Автор Тема: ОТДРАЕН ВЕРХНИЙ РУБОЧНЫЙ ЛЮК  (Прочитано 1616 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Граждан Валерий Аркадьевич

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 180
.. ОТДРАЕН ВЕРХНИЙ РУБОЧНЫЙ ЛЮК
« Ответ #2 : 07 Декабря 2014, 17:27:33 »
 Служил на одной из первых АПЛ 659 проекта в экипаже Вереникина в 45-ой дивизии. Так свела судьба, что "на якорь" оба встали в Ульяновске. А вскоре снесли мы нашего ветерана ВОВ на погост. Я замерял уровни радиации и загрязнения на ЯЭУ и в отсеках и давал "добро"на работу спецтрюмных. Похоже, что из нашего "пионерского" экипажа остался один. Тишина в отсеках. Но более вспоминается плафон забортной и осыпавшаяся пробка теплоизоляции при ЧП. Валерий.

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 17365
  • "Неделин" 1982-92
ОТДРАЕН ВЕРХНИЙ РУБОЧНЫЙ ЛЮК
« Ответ #1 : 29 Октября 2014, 20:11:16 »
Юрий Васильевич Сувалов.
Памяти подводников посвящается!
«В море соли и так до черта,
Морю не надо слез.
Наша вера сильней расчета,
Мы идем на «Авось!»
А.Вознесенский

В море такая команда звучит при всплытии в надводное положение после продувания средней группы цистерн главного балласта.
Вот и мы подошли в точку всплытия, прослушали горизонт, определились с безопасностью. Всплыли на перископную глубину, быстро осмотрев в перископ горизонт, дал команду: - Всплывать! Продуть среднюю!

На лодке с отработанным экипажем, отшлифованным ГКП и говорить-то особенно нечего, так короткие команды. Когда экипаж отработан, как сейчас у нас, все катится само собой, ни суеты, ни лишних слов, ни жестов. Каждый человек расписан и точно
знает, как и что ему делать. Старшина команды трюмных крутанул клапан экстренного продувания, и воздух, урча, рванул в цистерны главного балласта. Лодка всплыла в позиционное положение и закачалась на волне.

Еще полгода как я  командир, но уже за плечами командирская автономка, четыре моря, с американцами успел пободаться. По трапу на мостик, повернул рукоятку кремальеры, откинул крышку верхнего рубочного люка, осмотрел горизонт и по каштану с мостика доложил: - Отдраен верхний рубочный люк! Продуть главный балласт!

Воздух морской после лодки влажный, противный, йодом, тленом пахнет. Ночь, мягкий бархат тьмы, только звезды блещут, луна над горизонтом, огромная, как живая, Южно Китайское море.

Пока выходил на мостик, команды давал, стараюсь не крутиться, ни до чего не дотрагиваться. Трюмного жду. По расписанию, сразу за командиром специалист-трюмный выходит. Освещает ограждение мостика, осматривает, протирает и готовит к погружению верхний рубочный люк, так заведено на подводных лодках.

Стою, не шевелюсь. Кто его знает, что можно при всплытии на мостик подцепить. Один раз, еще лейтенантом, в косяк ставриды попали, так в надстройке столько рыбы было, ведрами таскали. А кто знает, какая зверюга в южных морях может на мостике оказаться. Как-то раз уже здесь в Камрани отправили меня на катере для обеспечения безопасности дифферентовки дизельной подводной лодки, командир Валера Григорьев. Дифферентовка дизельных лодок происходит без хода, прямо здесь в бухте Бинь-Бяо. При дифферентовке проверяется фактический вес лодки, и приводят его разницу с расчетной близкой к нулю. Для чего, можно прочитать у Архимеда. Так вот, дизелюха начала медленно уходить под воду, только часть рубки над водой осталась. Удифферентовались. Всплыли. Я ближе подошел, спросить про замечания. Смотрю, командир на мостике, руками машет, что-то кричит, а по нему что-то двигается.

