Автор Тема: Как нынче служат  (Прочитано 1744 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн Горлов Константин Алексеевич

  • Ветеран ПИК. Председатель отделения
  • *
  • Сообщений: 1770
  • первый экипаж
.. Как нынче служат
« Ответ #9 : 03 Декабрь 2010, 06:01:54 »
Как говорится - комментарии излишни

Оффлайн Карпов Александр Георгиевич

  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 806
.. Как нынче служат
« Ответ #8 : 02 Декабрь 2010, 17:48:15 »
РАЗБОР УЧЕНИЙ "ВОСТОК-2010"
http://shurigin.livejournal.com/217866.html#cutid1

...На втором этапе учений, подразделения и части, которые сразу были привлечены к учениям, покинули свои полевые лагеря. Когда шли репетиции «Востока 2010», личный состав возвращался все время в полевые лагеря, а теперь во время самих учений, лагеря необходимо было покинуть. Во время учений и отсутствия в лагере их должны были так же кормить гражданские организации. Но это оказалось очень проблематично, подрядчики не успевали за войсками. Поэтому вскоре многие части и подразделения, оказались, как и их коллеги, голодными и без полевых лагерей. И опять личный состав выживал, как мог. Сухие супы «Ролтон» и деревенские продмаги оказались главным «тылом» нашей армии.
...
После показа по средствам массовой информации красивых полевых лагерей, гражданских рабочих, которые обслуживали солдат в них, Министерство Обороны заявило, что система тылового обеспечения себя оправдала. Жалко, что при этом они не показали голодных мокрых солдат, которые дрожащими руками кипятят на костре котелки с «Ролтоном»…
Все вышесказанное усугублялось отвратительной организацией...(с)

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 18354
  • "Неделин" 1982-92
.. Как нынче служат
« Ответ #7 : 02 Декабрь 2010, 11:18:11 »
Новые граждане 1 ДЕКАБРЯ 2010 г. МИХАИЛ ДЕЛЯГИН

Вот уже скоро десять лет мы живем под непрерывный аккомпанемент заклинаний о гражданском обществе, необходимость построения или процесс становления которого обеспечит-де нам наконец нормальную, цивилизованную жизнь, как в фешенебельных странах Запада. Логика проста: на Западе это есть — значит, чтобы жить, как на Западе, надо перенести «это» в свою повседневную жизнь.

За годы либеральных реформ в роли панацеи от всех общественных болезней перебывали и демократия, и рынок, и правовое государство, и «вертикаль власти», и распространение презервативов в школах, и высокие технологии, и — гражданское общество.

Убаюканные официальной пропагандой и заклинаниями почти одних и тех же культуртрегеров, меняющих лишь проигрываемые ими пластинки, мы уже готовы признать гражданским обществом совокупность филателистов, кактусоводов и благотворителей — разумеется, под бдительным присмотром политологов в штатском. В крайнем случае мы понимаем под «гражданским обществом» профессиональных правозащитников, с изумительным постоянством защищающих заранее известную и строго определенную «социально близкую» сторону, или разнообразных грантополучателей, с той или иной степенью добросовестности отрабатывающих средства самых разнообразных государств — включая, в последние годы, и российское.

         К сожалению, забвение имен, от которого предостерегал еще Конфуций, приводит к поправкам не в словарях, а в жизнях. Отворачивающиеся от реальности не отменяют ее, но лишь делают ее проявления внезапными и болезненными для себя.

         Гражданское общество не высоконаучная абстракция, а всего лишь самоорганизация людей ради защиты жизненно важных для них интересов от любых угроз — от государственной бюрократии до обыденной преступности и собственной дури.

         В реальной, не оплаченной грантами жизни такая самоорганизация не оформляется в структуру. Члены гражданского общества не произносят речей, не пекутся о правах человека, почти полностью поглощены бытом и не любят пустых разговоров.

         Но это детали.

         Ибо гражданское общество в России есть.

         Если его сильно допечь, если цинично и последовательно подвести его членов к грани десоциализации — оно готово противостоять даже власти, бороться за свои права, бросаться на бульдозеры, как было в бесчисленных «Речниках», Сочи и Южных Бутово по всей России.

