Автор Тема: МАГЕЛЛАН  (Прочитано 1240 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Казанов Владимир Леонидович

  • Заместитель председателя
  • *
  • Сообщений: 3063
  • КИК Сучан, 1967-70 гг., БЧ-4, ПДРЦ
    • Email
.. МАГЕЛЛАН
« Ответ #4 : 07 Декабря 2009, 16:09:07 »
Спасибо Семёныч, навеял. Прекрасно помню Виктора Дмитриевича Корытина. В 1968 году он в качестве нач. штаба соединения ходил с нами, переходили экватор, есть фото (см. на сайте "Спасск", Нептун передал МАГЕЛАНу ключ от...). Корытин, сухой как саксаул,высокий, голос с хрипотцой, нас-сынки, офицерский состав-по строже (разносы в наше присутствие были, подтверждаю). При этом был настоящим русским офицером. Как бы узнать о его дальнешей судьбе? Во время нашей службы кто-то из его детей оканчивал школу и наш "джаз-банд" с "Сучана" Виктор Дмитриевич пригласил побацать на выпускном вечере (я тогда был при гитаре, а было сиё событие то-ли в 68, то-ли в 69 году; нам за занавесом накрыли столик с...). Полагаю сыновьям его в районе 57 лет. Найти бы их. Мужик он был что надо.
Благодоря нашим совместным усилия мы нашли, в частности, сыновей командиров КИК "Сучан"-Игоря Абдрахманова(кап 2, Севастополь), Владимира Пастухова(кап.2 Владивосток)-спасибо владивостокцам.
Полагаю-мы выходим на издание книги "ПАМЯТЬ". Мужики, сомкнём ряды, вперёд и с песней.             
Душу - Богу, сердце - женщине, долг - Отечеству, честь - никому!

Оффлайн Пресняков Михаил Васильевич

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 1358
  • "Чумикан" 1976-1979
    • Email
.. МАГЕЛЛАН
« Ответ #3 : 07 Декабря 2009, 12:58:32 »
Прочитал книгу Коли Бухтоярова, теперь рассказы Семеныча ..119 и вот жду двухтомник Валеры Граждан.
По двум авторам - блин до того все доходчиво и просто написано. Как-будто за рюмкой чая сидим и вспоминаем. Тоесть  во время чтения этих рассказов очень легко входишь в образ и ....выходить неохота (а я на работе :-\) Спасибо Семеныч за ностальджи (кажется повторяюсь) 0__12

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 16355
  • "Неделин" 1982-92
    • Email
.. МАГЕЛЛАН
« Ответ #2 : 06 Декабря 2009, 19:42:42 »
Семёныч, блеск! Млин, ты настолько искренне пишешь, что аж слеза наворачивается. Я бы этот рассказ давал всем допризывникам почитать.
Спасибо!
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Онлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Модератор
  • *****
  • Сообщений: 2492
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
    • Email
МАГЕЛЛАН
« Ответ #1 : 06 Декабря 2009, 18:49:11 »
                                                           «МАГЕЛЛАН»


«Как родная меня мать провожала…»
Да, что делать меня призвали в армию. Мне 19. Много это или мало и сегодня не знаю. Казалось что уже взрослый, один раз  проголосовал за какого-то депутата блока коммунистов и беспартийных. Тогда так называли правящую  часть народа. Депутаты были народные,  потому что из народа.
«Тут и вся моя родня набежала…»
 А какая у меня родня?
Отец, в поселке он дядя Сеня, а вообще Семен Семенович, потому что у него отец, мой дед, тоже был Семен.
Мама Евдокия  Григорьевна, так потому что депутат Райсовета, секретарь Райисполкома в поселке тетя Дуся, соседи зовут почему-то Люся.
Бабушка, просто Акулина Ермолаевна. 
Два брата средний Шурка и младший Юрка. Я, значит старший.
«Ой, куда ты паренек, ой куда ты?
Не ходил бы ты Ванек, во солдаты.»
