Автор Тема: Сокровище человека  (Прочитано 1508 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Остриков Александр Иванович

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 140
    • Email
.. Сокровище человека
« Ответ #6 : 22 Марта 2011, 08:32:05 »
Володя восхищаюсь, у тебя есть муза, так держать на форватере!

Оффлайн Лыков Станислав Викторович

  • Дежурный по низам. Совет ветеранов
  • ***
  • Сообщений: 904
    • Email
.. Сокровище человека
« Ответ #5 : 20 Марта 2011, 03:53:54 »
Семёныч!

           ..119

Вот за это я тебя и ценю!
И повзрослели мы, и закурили мы совсем не где нибудь ещё, а за Курилами...

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Модератор
  • *****
  • Сообщений: 2490
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
    • Email
.. Сокровище человека
« Ответ #4 : 19 Марта 2011, 19:51:00 »
Андрюша, ты знешь когда я это сварганил, мне тоже показалось, что это перевод с английского. Уверяю это просто совпадение. Попытавшись сделать из этого нормальный( по понятиям) стих, понял, что просто замордую основную мысль , посетившую меня, только поэтому оставил всё как есть.

Оффлайн Горовой Андрей Анатольевич

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 730
  • "Сахалин"
    • Email
.. Сокровище человека
« Ответ #3 : 19 Марта 2011, 19:09:09 »
Семёныч   .118  !!!!
У тебя,случайно, с Шекспиром по крови родни нет?
После нас на этой планете, кроме перегноя,
должно остаться что-то ещё...

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 16301
  • "Неделин" 1982-92
    • Email
.. Сокровище человека
« Ответ #2 : 19 Марта 2011, 13:25:48 »
 0_202
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Модератор
  • *****
  • Сообщений: 2490
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
    • Email
Сокровище человека
« Ответ #1 : 19 Марта 2011, 13:18:26 »
Никогда к своему стыду не читал Антуана де сент-Экзюпери. Летом старшая внучка  гостила у нас в деревне и оставила его книжку «Цитадель» до сих пор до конца не прочитал. Но дочитаю, написано так, что заставляет задуматься над каждой строчкой. Такие книжки можно читать всю жизнь и учится быть человеком. Сейчас читаю его «Военного лётчика» не много легче, но всё равно шедевр. Вчера перед сном закончил на описании смерти одного чернокожего раба и очень задумался, вот послушайте:

            «Немало я видел таких обреченных;  первый, который мне встретился, не проронил ни слова жалобы; впрочем, на  кого ему было жаловаться? В нём угадывалась смутная покорность, с какою принимает гибель обессилевший горец,- зная, что ему уже не выбраться, он ложиться в снег и предаётся снегу и снам. Меня потрясли даже не его мучения. В мучения я не верю. Но со смертью каждого человека умирает неведомый мир, и я спрашивал себя, какие образы в нём гаснут? Что там медленно тонет в забвении – плантации Сенегала? Снежные белые города Южного Марокко? Быть может, в этом комке черной плоти меркнут лишь самые ничтожные заботы: приготовить бы чай, погнать стада на водопой…

Быть может, засыпает душа раба, - а может быть, пробуждённый нахлынувшими воспоминаниями, во всём своём величии умирает человек. И черепная коробка становилась для меня точно старый ларец.

Не узнать, что за сокровища уцелели в нём, когда корабль пошёл ко дну, - яркие шелка, празднично сверкающие картины, неведомые реликвии, такие ненужные, такие бесполезные здесь, в пустыне. Вот он, тяжёлый наглухо запертый ларец. И не узнать, какая частица нашего мира погибла в этом человеке в дни его последнего всеобъемлющего сна, что разрушилось в этом сознании и в этой плоти, которая понемногу возвращалась ночи и земле.».

Да!… не хочешь, а задумаешься…
И вот мои мысли, не сложившиеся, как уж получились:

Человек родился!
И в мире появился ларец
Куда он будет класть
И хлам и мусор,
И ценности, которых нет дороже,
И на земле
И во вселенной целой,
Они копились там века.
И может так случится
Что-то положить своё,
Уже не будет места,
И тащит он тот груз
По жизни горбясь,
И, мучает его он,
не давая развернуться
И подышать всей грудью…
Вот человек тот умер,
И может не о чем жалеть,
Исчезнет только то,
Что в каждом есть из нас…
Но я хочу поспорить!
Жалеть мы будем,
Не о том, что у него
В ларце  хранилось.
Своё он положил
В коробки наши
И память нашу загрузил
Своей любовью,
Поступками и делом,
Которое, по жизни
он творил, стараясь
не забрать всё ценное с собой!