Автор Тема: Лирика  (Прочитано 2054 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Войкин Михаил Иванович

  • Второй галс
  • **
  • Сообщений: 8
    • Email
.. Лирика
« Ответ #8 : 09 Января 2011, 01:17:20 »
История В.Маяковского романтична и  букет золотых японских хризантем своей символичностью трогает...)

Онлайн Valentina

  • Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 908
    • Email
.. Лирика
« Ответ #7 : 16 Июля 2010, 11:18:47 »
Замечательный клип по мотивам фильма Сергея Герасимова "Тихий Дон"

  Ах, судьба моя   http://files.mail.ru/L4FRIT 18.5мв

Роль Аксиньи стала одной из лучших работ Эллины Быстрицкой в кино. Актрисе удалось с большим мастерством пережить страстность натуры, силу чувства и обаяние простой донской казачки.
 Помимо нее, на Аксинью претендовали еще несколько актрис, среди которых были уже довольно маститые. Известен даже такой факт. Сыграть Аксинью захотела исполнительница этой роли в первой по счету экранизации романа в 1931 году - Эмма Цесарская. Но Герасимов поступил с ней довольно жестко: подвел к зеркалу, и все вопросы отпали. С не меньшим энтузиазмом мечтала сыграть Аксинью и другая известная актриса - Нонна Мордюкова. Причем ее притязания имели под собой более реальную почву, чем у Цесарской. Мордюкова была выпускницей курса, который вел Герасимов, и ее дипломной ролью была именно Аксинья. Более того, Герасимов оценил игру Мордюковой на "отлично". Поэтому, когда та узнала, что ее учитель собирается снимать "Тихий Дон", у нее не было и тени сомнений, что именно ее он пригласит на роль Аксиньи. Но роль досталась мало кому известной Быстрицкой. По словам самой Мордюковой, для нее это был столь тяжелый удар, что она едва не наложила на себя руки.
Чашу весов в пользу Быстрицкой перевесил сам автор романа - Михаил Шолохов. Однажды ему показали все отснятые пробы, и он, выбрав из них ту, в которой пробовалась Быстрицкая, воскликнул: "Так вот же Аксинья!"

Онлайн Valentina

  • Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 908
    • Email
.. Лирика
« Ответ #6 : 06 Июня 2010, 01:52:16 »
Омар Хайям (1048-1122), выдающийся ученый и философ своего времени, остался в веках благодаря прославившим его четверостишиям о любви и дружбе, вине и винопитии, о поиске смысла жизни и еще о многом.

            http://files.mail.ru/X2XR1G 71,6 мв
   
В архиве три отдельных файла: два видео и одна небольшая программа (раскрытая книга).

Оффлайн Лёвушкин Александр Алексеевич

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 2320
    • Email
.. Лирика
« Ответ #5 : 31 Мая 2010, 07:27:30 »
Спасибо, ребята!

Оффлайн Войкин Иван Михайлович

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 133
    • Email
.. Лирика
« Ответ #4 : 30 Мая 2010, 14:36:27 »
Это так романтично, просто нет слов.

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 17180
  • "Неделин" 1982-92
    • Email
.. Лирика
« Ответ #3 : 30 Мая 2010, 11:06:23 »
Это мне прислал Владимир Леонидович Казанов, к нему вопросы. Меня эта история тоже потрясла!
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Марчук Владимир Семёныч

  • Ветеран ПИК. Совет ветеранов
  • *
  • Сообщений: 2579
  • 66-69 - КИК "Сахалин"
    • Email
.. Лирика
« Ответ #2 : 30 Мая 2010, 10:22:20 »
Михалыч где это откопал? Маяковским особенно не увлекался, но история потрясающая, спасибо.

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 17180
  • "Неделин" 1982-92
    • Email
Лирика
« Ответ #1 : 29 Мая 2010, 20:30:48 »
Цветы от Маяковского.
 
О любви Владимира Маяковского к Лиле Брик все помнят по двум причинам: с одной стороны, то была действительно великая любовь великого, поэта; с другой - Лиля Брик со временем превратила статус любимой женщины Маяковского в профессию. И уже никому не давала забыть  об их странных и порой безумных отношениях; о букетике из двух рыжих морковок в голодной Москве; о драгоценном автографе Блока на только что отпечатанной тонкой книжечке стихов, - обо всех иных чудесах, которые он подарил ей.
А ведь  Маяковский творил чудеса не только для нее одной, просто о них постепенно  забыли. И, наверное, самая трогательная история в его жизни произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.

Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная  и  утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни  слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, "ледокола" из Страны Советов.
Она вообще не воспринимала ни одного его слова, - даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на  последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава.
Ее сердце осталось равнодушным.

И Маяковский уехал в Москву один.
От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась
тайная печаль, а нам - волшебное стихотворение "Письмо Татьяне Яковлевой" со словами:
 "Я все равно тебя когда-нибудь возьму - Одну или вдвоем с Парижем!"

Ей остались цветы. Или вернее - Цветы.
Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский
положил  в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным  условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов - гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем.

Парижская фирма с солидным  именем  четко выполняла указания сумасбродного клиента - и с тех пор,  невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой:
"От Маяковского".
Его не стало в тридцатом году - это известие ошеломило ее, как  удар:
неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что oн регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы,

Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял  на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все  живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.
Она уже не  понимала, как будет жить дальше - без этой безумной любви, растворенной в цветах.  Но в распоряжении,  ocтавленном  цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова про его смерть.
И на следующий день на ее пороге возник  рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: "От Маяковского".
Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается
воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось.
Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом,  когда о нем уже  забыли.

В годы Второй Мировой, в оккупировавшем немцами Париже она выжила  только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Если  каждый цветок был словом "люблю", то в течение нескольких лет слова его любви спасали ее от голодной смерти.
Потом союзные войска освободили Париж,  потом, она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в  Берлин - а букеты все несли.

Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды. И уже как пароль, который дает им пропуск в  вечность, говорили в конце семидесятых, yлыбаясь улыбкой заговорщиков: "От Маяковского". Цветы от Маяковского стали теперь и парижской историей.

Советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери и всегда мечтал попасть в Париж.
Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника.
Они долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными.
В этом  уютном доме цветы были повсюду - как дань легенде, и ему было неудобно расспрашивать седую царственную даму о когдатошнем романе ее  молодости: он полагал это неприличным. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны?
Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд... -
Пейте чай, - ответила Татьяна - пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь?
И в этот момент в двери позвонили.

Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного, букета золотых японских хризантем,  похожих на сгустки солнца. И из-за охапки этого сверкающего на солнце  великолепия голос посыльного произнес: "От Маяковского".

У рассыльных привычный труд, -
Снег ли, дождик ли над киосками, -
А букеты его идут
Со словами: от Маяковского.
Без такого сияния,
Без такого свечения
Как не полно собрание
Всех его сочинений

Стихи Аркадия Рывлина

Никто пути пройденного у нас не отберёт