 часа. Сугробин и Василий Суматохин докуривали сигареты у вагона, когда перед ними появилась Лена.
   - Извини, пожалуйста, - сказала она Леониду, протягивая ему букетик васильков. - Никак не получилось. Надеюсь, несильно обиделся.
   - Совсем не обиделся. Мне подарила билет очаровательная юная девушка. Я едва уговорил её, чтобы она не приходила меня провожать. Так что Ваши шалости в отношение достаточно взрослого человека могут оказаться с непредвиденными последствиями.
   - Я больше не буду, - сказала Лена и поцеловала Сугробина.
   В голубой юбке и белой кофточке с блёстками она была эффектна и молода. На неё оглядывались.
   - Что за чёрт! - сказал Леонид. - Почему на меня все смотрят? Кажется на стенде "Их разыскивает милиция", я не вывешивался.
   - Мужики смотрят на твою девушку. Они не могут перенести, что красавица не с ними, - сказал Суматохин.
   - Не везёт мне. Одна провидица строго настрого запретила мне впредь любить красавиц. А ничего не получается. И со мной снова, и как всегда, красавица. Добра не предвижу. Целуемся при всех?
   - При всех, - ответила Лена, и сама крепко прижала Леонида к себе.
   - Красивая у тебя девушка, - сказал Суматохин, когда поезд покидал пригороды, и они курили в тамбуре.
   
   - Похоже, что на вторую половину жизни у тебя всё начинает складываться. Работа по душе, положение уверенное и даже комнатёнка собственная для ночёвок есть, - сказал Валентин Иванович, наполняя бокалы. Леонид только что ознакомил его с новостями нижегородскими, заехав к нему домой в эту короткую командировку. - И время подошло ещё разок подумать о жизни семейной, чтобы было не только куда, но и к кому возвращаться. Возраст у тебя критический, но для всего пригодный. Даём ему год на решение вопроса, - обратился он к к жене.. - А не решит, бобылём звать будем. Давай, за твою семейную жизнь!
   
   - И на кой ты соглашаешься ехать с ним в дебри Центральной Азии, - говорил Гоша Паломкин, отдыхая от бурной страсти. - Там же высокие горы, холодно, дикая природа, непонятные люди. И тебе неизвестно, насколько он горяч, чтобы согревать в заснеженные ночи. А7 Что скажешь?
   Лена не собиралась встречаться с Георгием, но была обижена, как ей казалось, Сугробиным. Тот, после того как она соглашалась быть его женой на целый отпуск, даже не попытался найти её перед отъездом. Не предпринял никаких действий для проверки её страсти. И что из того, что она не пришла в театр! Она красивая женщина и надо подтверждать действием свои желания быть с ней. И разогрев себя выдуманными обидами, она откликнулась на звонок Гоши.
   - А ты не преследуешь свой интерес? Я ведь тебе нужна, когда тебя жена не греет. А я побаиваюсь, что она мне глаза повыцарапывает, потому что если она и не знает о наших делах, то определённо начинает соображать. Я же тихая, драться не умею. Да и ты не тот, из - за кого бы я дралась.
   - Есть интерес. Есть опасение, что после возвращения мне останется только твоя рука для поцелуя.
   - Это точно. Сугробин махровый собственник. Ещё не обладая, предупредил, что пока мы с ним вместе, никаких взглядов на сторону. Курмышов предупредил, кстати, что он крепкий боксёр.
   - Эх, и напугала. Иди скорее ко мне, пока свободна, и моей заднице ничего не угрожает. И всё же пока ещё билеты только заказаны, подумай,- сказал Гоша прижимающейся Елене.
   
   В командировке Сугробину и Суматохину пришлось задержаться на субботу. В воскресенье утром с вокзала Сугробин позвонил Елене:
   - Подъезжай с паспортом в авиакассы, - сказал он. В семь вечера я уезжаю в Пензу и до отъезда мы должны всё сделать, если не раздумали.
   - Не раздумали, - сказала Лена. - Не передумала.
   Она уже переживала от неявки Леонида в субботу, как он обещал. И укоряла себя за встречу с Гошей, мнительно рассуждая, что если Сугробин не объявится, то это будет её наказанием за измену ему. Но Сугробин объявился, и вся тревога пропала. "Я не знаю, как живёт он. И он не знает, как живу я. Значит всё в порядке", - сказала она себе и мир снова стал прекрасен.
   
   Елена не удержалась от возможности представления нового поклонника своим родным. Такого блистательного путешествия, которое он предложил, никто и представить не мог. Умный её друг Георгий только хмыкал от невозможности сотворить подобное. Ей вдруг размечталось, что всё будет правдой и настоящим. Сердечко билось учащённо, и она задумчиво застывала, собирая вещички для путешествия. Пусть она и приучила себя к мысли, что остаётся одна навсегда, сладкая мысль о состоянии в положении замужней женщины наполняла её неспокойной радостью.
   
   Лену очаровала Киргизия. Её пленили восточные базары, засыпанные барханами фруктов, дынь, арбузов и предлагаемые на языках всех народов востока. Холодный кумыс из бурдюков, и шашлыки на коротких палочках. Бесконечно бурливая и ревущая водопадами река Чу в узком каньоне, по которому крутыми зигзагами поднималась дорога. И восьмое чудо света высокогорное море - озеро Иссык - куль Ослепительное горное солнце из одних ультрафиолетовых лучей, белые шапки вечных снегов на вершинах гор, и ласковая целебная вода. И искреннее восхищение окружающих мужчин её нерастраченной красотой. Она торжествовала, почти осязая раздевающие мужские взгляды, устремлённые на неё. Сугробин был джентльменом, предупредительным, готовым всегда исполнить её желания. И любовь дарил, не задумываясь о времени. И говорил, что это не разрушает его, а прибавляет новые силы.
   В идилии супружеской жизни Лена провела три недели. Уже были куплены обратные билеты. Сугробин начинал готовить прощальный ужин. Он встретил давних друзей - альпинистов, и был очень доволен. А Лена на четвёртую неделю почувствовала усталость от обязанности быть женой, и принадлежать одному, единственному. Ей вдруг захотелось дикого разгула, захотелось освободиться от Сугробина, разбить его невозмутимый образ джентльмена и выставить перед побережьем разменянным любовником. Для начала она пофлиртовала с фотографом - армянином. Потом стала принимать ухаживания молоденького грузина, и даже улыбалась пастуху, предложившему ей тысячу рублей за ночку. Она доигралась до того, что чуть не попала на групповой секс, где женщиной была только она. Вернувшись поздним утром, она хотела, чтобы Сугробин её отматерил. Но он был невозмутим, и не поинтересовался её ночными приключениями. И тогда на прогулке в горах она вывалила на него арбу неподдающихся бумаге упрёков, брани и личностных оскорблений. Сугробин и тут остался невозмутим. Лена сама уже не понимала, зачем она всё это делает. Никто не привязывал её к Сугробину. И он совершенно не совершил ни одного поступка против неё, кроме того, что всегда был с ней, оплачивал все её прихоти, показывал полную привязанность мужа к любимой жене. И надо было только вернуться домой и сказать, что он ей не подходит. И расстаться дружелюбно в благодарность за невиданное путешествие. Но её захватывала всё глубже самая непристойная злоба на него за то, что он оказался настолько обязательным своим словам. Возможно, в ней проснулись доисторические воспоминания в подкорке, и ей требовалась для восстановления любви обыкновенная трёпка с тасканием за волосы и поучения суковатой палкой. Она не понимала. И войдя в раж нанесла последний удар, как ей казалось, самый сокрушительный. "Ты не думай, что меня купил. Я все потраченные тобой на меня деньгн верну до копеечки". Сугробин посмотрел на неё внимательнее обычного и сказал: "Хорошо! И если оплатишь полную стоимость за нас обеих, то можешь считать, что ты меня купила на пять недель. Я не привередливый и соглашусь". "Я так и знала, что ты полная низость!" - крикнула Лена.
   Леонид закурил сигарету и вышел из еомнаты. Лена бессильно опустилась на кровать. Она не знала, что её мать успела взять с Леонида слово, что тот вернёт её дочь в целости и сохранности, несмотря на любое её поведение.
   
   Прошёл прощальный ужин, который Сугробину помогли устроить его друзья. Лена почувствовала глубокую усталость от своих выступлений и радовалась, что Сугробин не вспоминает ни о чём. "Слава Богу!" - шептала она. - "Какая же я дура. Ждала столько лет мужчину, который полюбит меня. Дождала и сломала всё. Помолчу до дому. Может, рассосётся".
   В аэропорту столицы Киргизии Сугробин отошёл с билетами на регистрацию. Лена ласково улыбалась. Объявили посадку. Сугробин отдал Елене билет в руки и взял её саквояж.
   - А где твой билет? - спросила Лена.
   - Мой билет у меня в кармане. Я задерживаюсь. И думаю, что ты довольна тем, что свадебное путешествие заканчивается на день раньше. Прощай.
   - Ты больше не любишь меня? - только и нашлась Лена.
   - Я не успел понять, любил ли я тебя. Наверное, любил, но это уже не имеет значения.
   - А ты меня не спрашиваешь, люблю ли я тебя.
   - Разве ты мне не сказала, что твои друзья выше меня по всем качествам. Я не могу стоять у них на дороге. Да и тебе скучно быть с одним Сугробиным. В общем, как информирует агентство ОБС: "Ночь в общей постели - для женщины не повод для знакомства". Прощай! - ещё раз повторил Леонид и подал Лене букет киргизских роз.
   Лена прошла на посадку. По указанию стюардессы села на место, пристегнулась. В иллюминаторе мелькнула снежными вершинами ласковая земля удивительной страны, и всё скрылось за облаками. Среди стебельков букета белела бумажка. Лена развернула. Крупными буквами знакомым уже почерком было написано: "Не всё голубое подходит к зелёному". Она сжала бумажку в кулаке и ей, женщине последних дней бальзаковского возраста, неудержимо захотелось плакать.
   
   Оставшись один, Сугробин разыскал Петровича. Городской адрес ему на Иссык - Куле выдал Юра Приходько. К большой радости Леонида, Петрович оказался дома и один. Семья была в отъезде. Целая ночь воспоминаний промелькнула в одно мгновенье. Он остался у Петровича до отлёта. Было радостно от встречи с другом и грустно, что не получилось, как задумывали. Утром Леонид проводил Петровича на службу и поехал разыскивать Фомина. Лысый Фомин встретился ему возле ограды домика, в котором Леонид гостил пятнадцать лет назад. И долго смотрел на Сугробина что - то припоминая. Потом засмеялся и стал обниматься, приговаривая
   - Надо же, какие дела.
   Потом крикнул отца, и все вместе гоготали как растревоженные гуси. Все были обрадованы неожиданной встречей, разговаривали невпопад, и все вместе одновременно. Витька вырастил уже двух пацанов до десяти лет и жил в таком же домике по соседству. Вместе с родителями у него образовался приличный сад, и до вечера они просидели в беседке, увитой виноградником с янтарными гроздьями. Младшие братишки у него стали офицерами, и воплощали задумки, которые не удалось исполнить старшему брату. И как вчера с Петровичем к Леониду вернулась молодость, сегодня с Виктором к нему вернулась юность. Время растворилось в пространстве памяти и перестало существовать. И прекрасная Елена, уколовшая его бредом женской независимости, исчезла из памяти под наплывом воспоминаний. "Всевышний знает, что делает!" - сказал Леонид Виктору, покидая его дом.
   
   - Что, мамочка! Опять навыёгивалась, - спросила Лену пятнадцатилетняя дочка Алочка, когда она заявилась домой одна в очень растрепавшихся чувствах после одиночного полёта над континентом. - А мужик - то был получше ранее показываемых женихов.
   - Поставь в вазу, - подала она букет дочке. И упала на диван. Усталость от полёта, и непредвиденное расставание в аэропорту Киргизии не складывались в спокойное русло окончания отдыха.
   - Георгий все провода оборвал, - сообщила дочь, устанавливая розы на журнальный столик рядом с диваном. - Какие цветы красивые. Сугробин подарил или сама купила?
   - Сугробин, конечно, - ответила Лена и откинулась в изнеможении на подушку. Она не знала, как ей поступить и, кроме Сугробина, никто не занимал её мыслей.
   
   Х1V.
   
   Лена металась. Театр уезжал на гастроли в Феодосию. Её вместе с администратором отправляли вперёд всего коллектива для подготовки приезда труппы. Несколько дней до отъезда, а Сугробина не было. Она уже почти забыла, почему его нет вместе с ней. И на все звонки отвечала, что "свадебное путешествие" прошло блестяще. А на предложение Поломкина встретиться, чтобы не позабыть, ответила, что сексуально переполнена. Гоша был ей нужен, как умный советник, и она не отталкивала его, как других настойчивых. Бесновался милый друг детства Коля, который был у неё первый после гибели мужа. Ему она сказала уверенно, что любовь закончилась, и она выходит замуж. А Георгию рассказала ситуацию, и спросила совета, как её повернуть. "Не бросишь меня насовсем, подскажу", - засмеялся Гоша. "Разберёмся с тобой, - ответила Лена. - Ты сейчас скажи, что мне делать". "Скажи ему, что не ты, а твоя неразумная подкорка сопротивлялась потере независимости. А за то, что получилось оскорбительно, извинись. Встань на колени. И главное, затащи его снова в постель", - посоветовал умный Гоша. Слова "потеря независимости" кольнули Лену, охваченную одним желанием вкрнуть Сугробина, выйти за него замуж, и избавиться от звания "вдова". Независимость!? Она привыкла к незваписимости, и как будет отвыкать, не задумывалась. Будучи свободной и сексуально активной, она не влюблялась до страданий. И спокойно оставив друга в Нижнем Новгороде, так же радостно встречалась на другой день с другом в Ленинграде, куда ездила на сессии во время заочной учёбы в институте кинематографии. Она и в Сугробина не влюбилась до боли. Ей хотелось, чтобы у неё был муж, а она бы была женой. И попросту не задумывалась, какой она будет женой. Как и о том, что быть женой в любом возрасте - это обязанность и самоограничение. А становиться женой в годы уходящей молодости после десятилетия самостоятельности можно было после выстраданного. твёрдого решения. Такого решения у Лены не было. Она предполагала, что её судьба навсегда оставаться одной. "Всех близких друзей ласково оставлю, и буду только с Сугробиным", - сказала она себе, и снова принялась набирать телефоны Леонида. Она не знала ритма его работы и сложности "царевой" службы, связанной с командировками.
   - Дружочек милый, ты почему не звонишь своей милочке. Она соскучилась, - обиженно говорила Лена, откликнувшемуся, наконец, на звонок Сугробину. - Я уезжаю скоро и очень хочу тебя видеть. Приезжай вечером обязательно.
   Сугробин молчал. Он не ожидал услышать Лену. Встретившись с юностью и молодостью, Леонид спокойно просмотрел события последних пяти - шести недель, и понял, что в жизни потеряно мало. Он прожил яркие, искрящиеся любовью и страстью дни и радовался, что такие дни состоялись. И возвращаясь, уже в самолёте думал больше о предстоящей работе, и предстящей поездке на Камчатку, чем о упорхнувшей от него женщине, которую он самым серьёзным образом собирался взять в жёны по закону.
   - Почему молчишь? Я люблю тебя. Очень люблю. А всё, что я выкинула, это неосознанное из подкорки выплеснулось. Я совершенно так не думала, и не собиралась поступать, а оно, неосознанное, само выперло. Я думаю, что оно защищало мою независимость, которая мне совершенно не нужна. И всю мою независимость я передаю тебе, не задумываясь. Приезжай. Поговорим, держа друг друга за руки.
   "Похоже, Всевышний думает не по моему, раз женщина возвращается. Я обещался не противиться", - подумал Леонид и сказал -
   - Хорошо, Леночка, я приеду.
   
