Автор Тема: ШАНС ИЗ БЕСКОНЕЧНОСТИ  (Прочитано 871 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн Руденко Сергей Николаевич

  • ВМФ СССР
  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 4683
  • ЧУМИКАН 1979-1982 г БЧ-4
    • Email
.. ШАНС ИЗ БЕСКОНЕЧНОСТИ
« Ответ #4 : 30 Октября 2014, 17:41:28 »
Алексей Иванович просто  00_10 .118 __0_09 0__16 0__355
Мы все пройдем , но  флот не опозорим !!!!

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 15848
  • "Неделин" 1982-92
    • Email
.. ШАНС ИЗ БЕСКОНЕЧНОСТИ
« Ответ #3 : 30 Октября 2014, 16:03:21 »
Я дочитал до конца, Алексей Иванович! Очень увлекательно. Меня поразило то, что это пишет инженер, то есть Вы. Учтены все "тонкости взаимоотношения" двух миров. Относительность времени, места.
Замечательно.
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Онлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 15848
  • "Неделин" 1982-92
    • Email
.. ШАНС ИЗ БЕСКОНЕЧНОСТИ
« Ответ #2 : 29 Октября 2014, 20:51:41 »
Новый роман, теперь фантастический, от Алексея Ивановича. Но я бы не позиционировал его так строго. Скорее это, в стиле Алексея Ивановича - размышления и философия, очень нестандартная философия (хотя разве может быть философия стандартной?).

Очень рекомендую - мозги сильно разминает.
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Сухих Алексей Иванович

  • Почётный ветеран
  • **
  • Сообщений: 23
  • НИИИС (Г-4598)
    • Email
ШАНС ИЗ БЕСКОНЕЧНОСТИ
« Ответ #1 : 29 Октября 2014, 20:47:06 »
В созвездии    Большой Медведицы у второй звезды,     
образующей ручку ковша(называется Мицар), мерцает едва
различимая  невооружённым глазом   звёздочка(называется Алькор)
В древней Греции по  этой звёздочке определяли остроту зрения.
Если человек  видел эту звёздочку, то он мог гордиться своим зрением.
                                      ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Чёрные дула пулемётов смотрели прямо в глаза и увеличивались до фантастических  размеров, закрывая строй солдат, деревья, автомобили за ними,  всю землю и всё небо. Всё поглощающие и завораживающие маленькие чёрные зрачки пулемётов на тонких ножках, за которыми солдаты в чёрных мундирах деловито прилаживали на пулемёты диски и устраивались поудобнее на брошенные на землю плащ-палатки, отнимали последние искорки воли и затуманивали сознание. И не было никаких сил, чтобы оторваться от этих зловещих, сковывавших волю и чувства, ничего не выражающих зрачков смерти. И тупая пульсирующая мысль «это случится сейчас, сию минуту» глухо стучала в теле Славина от босых пяток до кончиков поседевших волос.
Славин стоял в ряду с сотней таких же полураздетых избитых и измученных людей, так же смотревших в дула пулемётов. Людей, которых уже ничего не могло спасти. Людей, которые должны были умереть  насильственной смертью. И единственной виной которых было то, что  они хотели жить среди родных, друзей и любимых под ясным или хмурым, но родным мирным небом.
Всё это было противно существу человеческому,  созданному для жизни, для созидания. Противно и ужасно для человека, который стоял и думал о том, что его, единственного, сейчас не будет. И никогда не будет. Счастлив тот, кто умирает  вне сознания или тот, который дожил до тех лет, когда нет больше ни чувств, ни желаний. Или тот, у кого есть большая уверенность в своём выполненном предназначении.
Инженер Михаил Славин, оборванный, избитый, исхудавший, но ещё крепкий и стройный мужчина 28 лет, поседевший шатен с упрямой складкой над переносицей, молча стоял в ряду похожих друг на друга мужчин и смотрел парализованным взглядом на пулемёт. Ему хотелось закрыть глаза, спрятаться за чью-то спину, бежать. Но напряжённая всё отнимающая мысль о последней минуте жизни привязывала его к месту и не давала сдвинуться. Всё! Выхода нет. Конец.
А день был  тёплый, как иногда бывает осенью. Ласковое вечернее солнце светило чуть сбоку трагической  шеренги и отбрасывало косые тени от неё в глубокий ров, на краю которого она была построена. Мягкий ветерок с отеческой заботливостью приглаживал взлохмаченные волосы обречённых и снимал с измученных лиц холодный пот.  И если приговорённые могли бы отвернуться от зловещих военных в чёрных мундирах, и не смотреть в глаза друг другу,  этот день ничем бы не напоминал последнего дня для этих людей и для инженера Славина. До Славина доносились негромкие слова команды, слышались звуки от передёргиваемых затворов и весёлый смех в стороне группы офицеров, разговаривавших с комендантом. Они разговаривали о предстоящей вечерней пирушке, о фрейлен Еве, которая приехала из Берлина к обер-лейтенанту Гартману. И расспрашивали обер-лейтенанта о её прелестях, а тот радостно уверял, что она создана для любви.

[Ниже строкой - ссылка для скачивания всего романа]