Автор Тема: СИЛА ПЕЧАТИ  (Прочитано 1796 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Граждан Валерий Аркадьевич

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 180
СИЛА ПЕЧАТИ
« Ответ #1 : 10 августа 2009, 12:43:19 »

                           ОПЕЧАТАТЬ   И   СОХРАНИТЬ

           Да простит меня бог Нептун и наш замполит кап. 2 ранга Григорьев: не я виноват в том, что казусы во всех родах войск, почти всегда вершатся с привлечением Бахуса. Моё же дело предать некой критике делишки упомянутого старикана- небожителя, сбивающего с пути истинного неокрепшие души. На сей раз морские. Скажем больше: Бахус провокатор, каких поискать. Иначе, зачем в компаньоны себе он привлёк козлобородого Сатира. И уже по ходу акций тот предавал подопечных сатире. Причём вовсе не во благо последним. Так издревле и шло. Идёт и ныне.
На складе спирта, где испокон веков наш боцман получал одноимённый продукт нефтехимии, случилась неувязка. Толи кончился спирт ректификат соответствующей очистки, а может бочки под него, либо вообще нарушился диалог штаб- интенданты. Но на пирсе, прямо под локоть вооружённому вахтенному у трапа сгрузили 200- литровую ёмкость. Бочка была явно наполненная. Трафаретная надпись гласила: «ЯД! Опасно для жизни.»
            Недоумение сгладил на построении старпом. Сразу после подъёма флага.
- Слушай сюда! В этой бочке сильнейший яд: спирт гидролизный! Достаточно 50 граммов, чтобы ослепнуть. А может и вообще наступить паралич. Всем ясно?- конечно, яснее некуда. Слышали мы про этот спирт, но никто не ведал толком: так ли это.
          И «отрава» продолжала стоять на пирсе под «охраной и обороной» вахтенного у трапа, опечатанная личной печатью старпома № 12. «Девственность» печати хранилась и передавалась по вахтам: «Печать №12 сдал! Печать №12 принял!»- вторили друг другу матросы на приёмо- сдаточном ритуале. А старпом после утреннего осмотра команды спешно подходил к бочке, и неизменно пинал её  носком ботинка. «Бум- бум», глухо отдавалась полная посудина всеми 200 литрами содержимого.
         Позже наш начальник и вовсе перестал обивать ботинки о крутые бока железной тары. Как видно не было ни у кого охоты слепнуть из- за 50 граммов. Но на ту беду пришли лодки с Северного флота. Экипажи общались по всем вопросам: северяне были куда более осведомлены, подкованы. А гидролизный спирт ими благополучно не только дегустировался, но и потреблялся. Ограничение было лишь одно: сколько выдадут или удастся достать. Количество закуски не регламентировалось.
         И к великому удивлению новосёлов им указали на ту самую, за №12. Реакция была сиюминутной:
- Тащи флягу из восьмого! Ща накапаем «огненной жидкости!»
          Флягу добыли без проблем. Кроме вахтенного никто помешать не мог. Разве что печать…Но её удалили опытные северяне без проблем: дунули из углекислотного огнетушителя на пластелин с оттиском. Он моментально затвердел и…отскочил с лёгким треском. Теперь печать и капроновая нитка составляли с бочкой одно целое.
          Тут же вывинтили пробку и налили флягу до краёв. А затем наш «гуру» Радик водрузил печать обратно в углубление, подогрев основание спичкой. «Плям!»- издал шлёпающий звук пластилин. И «печать №12» целёхонькой улеглась точно на место. Что и законстатировал тот же вахтенный у трапа, передавая сменщику. А тот – другому…И опять же за №12. Без дураков.
           Вечером на сопке за казармой горели костры, бренчала гитара. Старослужащие, сиречь «годки»- гуляли от души. На следующий день к ним примкнули «весёлые ребята», это уже третьего года службы. Добивали содержимое фляги уже с участием «годков» и земляков с дизельных лодок. Удивительно быстро оргия завершилась: спирт кончился как- то внезапно. Во фляге уже не булькало. Утром дневальный едва додюжил до подьёма. От спёртого запаха перегара технического спирта с примесью амбре пропотевших яловых сапог с намотанными на просушку портянок, коими обмундируют плавсостав на Камчатке, резало до слёз глаза.
 На очередном утреннем осмотре уже помощник командира обходил строй матросов и старшин. Ему, выросшему в деревне, вспомнился послесвадебный «аромат» в избе, где всю ночь лился стаканами по мужиковым глоткам первач. А закусывали винегретом, запивая рассолом. Здесь же  одновременно пахнуло и селом и ацетоном. И он догадкой поспешил поделиться со старпомом. А тот почти подбежал к бочке и по обыкновению саданул ногой.
«Бам- БАМ»- отозвалась полупустая бочка.
- Ну, помощник, ну прохиндей! Я ли не говорил тебе,-убери от греха подальше, так нет: не посмеют, отрава! Вон они, «отравленные» рожи, больше полстроя! А спирта- тю-тю, половины нету. А с них какой спрос, сами виноваты.
         Ввиду массовости «мероприятия» разбора «полётов» с выдачей «сёстрам по серьгам» не усматривалось. А бочку с печатью №12 опорожнили по флягам. Фляги…опечатали и унесли в каюту старпома. Каюту начальник тоже опечатал. Но это уже другая история. Не даром есть такая поговорка: голь на выдумки остра!
                                               Камчатка. Валерий Граждан.