   - Знаешь что, Леночка, - говорил Сугробин обнимая усевшуюся к нему на колени женщину, - тебе совершенно незачем выходить замуж. Ты провела со мной блестящий отпуск, и можешь провести ещё немало времени. И тебе не надо будет придумывать скандалы, чтобы защитить свою независимость. Ты независима и свободна. Можешь быть со мной, можешь не быть. За удовольствия мужчины платят. Ты ведь не всерьёз говорила, что будешь рассчитываться за путешествие. И я не смогу предъявить тебе никаких претензий. А будешь женой...У нас с тобой всё было необыкновенно, и я предполагал, что мы можем создать необыкновенный союз. Нам оставалось только и всего - то забыть о прошлой жизни, большой или малой любви, случившейся до нашей встречи. И поверить друг другу. Но всё оборвалось так невозвратимо. И наш союз уже не сможет быть необыкновенным, и будет, как у всех. Одни обязательства и претензии с обеих сторон. "Где зарплата? Где премия? Почему поздно пришла?" И к тому же ты прожила свободной немало дней и не в монастыре. А французчкое отделение агенства ОБС сообщало неоднократно, что "можно найти немало женщин, которые не изменяли своему мужу. Но невозможно найти хотя бы одну, которая изменяла один раз". И тебе будет непросто быть женой, и быть одинокой в постели, когда муж в командировках.
   - Я никогда не была содержанкой, и не хочу быть. Я хочу быть твоей женой и мне наплевать, что говорят француженки. Я уезжаю и хочу, чтоб ты был со мной здесь сейчас, и был со мной в моей разлуке.
   - Хорошо, милая. Я тоже уезжаю после твоего отъезда далеко и надолго. И согласен быть с тобой, пусть и понимаю что не всё просто. Ты мне нравишься ,и тебе нужна помощь, которую я могу оказать. Но дело будет за тобою. В жизни одинокий человек держит оборону со всех четырёх сторон. Создав семью, человек не заботится о спине, которую защищает его половинка. И я откажусь от твоих обязательств по защите моей спины, если ты снова захочешь быть свободной женщиной. О своём возвращении буду подавать телеграммы, чтобы не было случайностей. У нас с тобой почти два месяца на проверку решений. Феодосия - непростое место для сохранения намерений. Там военно - морская база подводных лодок Черноморского флота.. А это значит, что вокруг будут "кортики, медали, ордена".1
   - Пусть это тебя не волнует, - обворожительно улыбнулась Лена.
   
 
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20723
  • "Неделин" 1982-92
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #13 : 26 Август 2012, 20:19:52 »
надо было обрадовать Алексея Ивановича, что Крылов довольно активен

Просматривая материалы форума внимательно, обнаружил заботливую фразу Шардта В.А.о том, что надо передать Алексею Ивановичу , что "Крылов" довольно активен последнее время. Прошу поблагодарить его и передать, что я в курсе событий. В 10-м году НИИ вместе с атомной корпорацией и военным ведомством шумно отмечал сорокалетие создания специальной службы по разработке аппаратуры спецконтроля. На празднике присутствовал кап.II с "Крылова" (к сожалению не записал его имя).Я также участвовал, как заслуженный ветеран и потому события мне известны. Мне подарили даже рекламный лаковый журнал, выпущенный кораблём. Но выражаю Валерию Анатольевичу искреннюю признательность за внимание. Алексей Сухих
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20723
  • "Неделин" 1982-92
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #12 : 11 Июль 2012, 09:55:15 »
Алексей Иванович прислал мне электронную версию книги.

Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Шардт Валерий Анатольевич

  • Skype valera-shardt
  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3066
  • "Маршал Крылов" БЧ-7 ГАГ
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #11 : 10 Июль 2012, 22:25:49 »
надо было обрадовать Алексея Ивановича, что Крылов довольно активен
Прорвёмся, мы такие!

Оффлайн Коровкин Анатолий Иванович

  • Ветеран ПИК
  • *
  • Сообщений: 380
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #10 : 10 Июль 2012, 19:27:25 »
Очень интересный дневник.  Одно замечание : почему-то считается, что Аляску продала Екатерина вторая.
Вероятно с подачи ансамбля "Любэ". Это событие произошло спустя столетие от эпохи Екатерины и цена
была 7 миллионов тогдашних долларов, а не золотых рублей.

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20723
  • "Неделин" 1982-92
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #9 : 10 Июль 2012, 16:45:14 »
Алексей Иванович прислал мне письмо:
Здравствуйте, Анатолий Михайлович!  Вот уж чего не мог ожидать, так это Вашего письма. Я понимаю так, что Вы прочитали в "самиздате" мой роман "Жизнь ни за что", потому что только в нём я достаточно подробно изобразил без всяких кавычек героическую жизнь советских моряков, о которой вообще никто не знал и не знает. К сожалению, напечатать свой труд мне пока не удаётся. Издательства, которые бы непечатали, Требуют предоплату. А те, у которых есть деньги, имеют другое отношение к прошедшим и текущим событиям.  Но я ещё не теряю надежды, что победа ко мне придёт. Желаю Вам доброго здоровья и всем нашим ветеранам тоже. Мой телефон 88314665755. Если что-то я могу для Вашего союза сделать, то сделаю. От Вашего письма дыхнуло океаном. С уважением  Алексей Сухих
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Ковалёв Александр Анатольевич

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 543
  • Телеметрист "Сибирь". Р-3-21. ДМБ-весна 1983
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #8 : 10 Июль 2012, 16:17:01 »
Здорово...  с нетерпением жду  заметки Пуленца...!
Не ждите чуда - чудите сами!

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20723
  • "Неделин" 1982-92
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #7 : 10 Июль 2012, 13:57:29 »
Неожиданное продолжение. В.Н.Пуленец прислал свои воспоминания того времени и с тем же героями. Приведу в порядок и опубликую.
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Казанов Владимир Леонидович

  • Заместитель председателя
  • *
  • Сообщений: 3948
  • КИК Сучан, 1967-70 гг., БЧ-4, ПДРЦ
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #6 : 10 Июль 2012, 12:53:21 »
Всё прекрасно читается в Word.
Если б молодость знала, если б старость могла

Оффлайн Шардт Валерий Анатольевич

  • Skype valera-shardt
  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3066
  • "Маршал Крылов" БЧ-7 ГАГ
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #5 : 09 Июль 2012, 22:53:51 »
хорощо бы в PDF
Прорвёмся, мы такие!

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20723
  • "Неделин" 1982-92
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #4 : 09 Июль 2012, 21:51:11 »
Написал письмо автору.

Почитайте, с какой горечью он пишет о нынешнем пути страны.
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20723
  • "Неделин" 1982-92
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #3 : 09 Июль 2012, 21:37:24 »
Не могу не процитировать:
Цитировать
1 октября.
   Действительно - ностальгия. Делать ничего не хочется. Новые лица, новые знакомства, разговоры. И всё вяло, неэнергично, как будто и интереса большого нет. Конечно, мы собрали такой материал, о котором даже не мечтали. Установили личный контакт с командованием соединения и командирами всех кораблей, с руководством ЦКБ и ведущими специалистами всех наших кораблей, получив добро на содействие в изменении и согласовании документации на корабли. Со всеми получили прямую телефонно-телетайпнную связь и позывные ВЧ связи. Командир Тихоокеанской океанографической экспедиции контр-адмирал Энгельс Краснов, начальник штаба капитан 1 ранга Константин Трунин, зам. командира соединения по измерениям капитан 1 ранга Владимир Литвинов. С Литвиновым общались больше асего. Через год он посетил наш институт и был у меня домашним гостем. А с Василием в те же дни мы семьями приветствовали его в ресторане "Москва", где провели чудесный вечер с этим высокообразованным элегантным морским офицером.
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20723
  • "Неделин" 1982-92
.. Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #2 : 09 Июль 2012, 21:34:10 »
Ну, Валера, молодчина! Такое отыскал!


Сухих Алексей Иванович.
КАМЧАТСКИЙ МЕРЕДИАН
   
   1.
   
   Рустайлин, Суматохин, Жарков и Сугробин сидели в кабинете Руствйлина и обсуждали вопросы решения новых задач, полученных Рустайлиным.
   - Ввожу в курс дела, - сказал Емельяныч. Наш ВМФ держит на Камчатке соединение из шести кораблей, предназначенных исключительно для оргаиизации морского полигона в акватории Тихого океана для приёма баллистических ракет при отработке их траекторий. Несут они и другую службу, в частности обеспечивают запасной район посадки космонавтов в аварийном случае и пр., но основная задача флотилии обеспечение наших работ. Леониду Ивановичу надо будет разработать проект оснащения кораблей нашим комплексом. И вертолётов Ка - 25 тоже. - Добавил он на незаданный вопрос.- К сожалению, эта флотилия была собрана с миру по нитке и все шесть кораблей разные. Никто дополнительных специальных помещений строить не будет и нам придётся разместиться там, где стоит действующая аппаратура. Василию Васильевичу надо определиться с совместимостью нашей системы с остальными корабельными системами, максимальной длиной кабелей и прочим, отсюда невидимым и не слышимым. Перестройка кораблей и дооборудование будет выполняться во Владивостоке на "Дальзаводе" Сроки на переоснащение поставлены жёсткие. Обычный порядок с выдачей заданий Приморскому ЦКБ и вертолётному КБ Камова не проходит, так как работа растянется на несколько лет. Леониду Ивановичу придётся освоить "разработку кораблей и вертолётов". Разработать документацию, согласовать её и передать морскому и авиационному предприятиям на доработку кораблей и вертолётов. И сделать такое КД, чтобы можно было осуществить доработку кораблей силами рабочей бригады нашего института. Так что выписывайте господа Сугробин и Суматохин командировки в дальние края, сгоняйте на денёк в Арзамас, возьмите там все исходные данные о морском соединении, имена командиров, точную дорогу и перечень необходимых документов. Вы будете первыми представителями нашего института на камчатском мередиане.     

 Дневник инженера Сугробина.
   
  Настоящими записками представляется описание путешествия в края "восходящего солнца" над моей страной, ибо в тех краях на нашу землю приходят первые минуты и часы нового дня .
   Путешествие совершено сотрудниками НИИ Василием Васильевичем Суматохиным и Леонидом Ивановичем Сугробиным в порядке служебной командировки и открыло путь нашему институту к освоению новых территорий.
   
   Вместо введения.
   Я бы не сказал, что это путешествие. Обыкновенная служебная командировка, даже не длительная, просто дальняя, если сравнить с европейскими масштабами. В теперешнем ХХ1 веке большие расстояния не являются диковинкой. И нынешние глобальные политики за неделю успевают пересечь планету вдоль и поперёк. Но тогда это всё только начиналось. Единая государственная компания "Аэрофлот" только, только начала беспосадочные рейсы до Хабаровска, забираясь в арктические широты, и этим сокращая воздушый путь от Москвы, проходивший ранее над транссибирской жеоезнодорожной магистралью. И было в диковинку за несколько часов комфортного полёта сменить московскую европейскую обстановку и время на необычные мередианы Дальнего востока и Камчатки. Но суть путешествия состоит в том, что путник, меняя одно географическое название на другое, познаёт что-то новое для себя, и если удаётся, то открывает новое и для других. Я не думаю, что открою новое для других в этой поездке и потому, оттолкнувшись от первого предположения, в географическом смысле я путешествую для себя и исполняю заданную работу для общества. А теперь всё по порядку листков календаря.
   
   13 сентября.
   В 15 часов я встретился с Василием Суматохиным в горьковском аэропорту Стригино и совместно с ним предъявил билет для регистрации по маршруту : Горький - Москва (Домодедово) - Хабаровск - Петропавловск Камчатский. После регистрации я посчитал, что уже вылетел. И дал об этом сообщение Елене телеграммой в Феодосию, где её театр гастролировал с конца августа. В 17 часов самолёт был в Москве. А перед этим мы с Василием вдвоём съездили в Саров, где встретились с создателями измерительной системы первого поколения. От них мы получили полную информацию ио всем заданным вопросам. Потом посетили четвёртый отдел МВД и получили пропуска на посещение закрытых районов страны, к которым относились Камчатка и Владивосток. И по этим пропускам в "Аэрофлоте" получили билеты.
   Из Москвы самолёт должен был вылететь в 0 часов 40 минут. А у Василия в руках был фанерный ящик с ручкой, в каких наши северяне тащат с юга, возврашаясь из отпуска, немного фруктов в качестве гостинца родным и близким. Василий же собирался заполнить ящик помидорами в качестве презента для аборигенов - вулканологов, которых мы не знали, но получили их адрес и предполагали, что познакомимся. Пренебрегая призывными кликами таксомоторщиков у выходных дверей аэровокзала, мы сели в электричку и направились в центр. С электрички на Павелецком вокзале нырнули в метро и материализовались на площади Свердлова. И также сразу продвинулись в Столешников переулок к магазину "Вино". Вина было много и разного. Можно было купить и то, и то, и это. "Давай поступим по иезуитски, - сказал Василий. - "Купим и то. И то. И это". Так и сделали. На углу Столешникова переулка и ул. Пушкина над подвалом мерцал призывной огонь, и густо пахло отработанным пивом. Мы посмотрели друг на друга, мысленно сказали себе, что на Востоке пива даже в банках не бывает, и нырнули в подвал. Мне приходилось бывать в этом закутке с Саней Ширяевым. Тогда было достаточно прилично, стояли столы и можно было пировать сидя. Тогда нам подали отличные лангусты. Сейчас в подвале был смрад, дым, грязь и пиво через автоматы. Обещанные рекламой на листке бумаги, прикреплённой кнопками к дверям, креветки почему-то успели съесть до нас, но пиво оказалось хорошим.
   - Надо бы помидоры купить, - проталкивал Роман свою генеральную линию. Вышли к Моссовету и зашли в "Елисеевский". Магазин был заполнен виноградом, а помидор не было. Купили виноград и две банки прекрасного растворимого советского кофе. Тогда импортных банок с кофе не было и правильно, что не было. До сего времени советскиё кофе растворимый тех лет считаю лучшим. Прошли через Тверской бульвар, поприветствовали Александра Сергеевича. Хотелось сделать что - то ещё, но время для Москвы заканчивалось. В 23 часа мы были в аэропорту "Домодедово".
   