На всех кораблях надводных и подводных есть крысы, это настойчивые спутники всех моряков, кто бы, что не говорил. В Камрани на лодке в прочном корпусе жарко, душно, только человек, обливаясь потом, может выполнять свою работу. А вся живность лодочная такое издевательство над организмом своим выдержать не может, вот крысы и переселились в надстройку. И когда лодка начала медленно погружаться, они, уходя от воды, сместились в район верхнего рубочного люка, а тут и командир к ним.
А еще змеи морские. Как-то нырнул, в грот подводный попал, вода в бухте прозрачная, как в Красном море. Плыву, а впереди меня метрах в двух змеища огромная, полосатая. Я назад, куснет, это все, уже никто не поможет. В Камрани такого добра, как змей, каких только нет. На плавбазе Шарик - пес дворянский был. С нами купаться бегал, отскочил в зеленку с узкой полоски берега, заскулил бедняга и минут через пять кончился. В общем, когда мы ночью всплывали, я с осторожностью выходил на мостик.
Как-то раз всплыли днем, смотрю, ползет ко мне гадина,зубы скалит. Зубья здоровые, белые, с каждого яд каплет. Тут старшина команды трюмных подоспел. Справились мы вдвоем с гадом, яда сцедили тогда полбанки, очень лечебный. Помогает, особливо от превратностей судьбы. Может кому надо?

Так что опасаюсь ночью на мостике, мало ли что. И в этот раз всплыли в надводное положение, ночь, руки не видать, звезды алмазами, да усы бело-голубые от носа лодки расходятся. Ограждение мостика осветили, осмотрел, все спокойно. Старшина трюмных вниз спустился. Один я на мостике остался, воздух ночной вдыхаю и закурить пытаюсь. Первая сигарета всегда такая противная, вонючая, что немедленно ее с омерзением за борт, через секунды вторую, третью. И вот прикуривая, вдруг кожей почувствовал, стоит рядом со мной женщина, вся в черном, лица не разглядеть, стоит и молчит. Я тоже молчу. Помните "Кавказская пленница", когда к жениху «рэзать» пришли, так там красавица Варлей, с ней бы я разобрался, пусть сколько угодно молчит. Тут
из люка заорали: "Прошу разрешение на мостик", и видение пропало. Шло от этой женщины что-то, может немного сочувствия, может предупреждение, но вряд ли угроза, или позвать куда хотела? Или предупреждала, что впереди испытания, и ты будь готов, тогда все живыми домой придете, и лодка цела будет? А может, что напрасен наш труд, что через пять лет уже не будет нашей дивизии, что не будет СССР, что люди за ваучеры промолчат про Родину, забудут про долг и честь, и главное место в мозгах людей займет доллар. А может еще чего страшнее для России уготовано? Какая-нибудь мерзкая революция олигофренов. Это сейчас я так
думаю, а тогда? Тогда по спине холодок, подводники суеверные люди, а тут такое.

Помню первые свои выходы в море еще лейтенантом. Я -вахтенный офицер на мостике, рядом командир лодки Кожевников и заместитель командира 26 дивизии подводных лодок капитан 1 ранга Мазульников, очень толковый, требовательный и обаятельный человек с точки зрения моряка, несмотря на всю его суровость. Вот от него- то я и научился первым морским суевериям.
Отрабатываем элементы задачи два, что-то только что закончили, море штиль, хоть и зима, но тепло, идем по ветру. В то время, выходя на задачу, да любой выход в море по плану боевой подготовки это 30-40 суток, не как сейчас. На три дня весь
флот в море, КШУ называется, попробуй за три дня научись чему-нибудь. В общем уже мы наморячились, а сейчас расслабуха, наш командир на буй-вьюшке удобно устроился и потихоньку насвистывать стал. Вдруг замкомдива Мазульников задергался:

- Где, что, как? Кто посмел?
Я тоже закрутился, что случилось не пойму, разобраться быстро надо, а то "по шее" вмиг схлопочешь, вахтенный офицер соображать быстро должен.
- Это ты, командир! Да разве можно на мостике свистеть!