         Но обычно оно молчаливо, пассивно, ограничено двором или микрорайоном — и потому по-русски жертвенно проигрывает почти любому внешнему агрессору, попирающему его права, от коррумпированной бюрократии до банды уголовников, нанявших адвоката и отстегивающих участковому.

         Так было почти все 90-е и все 2000-е.

         Именно в этой слабости самоорганизации заключается внутренняя причина русской Катастрофы, продолжающейся и по сей день.

         И именно эта ситуация начинает стремительно меняться на наших глазах.

         Мехи беспомощной и пассивной «соседской общины» наполняются качественно новым «вином» — армейскими офицерами и профессиональными прапорщиками.

         Военная реформа, каким бы ни был ее, вероятно, гениальный стратегический умысел, в ее сегодняшнем виде, насколько можно судить, означает стремительное и последовательное уничтожение целого социального слоя — российских профессиональных военных.

         Бездушной начальственной волей эти люди выбрасываются на «гражданку», к которой они не приспособлены, — и мучительно приспосабливаются к ней. Естественно, они находят и поддерживают друг друга, образуя то, что наука пышно именует «социальными сетями». Бывших военных объединяют привычка к организации, взаимовыручке, готовность жертвовать собой, потребность выполнения приказа (причем по памятному принципу «мы за ценой не постоим») — и жгучая обида на руководство, лишившее их любимого дела и, строго говоря, смысла жизни.

         Не стоит идеализировать российское офицерство, но сейчас армия отторгает, насколько можно видеть, его лучшую часть, оплодотворяя ею загнившее российское общество.

         Принципиально важно, что значительный слой армейских офицеров и прапорщиков гармонично соединяет в единое социальное целое две разрозненные до того социальные группы — рядовых ветеранов и офицеров спецслужб.

         По оценкам ветеранских организаций, с распада Советского Союза «горячие точки» прошло около 600 тысяч мужчин. Их абсолютное большинство не получило никакой социальной помощи и психологической реабилитации — и до четверти их числа подверглись лишению свободы, пройдя в итоге двойную школу: армейскую и тюремную.

В силу полученных при этом психологических травм и специальных навыков им до сих пор неуютно. Как сказал один из них, «мир отличается от войны тем, что враги одеты в твою форму». Они жаждут возвращения смысла жизни, но, как правило, не в силах найти его самостоятельно.

         В мирных условиях этот смысл могут вернуть те, кто давал им его в условиях «горячих точек» — офицеры, теперь изгоняемые из армии и воссоединяющиеся со своими бывшими подчиненными в новых условиях.

         Но сами армейские офицеры тоже привыкли ждать — если не приказов, то хоть ориентировок. В этом принципиальное отличие России от Африки и Латинской Америки.

         А ориентировать их могут только выдавленные также в гражданскую жизнь офицеры разнообразных спецслужб, пусть даже и армейских. Обладающие разнообразными специальными навыками, они способны на организацию и направление масс обычных офицеров, изгоняемых из армии в рамках реформ.

         Первоначально офицерство, в целом воспринявшее патриотические декларации и (на первом этапе) действия российского руководства в начале 2000-х, было одной из его существенных политических опор. Эти люди в массе своей были честными энтузиастами, и стремительное распространение в спецслужбах коррупции, семейственности, клановости и бюрократизма привели к их недовольству, а часто — и к демонстративным отставкам.

         Выдавленные со службы (и частично еще оставшиеся на ней) патриотически настроенные офицеры, привыкшие прямо ассоциировать себя с государством, действовать от его имени и ради его блага, способные к подчинению, командованию, организации и самоорганизации, становятся стержнем качественно нового гражданского общества России. Его настроения, намерения и действия определят всю политическую жизнь нашей страны после 2012 года.

         Острое и часто даже болезненное осознание своей отделенности от штатского большинства вынуждает это новое гражданское общество действовать в формально прежних рамках и даже организационных структурах — партиях, общественных организациях, военно-патриотических клубах.