   14 сентября.
   Регистрацию объявили во-время. "Не к добру!" = засмеялся Василий. Действительно, на "Аэрофлот" это непохоже. За день вторая посадка в назначенный срок. Самолёт сегодня у нас большой. Самый большой в Аэрофлоте ИЛ - 62. Расстояние в 6300 километров без посадки должен покрыть за 7,5 часов. Это кратчайшее расстояние до Хабаровска самолёт пролетает по северным широтам. От Хабаровска до Петропавловска-Камчатского ещё два с половиной часа лёту. Прямая трасса без посадки будет освоена через год и будет занимать время 8 часов. Я же уже оговаривал, что дальние полёты только начинались. Стюардесса в полёте рассказала немного об этом и сказала, что самолёт ведёт первооткрыватель этой воздушной трассы. Мы с Василием, естественно, возгордились. Из Москвы самолёт сразу и круто забирал к Северу чуть не до устья Лены и затем поворачивал к Хабаровску. И вот мы сидим в первом салоне в четвёртом ряду согласно купленным билетам. Мы с Василием немало летали, никогда не падали, и уверенности у нас было, хоть отбавляй. Запасы Столешникова переулка лежали у нас под креслами, как и ящик с виноградом. А не успели мы набрать высоту, как раздалась команда "Приготовить столики". Что мы и сделали. А потом и то, и то, и это. Двигатели у самолёта были в хвосте, звук турбин в первом салоне был не слышен, и только вентилятор над головой гудел негромко, но назойливо, за что и был вырублен. Высота полета 10000 метров, скорость около 1000 км/час (275 м/сек). Далеко внизу проплывали немногочисленные электрические огни. "Спят, а электричество не выключают", - сказал я Василию. "Нельзя выключать,- ответил он, - шарить будут".
   За Уралом внизу стало темно. Светить было некому. Блестели озёра под луной, реки сверкали змейками, а огней не было. Самолёт шёл над Ханты-мансийским краем, потом параллельно берегу ледовитого океана, оставляя далеко к югу и Якутск и Байкал и, пересекая Становой хребет, повернул на Хабаровск. В первых лучах восходящего солнца увидали, что вершины гор были посыпаны лёгким свежим снегом.( В пургу летим...) А на равнинной тайге бушевала осень. И золото лиственных дубрав прерывалось только извилистыми руслами рек и речек, и причудливыми пятнами болот. А каких - нибудь следов житья - бытья внизу не было. В половине восьмого зажглось табло "Не курить! Пристегнуть ремни!" И самолёт пошёл на снижение.
   Земля под Хабаровском красная, рыжая и жёлтая. Сверху смотреть - зрелище не передаваемое. К тому же долина Амура изрезана речками, протоками, старицами и озёрами в неисчислимом количестве, создавая немыслимый абстрактный рисунок из голубого, зелёного, жёлтого и красного. Можно делать снимки и копировать с них модели для ковров. Будет и необыкновенно, и красиво.
   Посадку в Хабаровске первооткрыватель трассы совершил отменно. Но ИЛ-62 дальше не летит. Пассажиры должны будут пересесть на два самолёта ИЛ-18 местного отделения Аэрофлота, и уже на них достичь желанной Камчатки. Всё шло по графику. Через три часа мы сидели в самолёте и ждали приказа "Пристегнуть ремни!" Прошёл час в отсидке. К самолёту снова подали трап, но уже не для экипажа, а для выгрузки сидевших в самолёте пассажиров. Петропавловск не принимает по метеоусловиям. ЭХ, АЭРОФЛОТ!
   
   Мы все понимаем, что погоду не делают и для нашей же безопасности задерживают рейс. Но спасённые предупредительной остановкой, пассажиры многими часами и сутками живут в аэропортах как брошенные собаки: без конуры, без клочка сена под боком и, в основном, стоя, так как сидячие места моментально занимаются навсегда. За сотни совершённых полётов я пришёл к абсолютному убеждению, что "Аэрофлот"- самая непутёвая организация по охране прав человека даже в Советском Союзе, в котором, благодаря стараниям руководителей - индюков, о правах человека вспоминают, когда составляют очередные конституции. Человек для Аэрофлота никто и ничто. Его можно заставить часами выстаивать в очередях перед единственным окошечком кассы или справочного бюро. Его не принимает начальство аэропортов, скрываясь за закрытыми бронированными дверями, его не приглашают отдохнуть (боже упаси - в гостиницу ) при длительной задержке рейса, не дают кресел в залах ожидания. А вместо того, чтобы объявить, что самолёт задерживается на двое суток (прекрасно об этом зная) пассажиру регулярно сообщают в течении этих двух суток, что рейс откладывается на два часа. И если посмотреть на авиапассажиров столичного или крупного провинциального аэропорта, то видишь огромную толпу измученных, небритых, немытых, дурно пахнущих людей, включая детей всех возрастов. Спать негде, есть негде, сесть негде. И Хабаровский аэропорт, возможно, похуже других, так как переваливает людей от Владивостока до Чукотки, где неустойчивая погода и задержки рейсов часты и обоснованны. Пустой корпус "Интуриста"( кого интересует неизвестность нашего востока), пустой депутатский зал и, забитый как территория толкучки в базарный день, корпус вокзала. "Зима прошла - настало лето, спасибо партии за это".1
   
   В Хабаровском аэропорту я, вместе с Рустайлиным, провёл самые жестокие в моей жизни авиапассажира двое суток в ожидании вылета. Случились эти двое суток ожидания с двададцать восьмого по тридцатое декабря. "Чумикан" пришёл из океана после натурных госиспытаний комплекса во Владивосток и встал в Дальзавод на профилактику. Комиссионеры выбрали авиарейсы по усмотрению. И кроме меня с Емельчнычем, полетели по домам через Свердловск.2 А мы полетели через Москву. Емельяныч вальяжно запланировал подписать по пути бумаги. Самолёт на Свердловск ушел, минуя Хабаровск. Мы полетели вслед за ним и через час вышли в Хабаровске, предвкушая скорую посадку, аэрофлотовский ужин и встречу с первопрестольной.. И боже мой! В аэровокзале стояли люди плечом к плечу. Встали и пассажиры нашего рейса, уплотнив толпу. Слушаем информайию. "Совершил посадку самолёт из Магадана. Совершил просадку самолёт из Южно - Сахалинска, Совершил посадку самолет из Москвы. Рейс номер ... до Москвы задерживается ввиду отсутствия керосина...! Оп! Мы посмотрели друг на друга. Температура за дверями минус тридцать пять по Цельсию. "Давно стоишь?" - спросил я моряка, стоявшего впереди по направлению к лестнице на второй этаж, где виднелся буфет " Сутки будут через полтора часа", - ответил моряк и грустно улыбнулся. - "Когда прилетел, по залу можно было пройти. Но не один самолёт не улетает, а прибывают по расписанию". Как мы выдержали сорок три часа - не знаю. В буфет стояли три часа. Там варёная курица, хлеб и какая - то вода. Догадались купить впрок две курицы, чтобы больше не стоять. В зале прелый воздух создавал атмосферу неубираемого свинарника. В полушубках и ватниках, без кислорода, народ потел и вонял. И среди толкучки грудные дети, беременные женщины. И через три дня Новый год. На улице мороз. Пока выкуриваешь сигарету, мороз пробирается под одежду и высушивает пропотевшее тело. Втискиваешься обратно. На площади перед вокзалом подземный туалет. Летои он выступал на метр над поверхностью. и имел две широкие лестницы. Отсутствие керосина на порядок в туалете, конечно, не должно влиять. Но туалет не работал, так как обе лестницы были заполнены какашками на тот самый метр выше площади, на который туалет выступал из земли. И высота продолжала расти. Мы с Емельяновичем долго пытались показать себя воспитанными людьми, но с компанией моряков расширили площадь туалета. На вторую ночь Емельяныч решил позвонить любимой женщине. Как очень, очень многие, он пережил развод, и имел намерение создать семью с другой женщиной. Женщины, несмотря на предупреждение агенства ОБС, 1продолжают стремиться вновь выйти замуж. Звонить так звонить. Прошло полгода, без малого, как мы оставили родные места. И нас наши женщины ждали, чтобы хоть в лицо высказать своё нежелание продолжать такую жизнь. А может, и наоборот. Причитающаяся нам зарплата и премии переданы жёнам и агенство ОБС не раз передавало, что "лучший муж - это глухой капитан дальнего плавания". Емельяныч заказал разговор, и мы с ним встали у стенки перед тремя кабинами. Ни стульев, ни скамеечек в переговорном пункте не было. Зато было не тесно и тепло..Из кабинки вышел человек. Я заметил, что он перед тем как выйти, приподнялся. В кабине была скамеечка. "Пойду, посижу", - сказал я Емельянычу и зашёл в кабинку. Я присел первый раз за тридцать часов и мгновенно заснул. В дверь постучали. Стоял клиент. Я вышел. Рустайлина не было. Посмотрел по кабинкам.. В двух вёлся разговор, в третей спал Рустайлин. На переговорном пункте мы отдыхали таким путём два часа, пока нас не погнали операторы. Мы покинули Хабаровск тридцатого в полдень, проведя на ногах сорок три часа2
   
   Нас с Василием Васильевичем вместе с другими пассажирами вынули из самолёта, попросив не расходиться. Но через два часа объявили отсрочку до утра без каких либо предложений о ночлеге.. По местному времени было около семи вечера (разница с Москвой - 7 часов) Поскольку мы мало и плохо спали в самолёте - хотелось спать, а оттого, что мало ели - хотелось есть. Часа через два, покрутившись у лётной гостиницы (для сотрудников аэрофлота) и предъявив по очереди справки, что мы летим в интересах аэрофлота, мы проникли на законных основаниях за плату в 1 рубль и 50 копеек в ночь в большую комнату, заставленную двумя десятками кроватей одна к одной, но с чистым влажным бельём.(трёхзвёздочная гостиница по коммунистически) Устроившись с поджатыми ногами на кроватях, мы со спокойной совестью допили столичные запасы спиртного, и пошли в ресторан кормиться. Кроме картофельной похлёбки, тухлых котлет и водки в ресторане ничего не было. К счастью в буфете оказалась курица. Курица нас согрела. Мы спрятались в холодные постели, нагревая воздух своим дыханием. Сон наступил мгновенно.
   
   15 сентября.
   К 9-ти утра мы появились на вокзале. Рейс на Петропавловск ещё на табло не означился. Но через полчаса дали инфомацию о вылете в 14-30. Сомневаясь и в этом, решили посмотреть на город Хабаровск. Маршрутка за двухгривенный довезла минут за десять до железнодорожного вокзала. Напротив вокзала стоял памятник Ерофею Хабарову. В кафтане стрелецком, заломленной шапке на сером граните стоял открыватель - завоеватель этого огромного края. За памятником, спустившись на трамвае, обнаружили улицы Карла Маркса и Ленина, которые образуют центр города. Времени у нас было мало, мы не хотели подвергать себя излишнему риску. Вышли на красивую площадь Ленина, большую, ухоженную, с фонтаном и цветником. Посмотрели книжный магазин где, несмотря на имеющееся краевое издательство, местных изданий фактически не было. Остановились в маленьком кафе и зя стоячими столиками выпили по чашечке кофе со сливками. Кофе было не хуже, чем в кондитерских магазинах Киева. Добрались до Амура, буйно - могучего. Город стоит на левом невысоком берегу. Правый берег напротив города высотой также не отличался. Ерофей Хабаров выбрал место для городка на достаточно резком повороте реки влево. Опёршись на могучую скалу, река поворачивала прямо у современного прибрежного сквера или парка отдыха. Река огибала могучую скалу, и пласты воды, рассечённые скалой., бурлили и завихрялись под могучим напором быстрого течения. Рыбаки кидали в стремнину блёсны. Полюбовавшись на стихию, пересадочные пассажиры сели в автобус и к назначенному времени прибыли в Аэропорт.
   - А ваш рейс уже летит!
   - Как!?
   - А так. Где вы были?
   Но мы не опоздали. Мы были в числе задержавшихся. Бегом в гостиницу за вещами, и спецавтобус подвёз задержавшихся к самолёту ИЛ - 18. "Хоть у трапа не деруться как вчера дрались",- грустно пошутили мы с Василием. Да, действительно, шутка грустная. И во всём виноват Аэрофлот, а может беда в чём-то более серьёзном. У людей нет уверенности в том, что они улетят даже имея на руках все необходимые документы. Волнуются примерно также как люди, получившие ордер на вселение в квартиру после двадцати лет ожидания, но ещё не вселившиеся. И потому у трапа происходят события лостаточно непристойные, смотреть на которые больно и неприятно, а приходиться поступать также. Давят друг друга перед трапом, отталкивают детей, ругаются. Вчера при посадке подрались мичман и капитан 1 ранга. Мичман защищал сына лет семи, которого капитан оттолкнул на первой ступеньке трапа, а мичман оттащил капитана за воротник. И это тоже Аэрофлот. Как и плакат на подъезде к аэропорту - " СССР - величайшая авиационная держава".
   Но как бы-то ни было, летим. Погода ясная. Под крылом самолёта отлично виден Николаевск на Амуре, устье Амура, лента Татарского пролива и северная оконечность острова Сахалин. Дальше летим над Охотским морем и полтора часа ничего не видим кроме водной глади. 2,5 часа всего. ИЛ-18 интересный самолёт. Концы крыльев у него подрагивают, и мне кажется, что ешё немного и для поддержки самолёт будет крыльями махать. Но ничего этого не происходит - крылья подрагивают, но не машут, а самолёт летит.
   - Слушай, Василь, говорю я задремавшему коллеге. - А почему нет спасательных жилетов на полках? Вдруг присядем на воду.
   - Не мути природу, накаркаешь. Если сядем на воду, самолёт продержится две минуты, за которые никто не успеет выйти. И лучше утонуть сразу, чем мучится в холодной воде часами. Парашютов ведь тоже на борту нет. И я хочу сон досмотреть. Не мешай.
   