Во первых, не Ванек, а Вовка. Отец меня так звал, не Вова, не Володя, а просто Вовка:
« Вовка ты куда, опять на Тюкан?» Тюкан это название нашей речки. Конечно на Тюкан, куда еще Вовка  может… Люблю я воду и ничего тут не поделаешь, как магнитом она притягивает к себе… « Ни куда не пойдешь, помоги мне, надо гвозди выпрямлять…»
Отец строил, кажется что-то вроде кухни. Материала как  всегда толком не было, и гвоздей конечно тоже. Разбирали старые ящики и всякую всячину. Вовка считал себя мастером по выпрямлению старых, использованных гвоздей, отец и не возражал против этого, но не упускал случая, чтобы использовать это мастерство. Гвоздь, согнутый по середине под углом 90 градусов Вовка распрямлял за два удара молотком,  на старом куске железнодорожного рельса…
До сегодняшнего дня люблю это делать и вспоминаю отца.
Во вторых… «не во солдаты»
Уже знал на флот,  120 команда, значит, на год служить больше. Страшно представить четыре года. А у меня девушка Галя, это еще страшней. Кому она достанется? Где я буду неизвестно, а она остается здесь свободная, боевая и красивая.
Год назад, когда уже работал на заводе, я решил, что она будет моей женой.
А теперь когда?... Где?... Как?... Наверное, я  сошел с ума…
Провожали конечно друзья с завода, одноклассники, которые еще не получили повестки из военкомата.
Представители военкомата доставили нас в пересылочный пункт  г. Свободный. Там уже сутки «загорал» мой кореш, одноклассник Шурка Голубятников. Утром подвезли еще группу, и еще один одноклассник Вовка Недоступ, нас стало трое, а это уже что-то…
Веселей ждать своей участи.
В голове еще шумели домашние проводы, а нас тут охраняли не то милиционеры, не то солдаты, убежать было сложно. Кто-то все-таки сбегал за бутылкой портвейна. Хотелось есть, когда выпили портвейн, кажется «Анапа» назывался, чем-то закусили, есть перехотелось.   
        Поезд, на котором нас должны были отправлять во Владик, почему-то опаздывал на 6 часов. Мы с Шуркой Голубятниковым отпросились на почту дать телеграмму домой, что поезд опаздывает.  Мы должны были проезжать нашу станцию Бурею, и народ подойдет к поезду, чтобы еще раз нас увидеть и попрощаться, Так было принято.
         Вечером мы уже строем бежали к поезду. Бежать было тяжело. Наверное, кто-то еще смотался за портвейном. Я просил ребят, чтобы меня не бросали. А то, как же я в армию попаду, если отстану. Меня не бросили. В строю перед посадкой в вагон, когда пересчитывали, офицер подошел ко мне поднял за подбородок мою голову и  спросил: «Этот тоже с нами»,
я сказал: «тоже с нами»
          На нашей станции я вышел в ботинках на одну ногу, было неудобно, приходилось терпеть. Было 4 часа утра. На перроне была родня и Галя. Со всеми обнялся, Галю уже не стесняясь, поцеловал. Сунули мне авоську с собой, там были какие-то продукты и опять «Анапа». Мне было плоховато. «Анапу» добровольно отдал сопровождавшим нас матросам.  Звание  офицера не помню, да вообще в званиях офицеров тогда не разбирался. Отец мой старшина милиции, поэтому в лычках до старшины разбирался, а в звездочках мне еще предстояло.  Поезд катил меня на Восток.
           Меня что-то беспокоило. Я не мог понять что. Понятно, что как будет без меня моя девушка? Еще конечно, где я буду служить? Но что-то еще…В голове стоял какой-то вопрос… Я не мог понять какой?
Наконец мы в легендарном «Экипаже» дальневосточной столицы. Там еще проболтались неделю. Нет «Экипаж» это отдельная песня.