         Однако оно сознает исчерпанность этих форм и не позволит вновь превратить себя в компост для нового поколения коррумпированных бюрократов.

         Новое гражданское общество, невольно создаваемое военной реформой, рвется в политику и все более полно осознает свои коллективные интересы, осознаваемые им как высшие интересы государства. Если оно не получит их адекватного политического выражения в ближайшее время, оно обеспечит их само: чуть позже, но уже по своим правилам, а не по правилам чинуш, никогда не смотревших в лицо смерти.

Автор - председатель партии «Родина: здравый смысл (РЗС)», д.э.н.

http://www.ej.ru/?a=note&id=10586
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Пресняков Михаил Васильевич

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 1358
  • "Чумикан" 1976-1979
.. Как нынче служат
« Ответ #6 : 29 Июль 2010, 11:15:07 »
А я вот по прошествии 34 лет после школы связи на о.Русский (Русский Освенцим) думаю что не зря там побывал. Пусть за полгода совершенно не научился специальности (потому-что не учили), пусть потерял за это время 17 кг. веса, пусть меня там били, издевались, голодал, не давали сутками спать, гоняли с духовыми инструментами с полной аммуницией по сопкам и играя при этом какой-нибудь марш и потом зализывая разбитые губы и дыры от выбитых зубов.....И вот когда уходили из учебки под Славянку - многие плакали и я тоже, и самое странное это то, что было жалко расставаться, потому что мы под конец учебки научились сопротивляться всем вышеперечисленным и многим не названным перепитиям. Я перестал бояться любых трудностей, я поверил в себя, научился выживать и сумел не озлобиться на весь белый свет.... Конечно было много перегибов с такой системой обучения...
А вот с такой армией, в которой будут готовить менеджеров я не согласен. Это и в самом деле во время боя каждый будет заниматься только своим непосредственным делом, а живую силу противника пусть убирают спец. снайперы и стрелки. Такому солдату ничего и не прикажешь, а офицеры деградируют или станут инженерами по обслуживанию техники.
Вспомнились "партизаны" в учебке, когда приходили на переподготовку отслужившие матросы. Вроде и в форме ходили, а офицеров не слушались, пьянствовали да бродяжничали ...

Оффлайн Громов О.С.

  • Ветеран ПИК
  • *
  • Сообщений: 918
.. Как нынче служат
« Ответ #5 : 29 Июль 2010, 10:16:48 »
Цитировать
Мне кажется, что в плане "гуманизации" военной  службы - это правильно.
Толя знать бы к чему это гуманизация приведёт? Не получится ли так, что военный не пойдёт в бой, из-за того, что МТО не подвезли воду, как это было у америкосов в Афганистане. Излишняя гуманизация приводит к необратимым последствиям.
Цитировать
офицеры в массовом порядке у нас не готовятся к индивидуальной подготовке матросов.
Конечно у нас дошли до того, что будущий офицер, отучившись 5 лет, по выпуску, уже идёт на сержантские должности. Бред какой то.

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 18354
  • "Неделин" 1982-92
.. Как нынче служат
« Ответ #4 : 29 Июль 2010, 10:04:29 »
Тема очень интересная. Могу поделиться своей тз.
Во-первых, офицеры в массовом порядке у нас не готовятся к индивидуальной подготовке матросов. Я совершенно убеждён, что наше соединение было тут исключением. Редчайшее сочетание методик подготовки РВСН, ПВО и ВМФ. Мне кажется, что в плане "гуманизации" военной  службы - это правильно. Только бы хватило мозгов и терпения довести это дело до конца.
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Громов О.С.