   На Камчатке разница во времени уже 9 часов, Самолёт придёт к вечеру. Успеем ли застать людей на службе - вот вопрос!? Летим. Пустое море сверху не интересно. Мотор гудит, Василий спит, есть не дают. А хочется.
   Камчатка открылась издалека. Появились горные цепи, в дальней дымке показалась на минутку Ключевская сопка белым конусом, Самолёт пошёл на снижение и вышел на Авачинскую бухту. Бухта с высоты необыкновенна, и захватывающе красива, так как огромна, и имеет в себе многочисленные бухты и бухточки, острова и полуострова, речки, стекающие с гор. И с двух сторон конусы засыпанных вечными снегами вулканов. Вулканы, конечно, чудо природы. И хотя приходилось видеть фильмы и фотографии, всё равно удивляешься их правильным конусам, идущим по правильной кривой и заканчивающейся острым пиком или срезанной верхушкой действующего вулкана. Пишут, отыскивая красивые сравнения, журналисты, что в Авачинской бухте можно разместить все флоты мира. А мне показалось, что не только разместить, а и спрятать...
   Самолёт пробежался по бетонной полосе мимо холмов - ангаров с истребителями-перехватчиками и остановился у небольшого невзрачного здания, на котором читались неяркие буквы: "ПЕТРОПАВЛОВСК - КАМЧАТСКИЙ". В салон вошли пограничники и проверили верительные документы: паспорта, пропуска, командировки. И вот мы уже стоим с Василием на твёрдой земле. Светит тёплое солнце, нет и следа непогоды вчерашней, разве что лужи в ямках на бетоне. Я потрогал пульс. Нормальный. Посмотрел на Авачинскую сопку - красиво и тоже спокойно. Наверное, я не осознал, что пролетел 10000 километров и стою на берегу самого великого океана, при упоминании о котором у школьника Лёни сладко сжималось сердце в восторге от мечты. И вот мечта сбылась. Немного поздновато, конечно, и не в той форме. Но пусть сердце бьётся ровно, я всё равно радостно приветствую в мыслях этот экзотический край, где дальше на восток - уже Америка. А здесь вулканы, гейзеры, олени и лососи, И камчатские медведи, родственники Аляскинским медведям гризли. Ключевская огнедышащая сопка в пять километров высотой и всё кипит или дрожит.1 А если не смотреть на неповторимые конусы вулканов, то земля снаружи вокруг такая же, люди такие же - все наши, родные, российские. Только если в Москве очень много полковников, то здесь в таком же количестве - подполковники. И разница между ними в том, что "в Москве находчивые, а здесь весёлые". Так военные раньше сами объясняли причину отсутствия в вооружённых силах команды КВН. Осмотревшись, мы нашли службу военного коменданта, гле по телефону доложили в часть о своём прибытии..
   
   Пять часов спустя. Корабли стояли в глубинном конце бухты Авача, которая имела в себе малые бухты со своими названиями и городками на берегах. Наши корабли стояли в бухте Крашенинникова, на берегу которой разместился г. Приморск (теперь Вилючинск), чисто военный и военно-морской. На западе от города громадится застывший вулкан Вилючинский, грозно нависая над всей западной частью Авачинской бухты. Застроен город, в основном, пятиэтажными домами по единому проекту социализма. Такими домами застроена вся страна от Балтики до Аляски невзирая на различия климата.. От морского вокзала в Петропавловске до причала в Приморске по воде было километров тридцать. Но до морвокзала от аэропорта тоже было столько же. От аэропорта до Приморска без заезда в Петропавловск - около пятидесяти. До ужина времени оставалось немного. Автобусы ходили по расписанию, и первый же подошедший усадил всех желающих, и нас тоже. Когда все желающие уселись, водитель дал ход и автобус пересёк г. Елизово и двинулся по шоссе вдоль реки Паратунка, под которой в подземных глубинах бурлили горячие источники. Скрывавшееся на западе солнце контрастно обрисовывало Корякскую и Авачинскую сопки, которые сверкали своими вечными снегами на фоне пронзительной синевы камчатского неба. Шоссе шло до общедоступных горячих естественных бассейнов на Паратунке и военного санатория там же. Горячие воды Паратунки содержали лечебную дозу радона и оказывали целительное действие, а купание в натуральных гoрячих радоновых водах - наслаждение. Эти наслаждения я получил сполна в другой экспедиции при оснащении еораблей аппаратурой.. Тогда нашей команде был предоставлен бесплатный доступ на базу отдыха ремонтного завода ВМФ. База "Зарница" была лучшая из всех на Камчатке. Десятка три шестиместных просторных домика типа "Вигвам". Прекрасный бассейн с родоновой водой из подзеиных горячих источников. Подземная река течёт неглубоко и аода добывается через пробурённую скважину. Сама река Паратунка, бурливая красавица наполненая рыбой и грибными угодьями по берегам, давала отдых от промышленного угара завода. Благоустроенные кострища для приготовления ухи в котлах или шашлыков, дополняли пейзаж многоуровневой поверхности базы Мы могли появляться там в любое, удобное для нас время. А та экспедиция длилась пять месяцев.
   Где-то на неприметном участке шоссе автобус вильнул на боковое ответвление и через сотню метров встал на КПП. Мичман со старшиной проверили документы и подняли шлагбаум. Ещё пятнадцать минут езды по извилистой шоссейке среди удивителного берёзового леса. Я поначалу и не подумал, что это берёзы.
   - Какие удивительно - сказочные деревья растут на Камчатке, - сказал я Василию. - Посмотри. Вокруг одного единственного дерева можно снимать все сказочные фильмы с лешими, русалками и бабами - ягами. Каждый сучок на полуметре длины изгибантся в разнве стороны пять раз.
   - Никаких сказок. Всё в натуре, - сказал Вася. - Это ветра, дожди и снега до верхушек превращают обыкновенные берёзы в эту невероятность. Мне ра ссказывали, что такие рощи завораживают, и бывает, невозможно оторваться от удивительного зрелища. И новичков приходится уводить из такого леса за руки.
   Роща промелькнула, и наш разговор прервался, потому что автобус выскочил на простор к широкой воде и г. Примореку. Наша эскадра исключительно плавающая, и штаб находился на одном из кораблей. Малые корабли водоизмещением в шесть тысяч тонн имеют пирс и стоят у берега. Чажма и Чумикан из-за малой глубины у пирса стоят на рейде на якорях.
   Пирс расположен вдали от жилых кварталов на самом краю берега, с которого начинается сама бухта Крашенинникова. К нему по краю берега идёт шоссейка, над которой нависает скальный гребень. Поросший густым кустарником, гребень, поначалу высотой метров триста. к выходу на воду снижается до полусотни метров и упирается в воду голой скалой.. 3а пирсом наших кораблей стоит глубоководный пирс для швартовки подводных лодок из мощнейшего камчатского соединения атомных субмарин. Его обозначает портальный кран. Здесь производится загрузка и выгрузка боевых ракет. И когда эти работы происходят, то на повороте шоссе к пирсу, и вдоль всего шоссе выставляется охрана. Тяжёлые грузовики тянут ракеты со складов для загрузки, и отвозят выгруженные не использованные за время боевых дежурств в акватории Тихого океана. Наши лодки в то время регулярно дежурили у берегов США с ядерными ракетами на борту. У каждой такой лодки два экипажа, которые посменно по полгода находятся на лодке, а другие полгода - офицеры в отпусках, рядовые на переподготовке. База лодок и жилой городок в глубине бухты с другой стороны. Невооружённым глазом видны белеющие многоэтажки и черные пятна субмарин
   
   Сейчас уже полночь. Мы улеглись в постели в отведённой нам каюте на корабле. Тихий океан в лице бухты Крашенинникова мёртвой зыбью равномерно покачивает наше судно. Оно стоит кормой к причалу. Рядом с ним ещё два таких же. Тихоокеанская военно-морская океанографическая экспедиция. Всего в ОГЭ шесть судов, напичканных всевозможной радиоэлектронной аппаратурой.
   Здесь нам придётся завтра начинать нашу работу. Всё для нас пока достаточно удачно. От коменданта в аэропорту прозвонились в часть, потом час езды на цивильном автобусе до бухты Крашенинникова и военного городка Приморска. Километр пешком по безлюдному шоссе вдоль берега, и нас встречает дежурный по соединению капитан второго ранга. "Молодцы!"- сказал дежурный по кораблю "Чукотка", куда нас расквартировали, весёлый капитан - лейтенант.- "Даже на вечерний чай успели". И пригласил нас в кают-компанию. Чай есть чай. Хлеб с маслом и бутылка молока. И хотя желание поесть после чая осталось, но в животе не урчит. После вечерней поверки нам предложили посмотреть фильм, прокручивавшийся узкоплёночным киноаппаратом в той же кают-компании, но мы, сославшись на трудную дорогу, убрались в каюту. Голос жизни требовал глубокого сна...
   16 сентября.
   Утром меня разбудила трель боцманской дудка, исполненная по громкому радио. По тому же радио голос вахтенного начальника объявил" " Команде подъём! Койки убрать! На зарядку. Форма одежды - брюки рабочие и тельняшки".
   Я повернулся на другой бок и снова уснул. Но тот же голос вахтенного: "Команде на завтрак", поднял меня мгновенно. Вечернее желание поесть проснулось с удвоенной силой, да и опаздывать было неприлично. Вместе с последним пиканьем часов по радио, в кают - компанию входил командир и говорил: "Прошу к столу!" Все проходили и садились. Задерживающиеся офицеры спрашивали у капитана разрешения на вход. Тот снисходительно кивал. А вдруг не кивнёт? Василий также не терял времени и уже завязывал шнурки на ботинках, пока я ещё натягивал штаны. Небольшая мойка, и мы уже в коллективе ожидающих офицеров.
   Работа началась встречей с командованием соединения на штабном корабле. Нас приняли начальник штаба Константин Трунин и зам. командира соещинения по измерениям Владимир Литвинов. Оба капитанв первого ранга. Они были предупреждены из Москвы о создании нового поколения аппаратуры спецконтроля баллистических ракет, и о нашем прибытии. И предоставили нам всё, что могли представить. Только работайте.
   К вечеру с гор подул шквальный ветер. В бухте побежали белые гребешки, корабли раскачивало бортовой качкой. Перегородки скрипели, высокие мачты кланялись друг другу, а ветер ревел в снастях не хуже, чем в кино. Вымпелы трепало с такой силой, что поступила команда их снять. И это в самой защищённой бухте. Такой ветер в открытом море кидал бы наш корабль как щепочку. К ночи появились серые низкие облака и заморосил дождь. Налюбовавшись непогодой на пирсе, мы с Василием вернулись на корабль, и молча курили в каюте.
   "Кончать приборку!",- раздалась команда. В день на корабле три приборки: малая, большая и средняя; вечером корабль красят. И всё световое время матросы что-то делают. Наверное, так надо. Корабль через несколько дней уходит в дальний поход. А может всё проще. Моряк на корабле должен быть всё время занат.
   "Команде руки мыть!". Это без пяти семь. "Пора и нам", - сказали мы друг другу, и пошли в кают-компанию. Сегодня со снабжением у нас стало лучше. Купили у зам.командира блок болгарских сигарет и сладко курим. А так сидели без ничего. Город Петропавловск мы объехали стороной, так как времени не хватало. Даже фрукты оставили в аэропорту. Гниют, наверное. Масса работы, и назначенное скорое отплытие эскажры в океан не давали нам расслабиться на внепланоый отдых, и расширение познания.
   На кораблях мне всё нравилось. Как нравилось раньше и всегда. Вызывают приятную ностальгию названия. Каюта, рубка. трап, бак, ют, киль, клотик. А туалет надписью на медной табличке даже подтверждается, что он - гальюн. Очень много меди, и всё регулярно начищается, потому что матрос не должен быть без работы, а где её найти в ограниченной частичке материального мира.
   Вечером пили кофе. Первый раз за путешествие, потому что напряжение в каютах "безопасное". Но голь на выдумку хитра. И потому кофе пьём, крепкий, свежий без сахара. Восхитительно.
   - Хорошо бы коньяку, - сказал я мечтательно.
   - Да, - сказал Василий,- полстакана и совершенно отдельно от кофе.
   А Тихий океан тихонько шумит. На сороковых широтах начались шторма, как нам любезно разъяснили работающие с нами офицеры, интересуясь, пойдём ли мы с ними в поход. И сожалели, если нет, т.к. проектировщики по их мнению, обязательно должны познакомиться с условиями на деле, когда корабли не раскачивает тихая зыбь, а кидает так, что на ногах не стоишь, и волны перекатываются через верхнюю палубу. То, что должны мы знать, мы знали. Но выход в океан планировался у нас после установки нашей аппаратуры. А пока мы должны были оценить возможности, и наладить прямые связи с моряками и кораблестроителями. Открытый океан был для нас впереди. А как кидает во время шторма, мне было известно не по книгам.
   
   17 сентября
   "Приступить к устранению недостатков!" - приказал голос по радио. У нас недостаток есть. Не спим ночами. Да и как спать, если в два часа ночи по камчатскому времени в нашем Нижнем Новгороде только пять часов вечера. Наши коллеги только ещё закрывают рабочие кабинеты, выходят за проходные и раздумывают о кружечке прохладного пива с пивзавода "Волга". А мы должны спать. Наши организмы этого не понимают и не спят. Пьём кофе, чай и пытаемся в бесконечных спорах как-то разрешить миллион возникающих вопросов. Поговорить есть о чём. Иногда мы говорим по полчаса не останавливаясь, иногда замолкаем надолго. А потом то у одного, то у другого раздаётся возглас: "А если?"
   