Нас одели в матросскую форму и отправили, кажется на электричке в учебный отряд для прохождения курса молодого бойца и принятия присяги. Военная часть называлась ШМАС. Школа младших авиаспециалистов. Рабочую  форму выдали, вместо ботинок сапоги. К вопросу, где буду служить, добавилось, сапоги? Морская пехота? На севере? Одни загадки.
             Учебный отряд. Рытьё траншеи для водопровода в камнях. Это как раз для новобранцев. Чтобы служба медом не казалась, а она и не казалась. Строевая подготовка. Заявление, под диктовку, добровольцем во Вьетнам на защиту соцлагеря. Была тогда такая акция. Голова кругом…
Однажды зав. столовой старшина (сундук)   Кочергин. Про него поговорка была: «Самый страшный из старшин зав. столовой Кочергин» попросил двух матросов на кухню. Меня и еще одного послали прямо с занятий. Изучали АК, может, поэтому   потом,  уже на корабле, со знанием оружия,  со мной произошла одна неприятная история.
Короче пришли мы на кухню, да!  Да! у них не камбуз кухня.  Чистили картошку. Потом  меня послали привезти уголь для котельной, вез я его на тачке,  решил сократить путь, повез через плац, в тачке была дырка, угольная дорожка прошла через плац по диагонали. Я его потом мыл половой тряпкой, полоса стала ещё шире, а дальше три дня убирал отхожее место.
Ждали принятия присяги. Возили нас в город на репетиции по подготовке ко дню военно-морского флота. Участвовали в спортивных пируэтах.
Вдруг на одном из теоретических занятий нам сообщают, завтра к 4-м утра быть готовыми к отправке на основное место службы. Подшиться, прономероваться и ждать. Подшивались, номеровались и упаковывались без отбоя до часу ночи, отбивались по умолчанию. В назначенное время нас подняли и  в морской порт, не помню, каким способом.
«Советский союз» отчаливал, кажется в 9 часов. Сопровождал нас каплей Токарский В.В., потом он будет моим начальником на станции «Трал» в телеметрии, и два старшины.
Шли четверо суток, вот тут-то новобранцы, на  которых была матросская форма, приняли первое крещение Бога морей и океанов, на себе  почувствовали и качку, и ту самую болезнь от неё.
               В первую ночь проходили шторм, всего 7 баллов, для такой махины, как  «Советский союз» это сущий пустяк. Разместили нас в самом низу, в каютах на четыре человека 3-го класса,  наверное, на уровне ватерлинии. Вода начала захлестывать в иллюминаторы, пришла дневальная  задраила иллюминаторы и предупредила, чтобы ничего не трогали, мы спали и, конечно же,  ничего не трогали. Утром  в каюту заглянул Токарский,  сказал в какое время завтрак.
Я спал на верхней койке, смотрю, с противоположной кровати свесились ноги, повисели некоторое время и снова скрылись под одеялом. Я  решил свесить свои ноги, но  получилось, не надолго.
Что это?  С проводов не брал ни грамма в рот, а встать не могу.
Кто-то высказал предположение, что это от качки, вот так я почувствовали впервые морскую качку. На завтрак решили не ходить. Наш сопровождающий два раза заглядывал в каюту и, ухмыляясь молча, поглядев на нас, закрывал дверь. Почему он не настаивал на подъёме, не ругался, нам было непонятно, но нас это устраивало.   Мы лежали до обеда. Меня пугало одно, при погрузке на пароход, сказали, что кормить будут только два раза в день.  В этот день, уже оставался один раз. Мне при моем росте 179,5  и весе 62,5  пропускать обед было противопоказано. Пока был в учебке,  на рытье траншеи сбросил  2кг, дальше уже нельзя. Превозмогая комок в горле, поплелся в столовую. Потом быстро бежал искать гальюн… нашел, влетаю туда, толчки все заняты, очередь… что делать?... растолкал…
Был конечно момент перехода, который скрасил мне потом тяжелые первые сутки и остальную часть рейса воспринял как увольнение на берег, несмотря, что берег был далеко.  Дело в том, что здесь после учебного отряда нас не очень контролировали. Единственное требование было днём не выходить на верхнюю палубу. В остальном, мы чувствовали себя свободно. Вечером даже могли позволить себе пойти на танцы, которые организовывались на одной из палуб. Вечером на танцах я встретил свого земляка из Буреи  одноклассника своего брата Саньку Чупина, он окончил мореходку и теперь работал на этом пароходе.