  • Ветеран ПИК
  • *
  • Сообщений: 918
.. Как нынче служат
« Ответ #3 : 29 Июль 2010, 09:02:44 »
Когда я призывался, я наоборот хотел куда-нибудь подальше от дома, даже был выбор, танковые войска (2года) Магадан (где я жил) или ВМФ (3года, не известно где) и я выбрал ВМФ (и очень горд этим). Я хотел испытать себя на прочность, потому что видел какие мужики приходят из Армии. И я хотел быть таким мужиком, настоящим мужиком, а не картонным.
Да трудно было по первости и уборки, и работы, изучение БП, специальности, БЗЖ, устройство корабля (после отбоя), чистка картошки на весь корабль, покраска корабля, загрузка корабля перед походом провиантом, да и много других работ, которые не относились непосредственно к специальности телеметрист.
Просто сейчас представил, что я сейчас сидел бы в Боевом Посту и нос бы не высовывал, а за меня кто то занимался бы борьбой за живучесть, что бы меня спасти если чо, кто то мне робу бы гладил, что бы я на построение выходил как с иголочки, кто то бы корабль загружал провиантом, что бы я пожрать в походе мог бы, кто то корабль красил и т.д., а я бы отсидел бы в посту свои 8 часов и на выходные смотался бы. Ну а если бы, предположим Морозов (командир Сибири) приказал бы мне, помочь спустить бочку спирта с юта в кладовую, я бы ему сказал: а не пошёл бы ты родной, я телеметрист, ищи того, кто этим делом должен заниматься.
Сейчас пишу, а у самого волосы дыбом становятся, у нас что вооружённые силы готовят кисельных барышень или вояк? Что у нас своего ума и опыта не хватает, что мы всё дерьмо с запада тащим? У нас что уже своего ни чего не осталось?
По поводу, придёт или не придёт сын со службы к родной матери: Это же конечно же счастье когда сын живой вернулся с Армии, но я сомневаюсь, что из этого сына выйдет настоящий мужик, придёт капризная кисельная барышня, которая всю жизнь будет сидеть на шее у своей мамы и говорить, а мне не положено гвоздь вбивать в стену, найди мастера, мне не положено физически работать, так как я человек творческий и т.п.
Лично я вот так понимаю, эти преобразования в  вооружённых силах России. Этим вооружённым силам, далеко до Вооружённых Сил СССР.

Оффлайн Кутузов Сергей Иванович

  • Второй галс
  • **
  • Сообщений: 8
.. Как нынче служат
« Ответ #2 : 29 Июль 2010, 05:45:34 »
А че это они воют? Что нельзя теперь солдата али матроса заслать куданить на дачу, а другого не пошлешь машинку свою посмотреть, что-то в ней застучало, третий теперь не пойдет икорку добывать. Тоска. Иди ротный, пиши планы БП и ПП и ТД... Вот это тоска... А что прикажешь ему делать? Срочнику бедному, пойти к комбату,написать рапорт "Пошлите меня в ЧР-ту ? На рога, или в часть где годковщины побольше,больно хочтся покуражиться на кем нить. А что мамки писают в потолок,так пускай писают, может он у не один, кормилец, дай бог придет домой, живой здоровый. И поможет матери н старости лет,пусть без подвигов и боевых наград, зато не отдасть здоровье или жизнь за этих двух сросшихся головами и жопами меж собой. Че то я резанул. Извини, Анатольич.А хотелось же сказать " Да не дай Бог так служить, мыж не педики!"

Оффлайн Ковалёв Александр Анатольевич

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 533
  • Телеметрист с "Сибири". Р-3-21. ДМБ-весна 1983
Как нынче служат
« Ответ #1 : 28 Июль 2010, 19:08:56 »
У нас, неподалёку, в Юрге появилась экспериментальная в/ч с дальним прицелом на все ВС.  Рабочий день с 8 до 17 с обязательным сном(!) в обед, приборка на территории - вольнонаёмные дядьки, приборка в казарме а также готовка, стирка - вольнонаёмные опять же тётки. Два полноправных выходных, дабы люди воинские вздохнуть смогли от непосильных тягот и лишений воинской службы (присяга!) и домой погулеванить смотались...... Мамки писают в потолок от счастья, командиры на уровне ротных воют от тоски, солдатушки бахвалятся друг перед дружкой новыми мобилами и домашними приключениями.... Никакой годковщины, никаких неуставных взаимоотношений! Шоб мы так жили. в те прошлые наши годы...
Не ждите чуда - чудите сами!