   18 сентября.
   Какое-то ощущение потери времени. Кажется, что мы здесь очень давно, и где - то этот Горький.
   " Очередной смене заступить на вахту!" И где - то по узким переходам и крутым трапам спешат матросы к своим постам, выходит из каюты очередной вахтенный начальник.
   Погода сегодня серая. Залив и сопки в тумане. Чуть заметна тяжёлая туша субмарины, стоящей у соседнего пирса метрах в пятидесяти от нас на выгрузке боевых ракет после длительного дежурства в чужих водах. Сейчас в тумане она похожа на доисторическое морское чудище. Моросит мелкий дождь.
   У нас сегодня дела в стольном городе Петропавловске. Все формальности на выезд и въезд на базу устроены, и мы выбираемся в городок к автобусу, идущему в аэропорт. Из нашего городка (а он весьма приличый) в Петропавловск можно попасть двумя дорогами: морем до морвокзала полтора часа или через г. Елизово, в котором аэропорт и наши испортившиеся фрукты. Мы поехали в аэропорт за фруктами. Перед цивильным шоссе военное КПП, где документы проверяются в оба направления. А по шоссе путь или в Елизово, или на горячие озёра Паратунки.
   Виноград подгнил только чуток, и потому мы везём его в институт вулканологии к вулканологу Валере, адресок которого получили при отъезде. Находим его дом, знакомимся с ним и его женой Надей. Передаём привет от его друзей, дарим виноград. Нас угощают чаем и бутербродами с красной икрой, и приглашают пойти на вулкан, где у них стационарный пункт наблюдения. Для этого надо несколько дней. Мы прикидываем, что можно выкроить, и договариваемся, что если сможем, то свяжемся и договоримся окончательно.
   Город Петропавловск начинается, собственно, при выезде из Елизово и являет одну улицу, идущую до морского порта. На улице остановки: 40-й километр, тридцатый, двадцатый. И только километра за три до порта он разбегается несколькими кварталами и микрорайонами. А от морвокзала вдоль берега кварталы и шоссе уходят к рыбному порту и базе сторожевых кораблей, и дальше на открытый океан. (Для справки: бухта Авача настолько велика, а вход в неё настолько сравнительно мал, что приливы - отливы на открытом берегу Камчатки достигающие 10-12 метров, в бухте Крашенинникова едва достигают одного метра) Так что из Елизова мы едем не высаживаясь до морвокзала. Здесь центр. Здесь обком, почтамт, театр, универмаг, небольшой памятник Лаперузу и памятник обороне 1854 года.
   Первый кол в землю будущего города был вбит русскими мореходами в 1740 году. Вбит там, где стоит морвокзал на берегу глубокой, уютной и тихой бухты, похожей на затон на большой реке. Высокая сопка, полуостровом, образующая своими склонами этот залив, защищала поселение от западных ветров. К 1854 году, когда в Авачинскую бухту прибыла искать военного счастья англо - французская эскадра, население местечка едва составляло пятьсот человек. Несколько десятков казаков для охраны государевых владений, охотники, промысловики. К непредвиденным обстоятельствам для врага оказалось военное русское судно, шлюп "Диана", который бросил якорь незадолго до появления вражеской эскадры. На судне была команда из восьмисот человек и пушки. Вражеские корабли не могли из - за этого войти в бухту и в упор расстреливать защитников и палили с рейда. Командир "Дианы" заполнил водой часть трюмов, наклонил корабль, и приподнятым бортом палил по кораблям противника через сопку. Французы и англичане делали несколько попыток высадить десант, но были отбиты казаками, моряками и добровольцами. История умалчивает, почему превосходящие во много раз англо - французские силы прекратили атаки. И, похоронив погибших на другом берегу Авачинской бухты, покинули Камчатку. После победы в Крыму, Англия и Франция могли отнять Камчатку, но всё продумав, отказались от лакомого куска, который не могли проглотить И героизм её защитников вошёл в российскую историю.
   В нашей социалистической школе и учебники географии, и истории неожнократно с большой обидой укоряли царизм за копеечную продажу Аляски США. Я никогда не рассматривал самодержавие, как что - то стоящее. Византийская роскошь и благополучие русских царей всегда строилось на крови русского народа. Российской империи никто не мешал осваивать восточные территории. И территории осваивались бывалыми людьми, купцами, беглыми крепостными. Государство не имело сил и средств на колонизацию востока в ХУШ веке. Фактически несколько сотен, никем не считанных и неизвестных правительству людей, осваивали Дальний восток, Камчатку, Чукотку и Америку на свой риск и страх. Они не могли противостоять освободившейся от колониальной зависимости Америки от Англии, ринувшейся захватывать территории от Атлантики до Тихого океана Хищные янки просто отняли бы эту Аляску де - фвкто, как отняли огромные территори Техаса, Калифорнии и другие у Испании и Мексики. И никто бы в России и не пикнул. И Екатерина была мудра, передав Америке права на Аляску. И избавивила Россию от ненужныой вражды и военных конфликтов на столетия.
   Военнный флот России пришёл на Тихий океан только в семидесятых годах Х1Х века, когда была подчинена Средняя Азия, и в головах императоров Александров зрела мысль о строительстве железной дороги до Тихого океана. В 1905 году на Камчатке проживало около тысячи человек. Россия не смогла отстоять свои владения в военном столкновении с Японией. И половина Сахалина со всей Курильской грядой отошли Японии. В 1917 в Петорпавловске было пять тысяч населения. Как они могли защитить огромные территории? И надо отдать должное Советской власти за надёжное закрепление этих земель за СССР и массовое заселение востока и севера. В 1945 Советский Союз после разгрома фашистской Японии вернул потерянные территории в 1905 году.
   После переворота 1991 года новая власть сделала всё, чтобы уже ставшее коренным, население нашего востока стало покидать его. И становится непонятным, как в ХХ1 веке проданная ньюпатриотами Россия, будет защищать свои земли на востоке. Американцы дали 14 миллионов золотых рублей за Аляску. Сколько дадут нынешнему правительству китайцы за территорию от Байкала до Чукотки? И будет ли у китайцев желание чего - то давать, если можно будет просто взять?
   
   А мне и Василию всё было и знакомо, и в диковинку. Всё окружающее нас на Камяатке было знакомо по книгам и учебникам географии. И восхитительно наяву, как сбывшаяся мечта. Вулканы Авача и Коряк в Елизове, Вилючинский в Приморске. Авачинская бухта как море и необычные корабли, увешанные антеннами различных видов как новогодняя ёлка игрушками. И военно-морской флаг на мачте. Корабельная жизнь по командам громкого радио. По бухте плавают тюлени и подводные ядерные лодки.
   Приморск1 - городок достаточный. Есть даже дом офицеров и гражданская власть. В магазине Приморска я купил замечательный чисто шерстяной спортивный костюм синего цвета. Кофта была с воротничком, украшенным белой полоской и красными звёздами на плечах по белому фону. Брюки были украшены красно - белыми лампасами. Этот костюм был со мной во всех морских экспедициях, и я очень смотрелся в нём при пробежках по шкафуту.
   Стольный град Петропавловск в его центральной части мы обошли весь пешком. К сожалению, планировка и архитектура города примитивна и не компактна. Город, фактически являясь городом одной улицы с малообустроенными ответлениями, не смотрится, как единое целое. А архитектура как везде - те же панельные пятиэтажки, те же довоенные трущобы в припортовых посёлках и закутках. От морвокзала повыше в гору в направлении Елизова центральная гостиница, кинотеатр. Морвокзал - большой неуклюжий серый короб, очень неуютный и неприветливый. У пирса при нашем посещении города стоял лайнер "Советский Союз", ходивший регулярно по экспрессной линии Петропавловск - Камчатский - Владивосток. "Неплохо бы прокатиться до Владивостока. Пусть это займёт пять суток, но намного лучше, чем самолёт с пересадкой в Хабаровске",- сказал я, но поддержки у Василия не получил
   В порту сухие доки и на сопке телецентр с мачтой. Не в пример белым южным приморским городам здесь преобладает серый, даже грязносерый цвет бетона. Восприятию серости способствовал и дождь. Не смотрелся город, построенный кое-как без плана рабочими, рыбаками и военными. И с моря город не смотрится: всё неуклюже, и как бы временно. Только ночью со стороны бухты Крашенинникова Петропавловск своими огнями, рассыпанными гирляндами улиц на рвзной высоте, привлекает нестройной необычностью. Население здесь всегда чувствовало себя временным. Это наложило вековой отпечаток. А в остальном, всё как везде (не считая рыбных магазинов). И если бы не знать где ты, то по товарам в универмаге определить было бы невозможно, в какой части Советского Союза ты находишься. Как и везде, одни и те же товары: брюки из Ленинграда, пальто из Москвы, безделушки из Вологды. Обувь всероссийская, и люди европейские. И лишь в магазине "Океан" можно было бы спросить, а что это за город, потому что прилавки были заполнены рыбой во всех её проявлениях. Рыба свежая, соленая, вяленая, копчёная, жареная и тушёная. Полуфабрикаты из рыбы и морепродуктов, крабы отварные мороженые, кета и чавыча, миноги и креветки, гребешки и мидии. Не было только икры в развес, но нам сказали, что бывает в путину. Всё это было так невероятно - непривычно для жителей центральной России, оставленной плановым хозяйством без всякой рыбы. Вся центральная Россия, Урал и Сибирь до Байкала уже давно не знала, что такое горбуша, кета, кальмары и прочие рыбные обыкновенности. И сознание наше подверглось шоку.
   
   В городе первым делом мы позавтракали в буфете первого попавшегося гастронома красной рыбой в кляре и жареными кальмарами, А затем набили свои походные сумки всем ассортиментом вяленой, жареной, солёной, копчёной и прочей рыбы хоть понемногу, но во всех вариантах. И как говорится, "на все деньги". К рыбе добавили, что полагается, и вернулись на корабль с тёплыми впечатлениями от города. Обратно возвратились на катере, пройдя половину Авачинской бухты за полтора часа. Скучный вид стольного города не опечалил. Устроится в ХХ1 веке, решили мы. Край этот необычен, богат. Население земли растёт в геометрической прогрессии, и ни одного клочка суши не останется без внимания.
   На корабле был банный день. Флот есть флот и корабль - не армейская гостиница. Здесь с гостями делятся всем, что есть. А при наших покупках, банный день был не просто праздником с финской парной, а праздником с большой буквы. Компания у нас была дружная: ты да я, да мы с тобой. После бани и творческого ужина Вася лег в постель с книгой, а я достал блокнот и написал, гордый тем, что я на Камчатке:
   Передо мной вулкае Авача,
   За мною Тихий океан.
   И я стою, смеясь, и плача.
   Не трезв. Но всё же и не пьян.
   
   ... 19 сентября.
   "Ютового на ют"
   Сразу в голове застучали слова песни из детства "...и вышли из кают, на палубу, на ют четырнадцать английских моряков..." с какой - то "Жанетты", которая поправляла такелаж в Кейптаунском порту. И я проснулся, Проснулся после банного вечера, и прекрасного дополнительного ужина под великолепную семи наименований рыбу. Василий ещё спал. Я открыл иллюминатор и оглядел видимые окрестности. Яркое солнце, лёгкие высокие облака. Так спокойно и ясно, как будто ещё вчера вечером ни тумана не было, ни дождя. Только вершины главного хребта сияли белизной свежевыпавшего снега, и этим напоминали о вчерашней непогоде.
   Сегодня выходной день и у нас по плану Паратунка. Паратунка - это речка, которая впадает в Авачинскую бухту между Приморском и Петропавловском, и в долине которой бегут и кипят горячие источники и горячие озёра. На этих подземных источниках расположились базы отдыха. Оздоровительные источники переполнены родоном. Термальные воды выходят из пол земли и напоминают постоянно (вулканы изредка), что внутри камчатской земли котёл, а поверхность земли просто неплотно прикрытая крышка, за которой надо внимательно следить. Но люди безрассудны, и участь Помпеи совершенно не тревожит их. Термальные источники пробиваются открыто ещё в долине Гейзеров. Но она далеко, а Паратунка рядом. Мы не могли пропустить Паратунку. Озёра были всего в 30 километрах. Всего 30-ть, но однако... Камчатка вам не Европа, где 30 км просто тьфу! Автобус три раза в день. Длинные ожидания и сплошные колдобины попортили поездку. Да и ничем эта поездка не обогатила. Как и принято у нас, доступное озеро не устроено, вода не сливается, грязная и мы в неё после бани не полезли. А в чистое озеро, где военный санаторий, нас, как обычных смертных, не пустили. И правильно сделали: много нас таких, на всех чистоты и уюта не хватит, и задумываться властям не надо. На термальных водах хозяйственники построили парники. Знергия бесплатная, но огурцы сверхдорогие.
   
   Офицеров в выходной день на корабле, кроме вахтенных, нет. Все в увольнении. В кают - компании накрыт только командирский стол и ещё один. Капитан 1 ранга, похожий на добродушного доктора из сельской больницы, с седенькой бородкой клинышком и бакенбардами, но только без пенсне, входит по последнему гудку радиочасов и говорит собравшимся, но не сидящим за столами офицерам: "Прошу к столу". Обед проходят в тишине, если командир не задаёт вопросов.
   Офицеры молчаливые, и вообще, куда-то сразу исчезают. Наверху никогда никого не видно. Даже вахтенные не показываются. На юте стоит вахтенный матрос перед трапом и всё! Может, им приказали с нами не общатся во избежание возможных недоразумений. В простое не любопытство не верится.
   Я задумался о командире. Скучно ему одному, и поговорить не с кем. Один, всегда один. Друзья, конечно, есть, но где-то далеко. А здесь одни подчинённые. И говорю Василию: " А что, если подойти к командиру. Мы же самые подходящие люди, чтобы его развлечь. Откроет он свой сейф, достанет гостевой коньяк, и потечёт беседа до поздних петухов..." Но Василий второй день думает о четвёртой рабочей частоте, и его отвлекает только вяленый морской окунь. "Не можно", - бурчит он и добавляет, - там у нас в шкапчике есть, давай плесни по маленькой .
   