С этого момента отпал вопрос моего питания, Санек  переодевал меня в свою рубашку и водил в  столовую для персонала парохода.  Он потом остался жить на Камчатке.  Через много лет Санек с семьёй был в Москве и заходил ко мне в гости. Мы вспоминали тот  мой переход в Петропавловск. Сегодня его уже нет на этом свете.
               И вот она Камчатка.
               Из Петропавловска к кораблям нас доставили на ПСК. Не помню, сколько нас было молодых, наверное, около шестидесяти человек.
               Высадили нас на стенке, построили.   Мы стояли.  Глазели по сторонам. Сейчас из памяти трудно вытащить подробности. Было начало августа, погода была не очень, какая-то хмурая или даже угрюмая, может потому, что на душе тоже было угрюмо. Ещё присутствовало любопытство.
Где я? Куда попал? Чем буду заниматься четыре года? Любопытство было заметно на всех лицах.    Стриженые пацаны с вещмешками, выхваченные с гражданских танцплощадок, не были ни отрядом, ни взводом,  были сами по себе, мало того каждый из них был как ежик весь в колючках. В моей голове было наверно, что и у каждого.
Как себя вести, чтобы выжить в этом механизме под названием армия или конкретнее флот и еще  конкретнее корабль?  Будем служить на кораблях, в этом уже никто не сомневался. Что за корабли?
Один и не кому обо мне думать как о человеке, стоящие рядом ежики, думали так же. Каждый думал о том же, как защитить себя, чтобы не пропасть. Такое поведение заметно было и в учебном отряде  некоторые были агрессивные, злые. Были равнодушные, такие себе на уме, не узнаешь чего от них ждать. Некоторые болтливые, шебутные таким нужна была компания и дружба.  Некоторые совсем растерянные, не понимали, что происходит, такие казались бестолковыми, их было жалко.   
У меня был опыт жизни без папы с мамой.   Два года в общежитии, во время учебы в училище, где я получал  профессию токаря, потом почти год работы на заводе по полученной специальности, как-то подготовили к самостоятельной жизни.
Знал, что все это пройдет, и мы научимся жить  и в этом коллективе.   
Останемся каждый сам собой, но колючки исчезнут.
                 А пока мы стояли в строю ждали, кого-то ждали. Из учебного отряда уже знал, что придет  другой дядя, у которого больше звездочек на пагонах, или размером они больше. И вот дядя пришел, это был кап 1 ранга. Высокий, худой, немного сутуловатый, но его это не портило, наоборот придавало какую-то морскую суровость. Голова казалась маловатой, для такого тела, наверное, это от фуражки с большим «аэродромом». Были у него какие-то несуразные усики, но они никак не характеризовали, да носил он их, как я по том узнал, не всегда.  Когда  услышал его голос, сразу подумал, что он сухой, а не худой, даже высохший на столько что у него не было голоса. Был сип, и он нам просипел  приветствие, после доклада Токарского, что молодое пополнение прибыло, что переход на гражданском судне «Советский союз» из Владивостока в Петропавловск, прошел без замечаний.
Каперанга просипел: «Здравствуйте товарищи матросы».
Мы ответили.
- «Поздравляю вас с прибытием на соединение кораблей адмирала Максюты»
Уже тогда моряки этого соединения называли и именовали себя Максютовцами.
- Каперанга сипел нам ещё что-то, рассказывая про корабли и службу на них, но теперь это уже не важно, потом мы все это узнали и испытали на собственных плечах.
Так начиналась моя служба на славном и незаметном для окружающего мира соединении кораблей Тихоокеанского флота.
                    Потом я узнал, что встречал нас  начальник штаба соединения каперанга Корытин. Матросы звали его Магелланом. Не знаю, какой был настоящий Магеллан, но мне казалось, что он был похож на Корытина. За время службы я с ним встречался  раза три.
