Автор Тема: КАЗУС ПЛЯЖНЫЙ  (Прочитано 2302 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Граждан Валерий Аркадьевич

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 180
КАЗУС ПЛЯЖНЫЙ
« Ответ #1 : 10 августа 2009, 13:13:37 »
ТРУСЫ   ДЛЯ   ГЕШИ

       - Миш, спроси у Овчинникова, может сводит нас в культпоход на пляж по робе. Хотя бы на Патрокл!- спросил изнемогающий от Владивостокской июльской жары курсант Сазонов.
- Спохватилась Меланья, когда ночь прошла! В увольнении наш товарищ главстаршина. По парадной с утра приоделся. А его роба во- она, на вешалах сохнет. К ночи, поди, причапает, вот и искупнёшься…Под душем у забора. А может в самоход?- тут Мишка посмотрел в мою сторону. С ним я не единожды хаживал за забор к местным девчатам. Но это было поблизости и после отбоя в выходной: минимум начальственных глаз. А тут…
        -В принципе, мысль неплохая. А наглость- второе счастье! Значит, идём на Патрокл! Кто ещё изнемогает и до смерти хочет воткнуться в волны Амурского залива? Замечательно, значит весь взвод. А кто обожает гауптвахту? Странно: ведь вполне реально при нашей затее именно туда и попасть. А вы нос воротите! Хотя, если будете слушать меня как и Овчинникова, то риска почти никакого. Сазончик, тащи сюда робу главного!
        Суть авантюры была проста: строимся, берём лопаты, мётлы и идём «убирать территорию» за забором учебки. Это был наш объект и номер должен пройти как по мастерству, так и художественно- артистически.
    -Значит так: шаг делаем предельно строевым, а петь как на праздничном смотре. И не дрейфить ни в коем случае! Даже если встретим патруля от авиаторов. Ведь мы, как есть подводники!   
         Уже через пять минут вся наша «джаз- банда» была готова в «культпоход» с мётлами и лопатами в положении «на пле- чо!». Я напялил робу Овчинникова с погончиками главного старшины.
- Стано- вись! Р- ряйсь, смирно! Ша-аго-ом марш!
         В роте, кроме нас, последних из отбывающих по распределению на Камчатку, не было ни души. Если не считать дневального и его сменщиков, да дежурного по роте. Хотя и роты в обычном понятии- не было, одно название, да молодёжь для приборки.
- Р-рясь, р-рясь, р-рясь, два, три! –входил я в старшинский раж. Голосом бог не обидел и командных ноток было не счесть. Вот только лычек не было…своих.
- Левое плечо вперёд! Не частить! Р-рясь, р-рясь. Два, три!
         Вышли на плац. Здесь желательно по- шустрому: упаси бог кого из знакомых офицеров увидеть! Хотя маловероятно: кто в отпуске, кто на сходе, а прочие в отъезде за молодым пополнением со старшинами. Но, бережёного бог бережёт.
- Запевай!!- Тут ребята переглянулись, не лишка ли дал новоиспечённый «старшина»?Хотя тут же исправили заминку и загорланили что есть мочи:
                    За кормой бурун вскипает.
                    В светлом зареве восток!
                    В голубом тумане тает
                    Наш родной Владивосток!