   20 сентября
   "Общий сбор! Корабль к бою!"
   Такая команда была дана сразу после обеда. А в разгар поедания очень вкусных тефтелей прилетели вертолёты. Василий ринулся наверх, не прожевав тефтель, на вертолётную палубу. Я тефтель прожевал и запил компотом. Вертолёты мы ждали три дня. Они не прилетали, время уходило И мы уже намеревались посетить вертолётную часть на флотском автомобиле. Но вертолёты, наконец, пришли, и торопиться было не к чему. Когда я вышел на палубу, механики крепили машины штормовыми тросами, и чехлили винты. Роман успел набить шишку о редуктор, но выглядывал из кабины счастливый, крича: "А места здесь, Лёня, места навалом". Нас круто беспокоило пространство в вертолете КА-25, потому что руководители мечтали принимать информацию сразу по четырём частотам, а наша "микроэлектронная" аппаратура на четыре частоты весила тонну и занимала объём в два кубометра. Аппаратура приёмная на четыре частоты в вертолёте разместилась, но четыре передатчика на ракеты так никогда и не поставились. И вертолёты несли только половинный объём аппаратуры.
   Вчера вечером я вынул карты и научил Василия раскладывать "бабушкин" пасьянс, единственный, который умел раскладывать сам. Увлёкшись, хохотали от души и перезагадывали на корабль, на вертолёт, на вулкан и Владивосток, на брюнеток, шатенок, блондинок. Почему - то пропустили рыжих. Ко мне блондинки отнеслись приветливо, шатенки улыбнулись, а брюнетки отвернулись.
   - У тебя девушка какого цвета, - спросил Вася.- Я запомнил, что она красивая, а какого цвета - не рассмотрел.
   - Девушки нынче бывают любого цвета, - ответил я. - Мы предполагаем соединиться через ЗАГС. Вот тогда и разберусь, что в ней настоящее.
   Пришёл уборщик, увидел карты на столе и сказал: "Ну и ну! Даже удивительно - карты на военном корабле". Мы засмущались и карты убрали. Но это было вчера. А сегодня механики тщательно чехлили винтокрылые машины, водолазы осматривали винты у кораблей и мы, перебегая с корабля на корабль, торопливо снимали эскизы, и планировали в пространстве размещение аппаратуры. Приказ покинуть базу выполнялся. На пирсе кучкой стояли командиры кораблей вместе с командиром соединения адмиралом Энгельсом Красновым и начальником штаба. Мы подошли поздороваться.
   - Не хотите с нами поплавать в южных морях. Мы ненадолго, месяца на два, - сказал адмирал
   - Вместо курорта, - засмеялся начальник штаба. - Бассейны, как видели, на всех кораблях. Загорите, окрепнете и всё заэскизируете до последнего сантиметра.
   - Очень было бы замечательно. Но мы не предполагали тукую возможность.
   На кораблях снимались швартовочные тросы и выбирались якоря. И они один за другим выходили на рейд. С рейда при прозрачной солнечной осенней погоде наконец-то открылась во всей красе знаменитая бухта. Далеко на горизонте вилнелись "Три брата"1, за ними туманился Тихий океан. Открытый океан без всяких берегов до самой Америки и Северной и Южной. Слева зеленели и желтели сопки, едва различимые кварталы города сбегали с холмов к морю, а за ними, наполовину покрытые снегом сияли первозданной чистотой величественные Авача и Коряк, упирая свои островерхие головы в бескончную голубизну неба. А над кораблями кружились чайки. Когда стемнело, громады вулканов продолжали грозно блестеть в ночи и на шеях у них золотыми гирляндами висел город.
   
   21 сентября.
   "По местам стоять! С якорей сниматься!"
   Меняем рейд. Вечер. Мы, пожалуй, выяснили всё, что можно было выяснить на базе. Завтра надо просить бот и обходить корабли для подписания отъездных документов. Стало скучно. Офицеры рванули по домам. Нам в посёлке делать нечего.
   Корабли продолжают готовить к выходу в океан. Как всегда, звучат команды по радио. За иллюминатором туман. Едва видны леера. Темнеет бушлат вахтенного. На юте бьют склянки, предупреждают столкновения. Нам надо было в штаб оформить последние бумаги, но никто не передвигается в такую погоду. Все сидят. До 12-ти наговорились со старшим офицером по измерениям, а после вкусного обеда, туман и туманная мразь свалили меня в постель. Я задёрнул богдыхановскую занавесочку в ёлочку и провалился в небытиё. Наваждение навалилось на меня и я не понимал где сон, где быль, где небыль
   - Леонид Иванович, поедем в город, катер подают, - пслышался голос Василия.
   - Зачем!? - недовольно отрываясь от подушки, осведомился я.
   - Развеемся...
   Развеемся, так развеемся. И туман немного развеялся, но тучи всё равно висели прямо над клотиком. Мы подняли воротники и спустились по адмиральскому трапу в баркас, который, попыхивая сизым дымком с выпуклого борта, ловко лавируя между волнами, пошлёпал к далёкому пирсу Петропавловска. Это была военно-морская оказия. В штаб флота везли какие-то срочные бумаги. Делать, конечно же, в городе было нечего. Это не южные города с пальмами и тавернами, а осенний, холодный и склизкий крайний восток Советского Союза рядом с алеутами, с военными заставами и пьяными рыбаками в неуютных ресторанах.
   Но катер прибыл на морвокзал.. Мы выпрыгнули на пирс, обогнули серую громаду морского вокзала, до того неуютного, что внутрь заходить никогда не хотелось. Обойдя аокзал, поднялись вверх на главную улицу, где светились окна магазинов и как-то кипела жизнь. Со скучающим видом побродили по гастроному, дошли до филармонии и повернули обратно. Напротив универмага остановились под мокрым деревом и закурили, увёртываясь от редких крупных капель, которые набирали силу медленно, но падали с веток уже тяжеленные. Делать было нечего. В неуютный ресторан заходить не хотелось. Можно было возвращаться. "Погуляли и ладно", - сказал друг Вася. "Пожалуй, погуляли", - подтвердил я. Мимо нас прошла молодая женщина в плаще, закрытая капюшоном. Лица я не рассмотрел, фигура даже закрытая плащом вырисовывалась изящной. Прошла и ушла. Мало ли фигур? Мы курили и молчали. Снова послышались шаги. Возвращалась женщина в плаще. Я посмотрел на неё, глаза наши встретились на мгновенье. Глаза блеснули и скрылись за капюшоном.
   - Рыбачка Соня, - толкнул меня Роман.
   - В порядке рыбачка, - ответил я. - Может, догоним и спросим, как здесь живут такие хорошенькие.
   Но догонять не пришлось. Рыбачка возвратилась, остановилась напротив, внимательно рассмотрела, повернулась и кивком позвала за собой. Не успев ни о чём подумать, мы пошли за ней следом. "Рыбачка" шла не оглядываясь. Мы прошли порт, поднялись в гору по узкой улочке, застроенной хибарами, повернули несколько раз в темноте и оказались перед приземистым одноэтажным домиком, вырастающим прямо из под горы. Женщина поднялась на крылечко, и тихонько постучала. Шторка на ближнем окне чуть раздвинулась, и через мгновенье дверь бесшумно открылась. За дверью было темно и не души. Женщина протянула руку мне (я стоял ближе), я протянул руку Василию, и мы прошли куда-то в темноте медленно, но уверенно. Рука, державшая мою руку, несколько ободряюще сжала мои пальцы, потом оставила мою руку и пропала. Некоторое время мы, не разговаривая, стояли в темноте. Потом с трёх сторон вспыхнул неяркий отражённый свет, и мы с Василием увидали друг друга. "Рыбачки" не было, и никого не было, кроме нас.
   - Пожалуй, это приключение нам ни к чему...- протянул Вася, оглядывая комнату.
   - Согласен, - подтвердил я. - У тебя же дети.
   Мы были в круглом помещении без окон и дверей. На полу лежал толстый мягкий ковёр, стены были завешаны яркими шелковыми тканями, напоминавшие что-то о Японии, если верить виденным кинофильмам. Шелка подсвечивались изнутри. Но сколько я не пытался разглядеть дверь, через которую мы попали в комнату, ничего не обнаружил. Посреднне комнаты стоял низенький столик, на нём маленькие фарфоровые чашки с тонкими, почти прозрачными стенками. А около столика на ковре лежало несколько подушек. Было тепло.
   - Очень может быть,что ни к чему, - ответил я Василию. - Но не бежать же! И куда?. Лучше примем всё на свой счёт и сядем за стол.
   Мы скинули обувь и плащи у стены, прошли к столу и опустились на подушки. Я достал сигарету и закурил. Раздался мягкий чистый звон, как будто рассыпались серебряные колокольчики. Стена раздвинулась, и в комнату вошёл пожилой японец в халате, с реденькой бородой на подбородке, и наголо стриженой головой. Японец поклонился. Мы встали и тоже поклонились. Все эти штучки мы видели в кино, и в невоспитанности нас не обвинишь.
   - Что будем пить, - спросил японец на чистейшем русском языке.- Чай или сакэ?
   - И чай тоже, - грубовато ответил Вася, которому эта история явно не нравилась. - А икра и балык у вас есть?
   Японец кивнул и хлопнул в ладоши. Снова зазвенели колокольчики, и в комнате появилась прекрасная рыбачка с подносом в руках, на котором стоял чайник, графинчик с сакэ и рюмками, красная икра в вазоне и какие-то ещё неизвестные пряности, мгновенно заполнившие комнату своим ароматом упоительной свежести. Сама рыбачка была в розовом кимоно, расцвеченном ветками цветущей сакуры, Чёрные длинные волосы падали ей на плечи. Красивые чёрные блестящие глаза, и правильные черты европейского лица никак не выдавали её за японку.
   - Моя дочь Татьяна, - представил её японец. - Её мать была русской.
   Таня поставила поднос на стол, опустилась рядом на подушки, и стала разливать по чашкам чай.
   - Она у меня большая чудачка, - продолжал японец, разливая сакэ. - Вот вы удивились, почему вы здесь, и почему вас приветливо встречают. Определённо вы подумали, что вас завлекают во что-то сомнительное. А она мне сказала, что увидала на улице двух грустных одиноких не местных мужчин, которым не очень уютно в этом далёком от их дома городе, и она решила оторвать их от забот, и неясных тревожных мыслей.
   Таня раскладывала угощения. Мы почему-то поверили этому внятному, и одновременно непонятному объяснению, оттаяли, заулыбались, но на всякий случай я вывернул пустой карман, показывая, что денег у нас нет. Японец махнул рукой. Мы выпили сакэ и раз, и два..."Никакое это не сакэ, - отметил я про себя. - А обыкновенная водка". Чай был хорош, и очень хороша была эта необыкновенная полукровка. Ей было не больше 20 - 23 лет. Она молчала, и только улыбка озаряла её лицо, как первые лучи солнца озаряли заснеженную вершину Авачи. Мы выпили чай и попросили кофе. Таня принесла кофе и курительные трубки с длинными мундштуками. Улыбаясь, она зажгла их и передала каждому. Я затянулся сладким дымом и откинулся на подушки. Звучала тихая музыка из восточных мелодий. Звуки гавайской гитары расплёскивались и замирали. С одной стороны полукруг стены куда-то исчез. Улыбающаяся и молчаливая Таня подала нам новые трубки. Я оглянулся на Василия. Но он, кажется, не видел меня и смотрел туда, куда исчезла стена. Я снова затянулся сладким дымом и снова оглянулся на Васю. Но не увидел его, и оглянулся вокруг. Не было Тани, не было японца. Женский голос на незнакомом языке пел песню, сжимающую сердце необыкновенной грустью, а там, где была стена, появились лёгкие как дым, танцовщицы в персидских костюмах, извивающиеся в таком невероятном восточном танце, каких я не видывал ни в одном кино. Меня обволакивало чувство глубокой тоски и необычайной нежности.
   - Таня, - позвал я.
   - Я здесь, - отвечала она голосом певицы, но её не было.
   - Дай руку. Присядь рядом.
   Я чувствовал пожатие её руки, как при проходе по тёмному коридору перед этим, слышал её дыхание, но не видел её. А восточные красавицы танцевали и уже кружились в воздухе. Нежные руки поднимали меня и увлекали в неведомое.
   Я не знаю, где был Василий. Только ранним утром в полумраке, когда я очнулся и увидел, что он сидит рядом со мной на скамеечке в привокзальном скверике. И увидел, что между нами лежала плоская бутылочка с сакэ и бутерброды с икрой, завёрнутые в бумагу, украшенную веткой сакуры.
   - Наваждение какое - то. Или сон? Это мы купили или получили в подарок, - спросил я Василия.
   - Ничего не знаю и не рассказывай ничего, - ответил Василий. - Всё равно не поверю, и буду говорить, что ничего не было. А мы с тобой безмятежно вздремнули на скамеечке. А это добро прикупили и забыли.
   - Конечно всё так, как сказал. У тебя дети, - откликнулся я. - И что может сказать нам на эти сказки полковник КГБ Латышев!? Давай тогда выпьем зс здоровье всех и ближе к дому.
   Выпить так уж выпить. У меня в глазах как - то затуманилось. Снова прпал Василий. Мелькнула танцующая японка под звуки незнакомой музыки и исчезла, сменившись на круглую голову нерпы за юортом катера.
   За бортом катера резвились нерпы.
   .
   По радио ко второму обеду прозвучала приказ "команде руки мыть"
   - Команде руки мыть! -кричал почти прямо в ухо Василий..
   - Какие руки, - пробормотал я и открыл глаза. Через иллюминатор в каюту полз сырой туман. С юта доносились звуки склянок.
   - Никакого просвета, - сказал Вася, - поужинаем и до завтра. И тебе, кстати, японка не снилась.
   Я посмотрел на Василия и покачал головой. Я всй помнил, но ничего не понимал. Разума хватило на то, чтобы промолчать, так как было непонятно, как одинаковый сон мог присниться двоим. Но Василий ещё долго был задумчив и хмыкал неопределённо.
   