Но первое впечатление о нем не изменилось, он всегда был таким, каким я его увидел в первый раз высоким, сухим и сиплым. Вообще еще мне было известно, что офицеры его не любили и побивались. Причиной была привычка Магеллана отчитывать провинившегося  офицера  в присутствии подчиненных. Мне кажется, что Магеллан в таких случаях выступал, наоборот, в интересах тех, кого он отчитывал. Не думаю, что ему  было так необходимо кого-то унижать, чтобы прибавить своему авторитету перед матросами, которые его и так уважали. Он, скорее всего, считал так, что если матросы любят своего начальника, а начальник, как правило, из-за них получает по службе «чёп», то в следующий раз они не станут его подставлять.
Встречались мы не по службе, скорей всего на отдыхе. Несколько раз мне посчастливилось участвовать в коллективных вылазках на рыбалку, которые организовывал Магеллан, ловля  рыбы проводилась неводом. Уловы  шли  в котел на питание личному составу всех трех кораблей соединения. После таких  рыбалок был рыбный суп и жареная рыба.
Что осталось в памяти от таких походов? Для их участников самые положительные эмоции и впечатления. Конечно военная служба даже на отдыхе не исключает присутствия начальников и начальники  оставались начальниками, но нас это не тяготило,  мы общались в неформальной обстановке друг с другом, нам было легко. Непосредственных начальников не было рядом, а просто старшие по званию тоже отдыхали вместе с нами.
Была гитара, под неё песни. Всякие байки и рассказы, те же анекдоты. Делились Впечатлениями об интересных случаях. Вспоминали дом.
Магеллан брал с собой жену и двух  сыновей. По возрасту  они, наверное, были погодки, где-то около 15 лет. Жена была явно моложе его.
Зачем это ему нужно было, устраивать такие походы? Трудно сказать Просто, наверное, любил такое время препровождение. Рыбалка, природа. Камчатская природа особенная, сопки,  вулканы, карликовые сосны. Ночь, плеск морской волны, хорошо и красиво когда закат, уха у костра, икра 20-тиминутка. А восход! Когда бы матрос с военного корабля это увидел и узнал. Магеллан это понимал, вот где он зарабатывал свой авторитет. Это была, и своего рода, воспитательная работа. Где можно узнать о матросе больше, об отношении его к службе, к кораблю, начальникам? Конечно в неформальной обстановке.
Однажды, была уже осень, возвращаясь с такой рыбалки, произошел такой случай, С кормы БРК от вибрации по недосмотру рулевого, сползла бухта пенькового конца и намоталась на винт. От берега были уже далеко до кораблей тоже далеко, нас понесло из бухты. Водолазу, который был в нашей команде, пришлось лезть за борт, чтобы распутывать трос и освобождать винт. Все получилось, наградой ему от Магеллана было пол стакана спирта в качестве профилактики от простуды. Мы тогда поняли что, это «дело» у него всегда было с собой, до этого случая мы как-то не замечали.
              Читатель, помнишь? у меня в голове сидел вопрос, который  не мог вспомнить, вспомнил! Да и не забывал я его, просто не мог его выразить словами, как-то материализовать, знаю, что он есть, а сказать его не получается. А теперь я его просто понял. Вчера почитал свои письма, которые писал Галине. Думал там что-нибудь найду про Магеллана. Ничего не нашел,  секретность, наверно, не позволяла ничего писать о  службе, так нас застращали, только про любовь,  а писал я много,  стопка писем  без конвертов высотой сантиметров тридцать. Мы с женой все письма сохранили и её и мои.  Ответ на вопрос нашел в письмах.
              Оказывается, я боялся, что годы службы это вычеркнутое из жизни время, так  вот сейчас я твердо знаю, что это величайшее заблуждение. За время службы приобретено гораздо больше, чем это могло быть на гражданке.
 
Москва, декабрь 2009г.                                                  Семеныч