           Расстается с берегом лодка боевая,
           Моряки- подводники в дальний рейс идут…
        «Куда уж дальше: до бухты и обратно, если повезёт!»-Невольно подумалось мне. Но, чеканя шаг и держа «шансовый инструмент» почти «во фрунт», строй благополучно достиг ворот части. Здесь следует пояснить «режим» пропуска через КП (контрольный пункт). Если идет офицер, либо мичман, а того хлеще,-гражданский, то следовало: «затребовать пропуск, сличить фотографию, удостоверится устно, позвонить…» итого на 2-4 листах инструкции. Но,если идёт строй бравых матросов под предводительством куда более бравого старшины срочной службы, то…
         Ничего этого в инструкции нет и быть не могло: строй- дело святое! Так что мухой открывай пошире дневальный ворота. Да не забудь строю честь отдать, а то и наряд схлопотать недолго. Так оно и было. Разве что на вахте не достаточно резво «мухой» среагировали. Видно спорили, чья очередь открывать. Служба- то знакомая: сам не раз стоял. Но для порядка рявкнул:
- Кому спим, мать вашу в дых! Давно гальюн не драили!!
          Бедный матросик, как видно из свежеприбывших, застыл по стойке смирно, побелев от страха быть наказанным. То- то! Знай наших! И строй промаршировал уже за ВОРОТА.
      -Направляющий, правое плечо вперёд! Марш! И р-рясь!
Далее дорога очень даже знакомая: мимо складов и на раздолбанную шоссейку. Главное- замаскировать мётлы с лопатами. Благо, бурьяна в этом году, как, впрочем и в предыдущие выросло достаточно. Так что управились запросто. А спустившись с сопки, надо было непременно прошмыгнуть через городской квартал. Хорошо, что не забыл два красных флажка у дневального в тумбочке взять. Это чтобы строй обозначить по всей честь- форме. Оп-па: патруль! И откуда он только здесь объявился! Да ещё от летунов, наших исконных врагов по увольнениям. Они вылавливают моряков, мы- голубопогонников. Закон моря! Не нами заведён и не первый год.
        - Строй, смир-рно! Равнение на- право! Взво-од!!
И какая- то злость овладела всеми, вроде как: «Врёшь, не возьмёшь!!» Ко всему выдался кусочек асфальта без колдобин и наши прогары чётко выдавали безукоризненный строевой шаг. Будь бы здесь лучший строевик Владивостока, наш ротный мичман Баштан, то не избежать ему восторженных рыданий и слёз радости.
       Видно прониклись и патрульные, увидев такой букет почестей в их адрес и все трое застыли в отдании чести. Хрясь, хрясь, хрясь- рясь- рясь! – чётко отдавался эхом от сопки Дунькин Пуп наш исключительный хоровой топот.
Кажется, пронесло! «Запевай!!»- поспешил упредить события «глвстаршина» в моём лице. А рассудил я так: «А ну, да как вздумается догнать нас, и пошерстить! Уж лучше песняка: всё не так подозрительно. Одним словом- повезло. Так что вскорости мы разоблачались на золочёном пляже бухты Патрокл. Робы  благоразумно разместили поблизости в кустиках.
           Пляж пестрел разноцветными купальниками молоденьких приморочек.
- Эх-ха! Вот где разгуляться! А, братишки?!-Чуть не задыхаясь от восторга воскликнул Геша Колеватов, наш ротный Геркулес. Хотя среди нас хиляков не наблюдалось, как и «стропил» под два метра ростом. Ясное дело: медкомиссия своё дело знает. Но добряк Геша был необыкновенно крепок с фигурой «аки Аполлон». И всё бы хорошо, если бы не одно «но»: трусы парень носил те, что выдала Родина в лице ротного баталера.
         А чтобы было понятней, то Геша в военно-морских трусьях очень даже напоминал клоуна Олега Попова в годы безденежья. Свои же трусы мне удалось ушить в первый же день. Не у мамочки рос и со швейной машинкой знаком не понаслышке. Были у меня и вполне приличные плавки.  Самтрестовские и с завязками на боку. Очень даже удобные при отсутствии пляжных кабин: подсунул под трусы и завязки на бантик.
         Колеватов, хотя и сельский, но природным умом сообразил, что мои ушитые на нем будут как плавки.
- Валер, ты мне свои трусья не одолжишь?
- Да на, носи на здоровье, пока не накупаешься.
Наш Аполлон тут же исчез в кустиках, откуда вышел с лицом
Геракла после очередного подвига. В подтверждение сходства он сделал колесо и прошелся на руках. Девчата неподалёку
захлопали в ладошки.
- Браво, браво, бис!- Это было адресовано нашему другу.
Девчат было четверо, а посему почти все пошли осуществлять
«вековую мечту народов»- купаться. А у Геши начался внесезонный гон. Встав на руки, он двинулся к пассиям. И, если кто из вас пробовал себя в этом нелёгком номере, то знают, что спина при движении направлена вперёд. То есть и ягодицы в трусах- тоже. Так вот на них, о ужас, прямо по центру начал разъезжаться шов! Как видно нитки у баталера оказались если не гнилые, то очень даже лежалые. Но девчата, увидев оказию, заходились, захлёбывались в смехе. Геша относил это к несомненному успеху, предвкушая вечернее рандеву, а то и вовсе- приглашения в гости.
    - Гешка, Колеват!!- безуспешно взывал я и ребята тоже. Но наш
  Дон Жуан лишь раззадорился и крутнул колесо чуть ли не на половину пляжа. Дырка затрещала оставшимися нитками и бесстыдно рспахнулась…
         Почувствовав неладное, из воды вышли почти все наши явно без энтузиазма. Смеяться уже не было сил, а на наши крики Геша
 не реагировал. Миша рискнул образумить парня. Получилось…
 И мне было уже не до купания. Неудавшийся ухажёр во всём
 обвинил, конечно же- меня. Назад в учебку шли хотя и строем, но без песни. Ворота нам открыли уже другие дежурные, но мой руководящий пыл иссяк. Так и хотелось подытожить: будь прокляты этот «культпоход», трусы, гнилые нитки, баталер и вся 
  наша затея с купанием. Уже позже плавание в бухте Авача длительного удовольствия никому из нас не приносило. Даже в модных, фирменных плавках: холодно.   

                                      Валерий Граждан.