   23 сентября.
   Вот уж действительно ждём у моря погоды. Утро тихое, но снова ничего не видно. Так снова и прожили несколько часов, а потом появилось солнце и над Камчаткой засияло голубое, бесконечно глубокое небо. На ПСК1 мы обошли все корабли соединения, собрали подписи и рекомендации и высадились на пирс, когда камчатское время склонялось к вечеру. Вещички у нас были собраны и, пожав руку вахтенному офицеру, мы пошли на автобус. В аэропорту было очень весело, потому что самолёты не летали уже три дня. Билеты у нас куплены не были.
   - На вулкан пойдём,- сказал Вася.
   - Или японку какую - ни будь поищем, - сорвалось у меня с языка.
   Василий посмотрел на меня внимательно. Но ответил равнодушно.
   - Что за блажь у тебя. Какие здесь японки? Здесь даже корейцев нет Пойдём позвоним нашему вулканологу Валерию.
   Но вулканолог Валера, как ответила его жена по телефону, не дождался нашего звонка. И уже три дня, как сидел на вулкане, и не мог узнать, что мы хотим к нему. Надумали съездить в город. Был вечер, а городской хлебозавод сломался два дня назад. В магазинах ни крошки хлеба, одни сухарики.
   - Надо на материк, - снова бросил идею Василий.
   - Надо, - сказал я и пошёл на телеграф. "Вылетаю на материк..."
   
   24 сентября.
   Вылетаю, так вылетаю. И вылетел. Не смотря ни на что! Не смотря, что три дня самолёты не вылетали, и что у нас не было на руках билетов. В три часа ночи мы с Васей сидели в самолёте ТУ-154, переносившем нас в Хабаровск. А ещё спустя десять часов уже ТУ-104 опустил нас на бетонку аэропорта г. Владивостока. В туман и дождь. После посадки нашего самолёта аэропорт закрылся. " ВЛАДЕЙ ВОСТОКОМ!" - прочитали мы на стеклянном корпусе аэровокзала, а может так показалось.
   Автоэкспресс долго мчал нас между краснеющих осенним золотом сопок. Сорок первый градус северной широты - это широта Крыма, а четыре - пять градуса к югу, и уже Япония. Всё вот так просто. Справа от шоссе Амурский залив, за которым ещё наша земля, а чуть подальше - Корея.
   Автобус мчит. Здесь, как и в Петропавловске, отсчет ведётся километрами: 10-й, 20-й и.т.д. Но вот на невысоком перевале появилась колонна с парусником. Рядом ресторан " Заимка" - усадьба средневекового русского боярина с картинки из учебников истории, обнесённая сплошным забором из заострённых вверху брёвен подтоварника, за которым виднелся деревянный терем из круглого строевого леса с узкими окнами. Начался Владивосток. Улица Столетия города, остановка "Вторая речка", "Первая речка", центр. Первое русское поселений на берегах будущего города было основано в 1860 году. Статус города Владивосток получил в 1880 году.
   
   Владивосток - большой город, культурный и промышленный центр Приморья. В городе дальневосточное отделение РАН, университет, высшее военно-морское училище, театры. Аборигены пытаются сравнивать его с Сан-Франциско. Я не был в Сан-Фрациско, и во Владивостоке всего ещё несколько часов, поэтому сравнивать ничего не стану, и в споры ввязываться не стану. Но скажу, что это город также как и Петропавловск, город одной улицы - Ленинской. Она начинается от Амурского залива и простирается на все километры вдоль залива "Золотой Рог" до самого остроконечного окончания залива. На этой улице находятся гостиницы "Челюскин" и Золотой РОГ", театр юного зрителя и краевой драматический, цирк, областной универмаг, горком и обком КПСС. Вузы, музеи, высотник городской власти, штаб ТОФ, и даже градообразующее предприятие "ДАЛЬЗАВОД" вместе с Приморским ЦКБ морского флота являются частью этой улицы. На этой улице стоят все памятники и обелиски, включая и весьма примечательно - впечатляющий памятник партизанам, освободившим Приморье от всякой импортной теребени. Частью улицы фактически являются железнодорожный и морской вокзалы, стоящие рядом на угловом ответлении. Напротив здания железнодорожного . вокзала, построенного императорской администрацией, стоит памятник Ленину с его очень патриотическими словами, подтверждающими твёрдые намерения большевиков сохранять и приумножать унаследованные территории, как законно нажитое добро.
   Бухта "Золотой Рог" наполнена кораблями: у морвокзала белоснежные круизные и просто пассажирские лайнеры, у штаба ТОФ боевые сторожевики и эсминцы, За ним причальная стенка "Дальзавода" и ремонтируемые суда военные и гражданские. Противоположный берег залива начинается старинным маяком на мысе Голдобин, за которым сплошная причальная стенка торгового порта, заполненного кораблями всех пароходств СССР. И даже на берегу у памятника партизанам стоит судно. Это подводная лодка времён Великой отечественной. Каюта капитана в два квадратных метра. Для матросов сон и еда по очереди. Лодка пришла во Владивосток в 1942 году своим ходом с Северного флота для защиты наших грузовозов, которых японцы топили по причине и без причин. На Ленинской улице есть памятник погибшим пароходам. Как служили тогда моряки? На кораболь ставили одну - две пушчонки на открытой палубе и отправляли без охраны в полную неизвестность. Рейсы до Петропавловска - Камчатского длились по два - три месяца, когда суда прокрадывались по прибрежным водам Охотского моря. Подводных лодок в дальний путь было отправлено две. Дошла одна. Другая затерялась в волнах мирового океана без известий о себе.
   Береговая линия города изрезана неимоверно, И с какой высокой точки не глянешь окрест - вокруг море, бухты и корабли; море корабли и бухты. Морской город! И нет других слов.
   Все жители города моряки, рыбаки или жены и дети моряков, рыбаков. И самые сухопутные всё равно моряки и рыбаки. И когда в прибрежные воды города приходят косяки селёдки, весь город броса\ет работу и все, кто может и не может, на всех плавсредствах выходит на водную акваторию на лов этой сельди. Прекрасная тихоокеанская селдь хватается в это время за голый омеднённый крючок. И удачливый рыболов за один день обеспечивает себя рыбой до следующего сезона.
   
   "Владивосток - город нашенский", - написано на памятнике В.И.Ленину. И я согласен, что этот город русский и должен остаться русским.
   
   Сколько раз я посетил этот полюбившийся мне город, сейчас не помню. В некоторые годы не по одному разу. Но очень точно помню, что впервые я ступил на его землю в сентябре вместе с Василием Суматохиным, Стояла прекрасная приморская осень. Деревья зеленели густой листвой, ярко светило горячее солнце, сверкал ровной поверхностью воды голубой Амурский залив, за которым в дымке просматривались невысокие сопки мыса Песчаного, уходящие ближе к Китаю и Корее. Всё сопутствовало нам в тот раз. Самолёт из Хабаровска вылетел по расписанию, автобус из аэропорта промчал полсотни километров без задержки, гостиница "Челюскин" в лице приятного администратора женского пола возраста до 40 лет приняла без выпендрёжа. И мы к 18 часам по местному времени были не просто приезжими, а гостями этого, ставшего с первых минут приятным, города И любовались с крутой набережной на Амурский залив, по которому скользили под белыми парусами две яхты.
   Вокзал г.Владивостока - это последний километр великой транссибирской магистрали прпотяжённостью в 9288 километров. Строительстао великой магистрали начал император Александр Ш и закончил Николай 11. И этой дорогой Дальний Восток навсегда был привязан к России. Я за всё пребывание так и не собрался сфотографироваться у столба с цифрой последнего километра. Очень жалею. Так же жалею, что не проплыл на теплоходе "Советский Союз" до Петропавловска -Камчатского ( или наооборот ) вдоль Курильских островов. Но я посетил город Находку, а остров Русский не только посетил, а почти освоил. И был г. Владивосток всегда для меня приятен, близок по духу и настроению. Но таким он был при социализме. Он был "закрытым" припограничным городом. Случайных людей, в дополнение к местным жителям и военным, не пропускали. И город был свободен от китайцев, корейцев, цыган, лиц кавказской национальности и других неблагонадёжных. Ему немного лет от рождения. Даже сейчас ещё нет 150-ти. Шоссе от аэропорта, бегущее вдоль Амурского залива, украшено остановками с названиями многочисленных здравниц. Город на широте Крыма и полтора - два с половиной месяца с июля до октября представляет самый настоящий морской курорт. Тёплая, густо солёная, морская вода купание превращает в удовольствие несказанное, т.к. тело не тонет, и не приходится затрачивать силы для удержания на поверхности. Можно покачиваться часами и заполнять тело здоровьем. Когда здравницы кончаются, шоссе плавно переходит в улицу 100-летия города до залива "Золотой рог". Залив неспроста назван "рогом" Он, достаточно широкий у пролива "Восточный Босфор"1, тянется вглубь суши, изгибаясь некруто и сужаясь до острия к концу как бычий рог. И это километров на десять. И самое интересное, до самого конца не теряет глубину.. К концу залива суда, стоящие на заводе, и суда торгового порта почти касаются друг друга носами (сами понимаете, что к причальной стенке они швартуются кормой). В городе есть гостиница "Золотой рог" и ресторан того же имени. В гостинице я жил, в ресторане обедал. На острие рога на первых метрах твёрдой земли стоит памятник адмиралу Макарову.
   За заливом "Золотой рог" в городе находится другой залив "Диомид", забитый целиком кораблями рыболовецкого флота. И за ним весьма примечательный залив "Патрокл" Там гнездятся, в основном, военные. Напротив "Патрокла" уже на выходе из пролива "Восточеый Босфор" в Японское море стоит высокая скала, скорее небольшой остров неровной площадью не более двух гектаров, точно посредине пролива. В Патрокле стоял перед выходом "Чумикан" несколько дней, и все участники экспедиции не раз рассматривали остров. И все сравнения сводились к сходству скалы с островом, на котором под Марселем был знаменитый замок ИФ, прославленный романом А.Дюма "Граф Монте-кристо". На острове было полуразруженное двухэтажное здание, толь казарма,.толь тюрьма. Поговаривали, что была тюрьма. Но содержание её обходилась дорого, и её закрыли. Что-то было, что-то не было! Берега Владивостока так изрезаны, что водной кромки городской морской черты хватило бы по погонным километрам померяться с Крымом.
   Город необычен, красив, непохож ни на что виданное ранее. И в хаосе перемежающегося эпохального градостроения проглядывается неповторимая привлекательность. С мыса Песчаного на другом берегу звлива город, очень возможно, походит на Сан - Франциско. А когда с высоты телевизионной сопки бросишь взгляд мимо жилых и производственных кварталов на бухты города, усыпанные кораблями до острова Русского, на мгновение теряешь ощущение реальности. Тут тебе и Грин, и Стивенсон, и Жюль Верн. И все детские сны совершенно сухопутного мальчика.
   Город Владивосток в конце 70-х и начале 80-х годов двадцатого столетия был, на удивление приезжающим западникам, городом относительного благополучия. В том благополучие, о котором немногие знали в центре страны, задушенной борьбой партийной элиты за имидж, совместимый с западным миром по внешним признакам, и отгороженным от несовместимости с чужим миром высокими заборами у шоссе, по которому проезжали высокие делегации. Князь Потёмкин - Таврический навсегда вошёл в легенды российского государства за строительство процветающих поселений по пути инспектирующей императрицы.1 Во Владивостоке потешные деревни и заборы не возводились. Здесь в ласковые погодные месяцы тёплое солнце, бархатное море, праздничные моряки на всех бульварах гуляющие с яркими девушками. В магазинах мясо и мясные продукты, изобилие рыбных деликатесов, среди которых и всевозможные моллюски, о которых даже образованный интеллигентный обыватель средней России и её обеих столиц слыхом не слыхивал. А, читая Хемингуэя, только непонятно всхлипывал, пытаясь отделить слипшиеся маринованые рыжики друг от друга уже после того, как опрокинул свои сто граммов в рот. И я спрошу того, кто, возможно, скользнёт по этим строчкам равнодушным взглядом и ухмыльнётся. А ел ли ты свежие гребешки, только чуть смоченные мягким уксусом? А ел ли ты варёного трёхкилограммового дальневосточного краба со всеми его полутораметровыми клешнями? А ел ли ты только что пойманного кальмара, который был мгновенно очищен и брошен на минутку в раскалённое сливочное масло? И скажу всем - а ничего вы, граждане не видели, и ничем вы, граждане, не можете удивить. Потому что путешествовали только на "бумажных корабликах".2
   К сожалению для Владивостока, в городе был дефицит пива. Я любитель пива, и его отсутствие могло испортить самое благоприятное впечатление. Но недостаток пива город использовал мастерски. На 2=ой речке был построен великолепный пивной зал. Одновременно он вмещал человек двести. Это на сидячих местах за большими столами на 8 человек каждый. Каждый спускавшийся в полуподвал посетитель должен был на входе оплатить за две кружки пива и порцию закуски. Проведя день, следующий за приездом, в штабе ВМФ и в приморском ЦКБ, мы к 4-м часам дня так выдохлись, что едва шевелили "жабрами", чтобы пропустиь свежий глоток воздуха.
   - А не поехать ли нам в пивбар, о чём советовали...", - сказал Василий, и я только и кивнул на это. Но Владивосток это вам не Сочи и не Ялта, где пивные зазывают. Строгая очередь из полсотни человек вилась далеко от подвального спуска. Мы встали. Слава богу - через полчаса уже были у кассы. Куплен стандарт. Официантов нет. Барная стойка. Нам наливают два литровых графина пива и выдают две огромных тарелки с закуской к пиву. И только устроившись за столом и отхлебнув, я окинул взглядом всё богатство на тарелках. Здесь были кусочки селёдки, ломтики кеты, дольки скумбрии, полоски кальмара, дольки крабовых клешней заполненных крабовым мясом и ещё чего - то, и ещё. Поймёт ли обыватель России от Смоленска до Свердловска, а что же это такое? Ему это никогда и не приснится.
   А когда мы уезжали в аэропорт и заскочили на маленький рынок у вокзала, где продавали только осенние цветы, я был очарован великолепными хризантемами в шапку величиной. Погода в последний день резко изменилась, примчался циклон, похолодало. Я не раздумывая купил эти роскошные цветы. Василий также не удержался от покупки.. Через 20-ть часов я вручал эти цветы Елене.
   