Затем началась отработка вахтенных офицеров по выполнению маневра "Срочное погружение". Кого отрабатывать? Конечно меня, потому как один я такой на лодке, который только что с училища. Все нормально сработали, погрузились на 40 метров. Начали отработку маневра "Аварийное всплытие" боевой сменой. Дали воздух на продувание цистерн главного балласта, ход увеличили. Лодка вылетела на поверхность и завалилась градусов 20 на левый борт. Видел в глазах смятение, суетливые команды и доклады по
"каштану", но тогда я еще ничего не понимал. Но запомнил, ничего зря не бывает и не проходит. Потом были еще и еще случаи, короче к моему становлению на лодке старшим помощником я уже стал оформившимся мистиком, который знает подводную службу, верит в приметы и всячески поддерживает флотские традиции, которые были еще на заре рождения флота. Стал нормальным моряком.

Вот и сейчас встреча оставила неприятный холодок, женщина в черном, на мостике...? Нужно подумать, повнимательнее быть. В ограждение рубки набилось народу, моряки курят, что-то оживленно рассказывают, кажется, как будто встретились первый раз. Внизу в чреве атомохода, там разговоры совсем другие, здесь на воздухе, наверху, все совсем иное, как на проспекте в городе встретились. Всплытие! Не зря у подводников тост: "Чтобы количество погружений равнялось количеству всплытий".
Пришвартовались к четвертому пирсу. Меня комдив Спирин к себе, грамотный моряк и очень хороший человек:
- Ты командир смотри, тут Горбачев, апрельский пленум, перестройка, война с пьянством, своих предупреди.
Про щепки рассказал, это когда лес рубят. И началось... Утреннее и вечернее обнюхивание. Списки требуют, кто перестроился, кто нет. Не зря тетка привиделась. Меня как-то тоже, вечером на корпусе лодки фильм с экипажем смотрю, вызывают к начальнику штаба эскадры, адмирал Девятайкин - замечательный моряк был. Вот меня и еще одного командира к начальнику штаба, даже на уазике за нами приехали. Зашли, доложили ему, что, дескать, вот мы прибыли. Косит глазом адмирал, вопросы разные задает. Не
выдержал, говорит:
- Сознавайтесь, пили?
Я догадываюсь, почему нас тогда вызвали, но к нам отношение это не имело. Огородников, командир лодки:
- Да нет, Вы что? - А Вы понюхайте! – я тоже возмутился.
Морщится адмирал, начинает учить, Огородникова жучит:
- Ты старый, а этого чего за собой тащишь?
Ох, и не люблю я, когда меня за мальчика, взвился:
- Вы чего, товарищ адмирал? Значит, атомоход водить могу, авианосцы гонять могу, а напиться молод?

Захохотал тут адмирал, выгнал нас: "Идите с Богом". Вскоре погиб адмирал, самолет упал. Почему-то лучших всегда судьба быстро забирает.
Скажем так, берег нас встретил неласково. Надо занять, разгрузить экипаж. Вот мы по берегу в свободное время и болтались в составе экипажа. Футбол, ракушки разные, плавание, потом "баобабы" ихние выкапывали, четвертый пирс украшали. Целую аллею посадили, жива ли? В такую жару, в песок, уж не знаю, что там выросло? Там со змеями и познакомились.

Как-то за кораллами пошли, нырнули, а там лес коралловый, как сказка подводная. Лодка отрицательную плавучесть получила, моряки их столько натаскали. У меня спорт, утром и вечером пробежка. Вечером темно, с тыльной стороны спортплощадки бегу, всегда боялся на змею наступить, и вдруг, под ноги варан с собаку, это сейчас я знаю, что варан, а тогда в каком-то ужасе я умудрился отвесить ему такого пинка. Бедный варан, хрюкнув, взлетел и скрылся в кустах, меня пот прошиб, и бегать расхотелось.
Для правок свой рассказ поместил в "Одноклассниках". Володя Басов, мой одноклассник по училищу, присылает в комментариях: "Кончай людей пугать, самое страшное в Камрани - это бананами обожраться." Разобрались мы. Они в Камрань в 77-80 годах несколько раз заходили. Тогда никого не было, самый большой начальник командир лодки был. И встречали их наш консул, а на обед приглашал чуть ли не сам Хо Ши Мин. А нас встретил апрельский пленум Горбачева, и неуемное желание политработников всех и все перестроить, правда, не знали как и зачем.