   26 сентября. - 27 сентября.
   Если считать день приезда за трудовой, то для народа мы в этот день ничего не совершили. На завод не попали, на судно не попали. Успели отдать капитану верительные документы. Но времени у него не было, чтобы заняться немедленно. За то, когда покинув завод и корабль, мы с ходу устроились в гостиницу "Челюскин", что расположена в первом доме по улице Ленина и наискосок от гостиницы "Золотой Рог", и уютно расположились за столом с напитками и яствами Приморья, Вася сказал:
   - А везёт же нам. И мы уже на материке. А это значит, что можно поговорить о доме, о семье.
   - Тогда рассказывай. Мне говорить не о чем.
   - А твоя девушка, которой ты посылаешь телеграммы?
   - Что я могу сказать, дорогой Вася! О чём думает, и как поступает женшина, с которой я провёл месяц и с которой в разлуке второй месяц. И она не гимназистка восторженно влюблённая из девятнадцатого века. А женщина, прожившая свои лучшие полтора десятка лет во второй половине двадцатого века, пусть даже в Советском Союзе, гле ещё не нашла поддержки сексуальная революция. И любви уже ни у неё, ни у меня не будет, а будут "сексуальное влечение и мелкий или крупный расчёт". Так сказала мне в двадцать два года одна милая женщина, предлагавшая свою любовь навсегда. И могу подтвердить, что оба названных элемента во мне присутствуют. Она сексуально привлекательна. А расчёт в том, что если до сорока у меня семьи не получится, то и мысли об этом выкину навсегда.
   - А знаешь, - сказал Василий, наполняя бокал. - Сейчас сходим на переговорный пункт и купим на ночь талоны на телефонный разговор. И узнаем, ждёт тебя твоя Лена или забыла. И я своей напомню, что жду, не дождусь возвращения.
   Ночью нас соединили из гостиничного номера с Горьким с двумя номерами по очереди. Я, предполагая, что Лены нет дома, дал номер её матери. Она действительно была там в гостях и сказала, что не забыла и ждёт. Но попросила точный день возвращения обозначить телеграммой.
   
   И двадцать шестое, и двадцать седьмое сентября были для нас первыми настоящими выходными за всю командировку. Проснулись поздно, довольные, умиротворённые мягкой широкой постелью, чистым сухим бельём, и телефонным разговором. Побрились, почистились и снова поехали в пивной бар на вторую речку. Снова очередь. "Не по нашему это",- буркнул Василий, привыкший получать пиво в Горьком без очереди. "Терпи!"- также недовольно откликнулся я. Но очередь скользнула быстро. Сегодня уже не жадничали. Взяли минимальный набор, облагородились и позавтракали.
   За выходные посетили музеи морского, военно-морского и рыболовецкого флота, музей природы им. Арсеньева, подводную лодку на суше. А за всё пребывание в городе выпили и всё вино, которое не досталось нам на Камчатке, и съели всю причитавшуюся нам рыбу. Икра путешественникам не причиталась. Её, как и во всей России, здесь также достают. Голова распухла от впечатлений, и равнодушно взирают глаза на экзотику. Восприятие более полное будет позднее, когда по энциклопедическому справочнику можно будет сравнить Владивосток с Сан Франциско, с которым во всём соревнуются патриоты города. Когда много событий и впечатлений - время раздвигается. Нам обоим кажется, что прошло огромное время со дня отъезда. Если раньше какой-нибудь путешественник (пусть А.П.Чехов) тратил на путешествие на Сахалин год с лишним и писал длиннейшие путевые заметки, то для того у него было время и какие-то деньги, чтобы этот год существовать. Мы же за считанные дни намотали два десятка тысяч километров, поменяли неоднократно часовые пояса, климат и территорию. И в сознание, а ещё больше в подсознание вошло столько информации, что переваривать придётся годы.
   Нагулявшись по городу, мы отдыхали по режиму "адмиральского" часа. А когда улица Ленинская озарялась огнями фонарей, мы выползали из под одеял и выходили на простор. От нашей гостиницы в полкилометре по бульвару находилась водная станция ТОФ, и за ней центральная гостиница."Владивосток", выходящая окнами на залив и западный берег острова Русский. От гостиницы по пути к вокзалам стояла гостиница ТОФ. В следующий заезд пришлось изучить все тропиночки ко всем гостиницам. Но в гостинице ТОФ пожить так и не пришлось .
   Времени, несмотря на выходные.дни, нам для познания всё же было отведено не много. Призывно светилась надпись " Ресторан "Золотой Рог". "Зайдём!?" - посмотрели мы друг на друга. "Попозднее", - сказали глаза. Про "Золотой Рог" ходит юморная незлобливая байка, что когда-то в большом зале ресторана на потолке была нарисована стая летящих лебелей. И когда человек опрокидывал рюмку с зельем, то непременоо видел этих лебедей. И для морских офицеров, для которых посещение этого ресторана было ритуальным, знак, когда лебеди начинали махать крыльями при взгляде на них, был знаком окончания выпивки. Когда мы с Василём посетили это заведение, никаких лебедей на потолке уже не было. Офицеров оставили напиваться бесконтрольно.
   Девушек на улице Ленинской было достаточно И хотя иностранные корабли в порт Владивосток не заходили, девушкам вполне хватало советских моряков. Мы с Василием к морякам не относились ни по форме, ни по содержанию карманов, ни по внутреннему состоянию. Но было приятно потолкаться в прадничной толпе, украшенной бескозырками с развевающимися ленточками.
   А вокруг города названия: Кедровая падь, Тигровая падь, Волочаевск, Уссурийск. И кажется, что Дерсу Узала1 с берданкой пробирается по узким улочкам на сопках города.
   
   28 сентября.
   Расстояния между трамвайными остановками в городе, как и между городами на крайнем востоке. И лучше переехать, чем не доехать и вкалывать пешком. И на Дальзаводе вдоль стенки ходит рейсовый заводской автобус, потому что на путь от ЦКБ до сухого дока, где стояла "Чажма", пешем надо потратить час.
   Когда мы зашли за проходную завода, то перед нами предстала многокилометровая причальная стенка, заставленная кораблями вплотную друг к другу и кормой к стенке. Каких кораблей только не было, включая подводные лодки. Когда придётся кому-либо рассказывать о корабельных кладбищах, я вспомню этот заводской пирс и, убрав из рассказа людей и, прибавив ржавчины, нарисую точную картину. Для колорита замечу, что некоторые моряки срочной службы так никогда и не видели моря, простояв весь срок в заводе. Наше судно представляло собой грохочущую, сверкающую огнями десятков сварочных агрегатов и развороченную, как после бомбёжки, посудину в 15000 тонн водоизмещением. Совершенно не представлялось, что эта развалюха когда-нибудь поплывёт. Элегантный лейтенант на КПП у кормы в парадной форме с кортиком, брезгливо морщился от разномастной толпы рабочих, сновавших мимо него. Нас сегодня приняли, как положено, и мы начали своё обычное уже дело знакомства, осмотра, измерений. Работа шла быстро, мы повторялись с небольшими отклонениями.
   
   Вечером по пути в гостиницу прошли по магазинам универсальным и прочим. Торговля здесь имеет пристрастие к зеркалам. Все свободные стены в магазинах заделаны зеркалами. Есть даже ресторан "Зеркальный". В самих иагазинах товары стандартные, не считая рыбных. Правда, деликатесы типа свежекопченых рыб не всегда на месте, и зачастую в очередь. Предупреждённые, мы постояли часок и приобрели для гостинцев по паре одурманивающе пахнущих кижучей. Рыба дешёвая: солёная горбуша 1,6 рубля, свежая кета 2,5 рубля, копчёный кижуч - 3 рубля, банка лосося в собственном соку 90 коп. Время было эпохи развитого социализма, и при зарплате в четыреста рублей жить было можно. В магазинах полуфабрикатов в изобилии моллюски, кальмары, палтус горячего и холодного копчения, чавыча семужного засола, янтарная, что называется, пальчики оближешь. На закуску в гостиницу взяли две копчёных селёдки. По вежливой просьбе продавщица выбрала рыбины с икрой.
   "Толкучка" в городе запрещена властями. Пиво в банках только в магазинах "Альбатрос", и то редко. Икру и крабов в банках офицеры с наших кораблей берут за спирт на рефрижераторах, когда те возвращаются в порт.
   
   29 сентября.
   Ночью с Японского моря дул ветер. Свист стоял такой, что пришлось закрыть двойные форточки и прижать уши. К утру погода успокоилась, но стало прохладно. Правда осень здесь только начинается. Листва ещё не падает, и было тепло до сегодняшнего утра. Работы нам осталось немного. Все материалы по размещению и энергоснабжению были собраны. Оставалось установить контакт с Приморским центральным конструкторским бюро морского флота СССР, и выяснить там настроение. И запланировать будущее сотрудничество, которое было не за горами. Серийные заводы наращивали обороты по производству аппаратуры, страна ждала новой техники. Пора была навестить и кассы аэрофлота. Хоть и хреновая это организация, но за паровоз бухгалтерия не оплачивала. А Вася сказал, что ему что-то по дому взгрустнулось.
   
   1 октября.
   Действительно - ностальгия. Делать ничего не хочется. Новые лица, новые знакомства, разговоры. И всё вяло, неэнергично, как будто и интереса большого нет. Конечно, мы собрали такой материал, о котором даже не мечтали. Установили личный контакт с командованием соединения и командирами всех кораблей, с руководством ЦКБ и ведущими специалистами всех наших кораблей, получив добро на содействие в изменении и согласовании документации на корабли. Со всеми получили прямую телефонно-телетайпнную связь и позывные ВЧ связи. Командир Тихоокеанской океанографической экспедиции контр-адмирал Энгельс Краснов, начальник штаба капитан 1 ранга Константин Трунин, зам. командира соединения по измерениям капитан 1 ранга Владимир Литвинов. С Литвиновым общались больше асего. Через год он посетил наш институт и был у меня домашним гостем. А с Василием в те же дни мы семьями приветствовали его в ресторане "Москва", где провели чудесный вечер с этим высокообразованным элегантным морским офицером.
   Зам. начальника ПримЦКБ и руководитель проектов нашей эскадры Юрий Усенко, обаятельный и понимающий технически и политически. Он делал проект реставрации мемориального крейсера "Аврора", от чего отказались маститые ленинградцы. От крейсера 17-го года к реставрации не оставалось ничего, сказал Усенко мне в приватной беседе позже, когда познакомились поближе.
   Откровенно сказать, мы устали. И зная, что ещё надо бы уточнить некоторые детали, делали это медленно, лениво перебираясь по разрушенным ремонтом переборкам корабля, и также лениво слушали байки о ревущих сороковых широтах, через которые пробиралась оставшаяся на плаву эскадра "наших" уже кораблей. Мысль бродила у самолётных кресел, на которых нам предстояло улететь.
   . Вечером в Аэрофлоте подали заявку на билеты до Москвы, и на бронь из Москвы до г.Горького.
   
   2 октября.
   Сегодня распрощались с Усенко и другими знакомыми в ПримЦКБ и этим закончили деловую часть командировки. Какая -то усталость, опустошённость и одновременно облегчение. Но чтобы сказать, что всё уже сделано удачно, надо сойти с трапа самолёта в Горьковском аэропорту. Завтра день отдыха и сборов. Послезавтра день у нас будет длиннее на семь часов. Край восточного солнца откроется навстречу дню, а мы с Василием надеемся быть в это время под покровом европейской ночи.
   
   4 октября.
   Борт самолёта ИЛ-:62. Мерно гудит вентиляция, заглушая рокот двигателей, которые где-то там, сзади. Высота 10000 метров, скорость 1000км/час. Земля закрыта облаками. Очень жаль. Полёт дневной в недвижущемся времени. В 17 часов по хабаровскому времени вылетели из Хабаровска, в 17 часов по московскому времени будем в Москве. И так можно лететь до самого 180-го градуса, и только там время щелчком перейдёт на сутки вперёд. Этот эффект движения и стоячего времени даёт нам возможность завершить полёт днём. У нас интересное совпадение. Мы сидим на тех же местах, что и при полёте в Хабаровск. И самолёт ведёт первооткрыватель трассы. Пустячок, а приятно. Мы относим это к доброму знамению.
   На столиках перед нами стоят прекрасные Владивостокские хризантемы величиной в чайное блюдце. Цветы свежие, сочные, полные жизненной силы и чарующей красоты. Мы их купили перед самой посадкой в экспресс. Стюардессы постанывают от восторга и зависти, но налили нам воду в бутылки, чтобы цветам было лучше. Цветы от меня предназначались Елене, хотя и не было уверенности, что она встретит меня, и наша дружба продолжится. Голос в телефонной трубке не искрился восторгом от предстоящей встречи.
   
   Последние часы полёта проходят в погоне за солнцем. Дают сводку о погоде в Москве - там выпал снег. Ну и что. Время. Путешествие наше заканчивается. Путь проложен. Знакомство с дальними краями могло бы быть шире и глубже, если б не была так интенсивна генеральная линия нашего задания. Отчего наступила усталость и желание возвратиться. Но я бы хотел, чтоб случились другие дни, когда освобождённый от срочных дел и забот, мог бы отдаться поискам радостей в свободном путешествии по этим чарующим местам, не испорченным ещё до конца взрывом цивилизации. И получить радость от общения с первозданной природой.
   
   Так уж получилось что в последующие годы вплоть до контрзаварушки 90-х годов, я многократно посещал Владивосток, Петропавловск, г.Ключи под Ключевской сопкой, уходил в далёкие южные широты Тихого океана из бухты Авача и бухты Золотой Рог. Наша океанографическая экспедиция использовалась как открытый полигон для испытаний баллистических ракет в акваториях Тихого океана, которые контролировала разработанная нашим институтом аппаратура, Прошли годы. Нет Советского Союза. Не ходят в океаны корабли тихоокеанской океанографической жкспедиции. Старые сгнили, нового красавца двадцатипятитысячника "Маршала Неделина". стоившего Союзу миллиарды, продали. Последний действующий "Маршал Крылов" стоит печально в бухте Крашенинникова, фактически ожидая участи. своего собрата "Маршала Недлина", потому что Россия уже не Великая держава, а так себе...
 
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Шардт Валерий Анатольевич

  • Skype valera-shardt
  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3066
  • "Маршал Крылов" БЧ-7 ГАГ
Дневник инженера Сугробина.
« Ответ #1 : 09 Июль 2012, 20:26:48 »
опять полазил по поисковику
Цитировать
Сухих Алексей Иванович. Жизнь Ни За Что 
Пять часов спустя. Корабли стояли в глубинном конце бухты Авача, которая имела в себе малые бухты со своими названиями и городками на берегах. … Чажма и Чумикан из-за малой глубины у пирса стоят на рейде на якорях.
samlib.ru ›Журнал Самиздат ›suhih_a_i/….shtml
http://samlib.ru/s/suhih_a_i/shiznnizachto2010roman.shtml
Прорвёмся, мы такие!