Ладно, пережили, опять в море. За конвоем бежим. Следим за ним, а потом по приказанию атаковать. Разнести конвой в пух и перья.
Это учение у нас на эскадре. Вот только со слежением у нас на лодке худо, акустика не работает, поэтому единственное средство для наблюдения перископ, т.е практически ты должен быть на поверхности, иначе глухой пока нырнешь, да вынырнешь в кого-нибудь и влетишь. Вот мы без всякого расчета, одна интуиция и тупое русское "Авось", бежим за конвоем. Разгромили мы тот конвой. Только со скрытностью плохо, перископ хоть и небольшой и мало времени над водой, но три-четыре подъема, и тебя локацией вычислят, а там приголубят и приласкают какой-нибудь бомбочкой. В базе с акустикой разобрались. Обтекатель
гидроакустической выгородки разрушен, дыра сантиметров 50 на 60. Когда зимой выходили из Павловского, ночь, лед, чтобы пробиться, приходилось разгоняться на турбинах и изображать из себя ледокол. По плану в 22.00 выход из базы, даже ледокол заказали, он вечером по бухте поелозил и ушел. Нам "Добро" на выход не дают. Ждем чего-то? Часика в четыре штаб флота документы привез. Вот тогда-то мы и начали ледоколить. Конечно, обтекатель гидроакустической станции порвали, а вода морская, она живая, если что не так, быстро приберет. Так что этот "Авось" наш, вредная вещь, но пока незаменимая. Пока!

Валера Бычков, командир БЧ-4, РТС со своими матросамизалез в выгородку через все эти щели в носовой надстройке и заменили ПИУ-1. Скажете, а как же под водой, что ли? Да под водой меняли, вернее хоть лодку и удифферентовали на корму насколько это возможно, а на пробоину в выгородке "пластырь" из обычного матраса наложили, но находились они ниже действующей  ватерлинии, и, если что, то вряд ли они оттуда выползли бы, хотя и подали мы туда средства защиты. Сколько этих "Авось" было на кораблях наших флотов?

Сейчас, когда есть компьютер, когда рассекречены данные, которые нам подводникам не всегда доводили даже по секрету, с удивлением и содроганием обнаруживаешь, что выпало на долю подводников, особенно, подводников-атомоходчиков первого поколения. Они сделали огромное дело, на их плечи легло это великое подводное противостояние, процесс познавания атомных кораблей, новых глубин, скоростей, новых тактических приемов и способов ведения подводного боя. Лодки были первыми и далеко не безопасными, но нужно было успеть, догнать, суметь, выдержать. Сколько подводников за этозаплатили своими жизнями, здоровьем, сколько сгорело в радиационном тумане.

Чтобы не быть голословным предлагаю для ознакомления таблицу.
Посмотрите, люди, сколько трагедий, сколько мужества, сколько ошибок. Да, гибнут моряки, гибнут корабли. Скорбите, глотайте слезы, но не вопите с радостным высокомерием, что вот они, вот они какие! Не уподобляйтесь, тем, кто кричит, пряча свои лица и имя: "Акела промахнулся, Акела промахнулся!" Тем, кто ради собственного самоутверждения, готов оскорблять собственную  страну и унижать ее воинов.

Крупные аварии и катастрофы подводных лодок ВМФ
Подводная лодка                                                                Причина гибели или аварии
 


Как-то меня с раздражением спросили, вот скажи, что ты
помнишь хорошего про службу?
Я ответил: «Счастье, настоящую мужскую работу, гордость». 

И за это моряки щедро платили!
"Уж так повелось, что матрос на вершине печали,
Натянет фланельку, которой нет в мире белей.
Поэтому так берегут моряки белых чаек,
 Ведь в чаек вселяются души погибших друзей". (А. Розенбаум)

 2013год
Никто пути пройденного у нас не отберёт