Автор Тема: Б.А.Зеленов. Почти как с Тосей  (Прочитано 146 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Усов Виктор Юрьевич

  • По местам стоять...
  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 2823
  • "Спасск" (1984-1987) Боц. ком.
.. Б.А.Зеленов. Почти как с Тосей
« Ответ #4 : 17 Июнь 2020, 06:45:40 »
Слова из песни "Тося"

И мы пошли о том, о сем поговорили.
И оказалися за столиком в пивной.
Тогда такое, вы представьте, было время,
Когда мы с пивом не боролись все страной.


Да уж было время, а самое главное пиво было живое, даже бутылочное, больше 3 дней не жило в бутылке. 00_11 matr0001os
Свистать всех наверх!

Оффлайн Сергеев Сергей Владимирович

  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 1255
  • "Спасск" 1976-1979 (весна), БЧ-4.
.. Б.А.Зеленов. Почти как с Тосей
« Ответ #3 : 16 Июнь 2020, 21:03:33 »
  Интересно.  И хорошо написано.  Вот только почему - "Лёнька, ты свободен!!!"?  Имя - по аналогии с фамилией?

Оффлайн Казанов Владимир Леонидович

  • Заместитель председателя
  • *
  • Сообщений: 3809
  • КИК Сучан, 1967-70 гг., БЧ-4, ПДРЦ
.. Б.А.Зеленов. Почти как с Тосей
« Ответ #2 : 16 Июнь 2020, 18:12:08 »
Борис Андреевич, РЕСПЕКТ!!!

[вложение удалено администратором]
Если б молодость знала, если б старость могла

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 19219
  • "Неделин" 1982-92
Б.А.Зеленов. Почти как с Тосей
« Ответ #1 : 16 Июнь 2020, 17:50:30 »
Почти как с Тосей.

     Однажды, прослушивая диск группы «Лесоповал», я обратил внимание на песню «Тося».Она привлекла меня не музыкальными достоинствами, а содержанием.

     В памяти всплыл 1961 год. Я был молодым, радостным «идиотом», возвратившимся домой после долгих четырех лет службы в доблестном Военно-Морском Флоте. Душа пела: «Лёнька, ты свободен!!! Ты можешь лишний час поспать, и вообще можешь проспать весь день. Никто не поднимет на вахту, ты свободен от ежедневных трехразовых приборок, а главное – вокруг полно хорошеньких девушек и ты запросто с ними можешь пообщаться, не рискуя опоздать из увольнения на корабль. Все позади, ты свободен!»Было бы совсем великолепно, если бы ещё и денежек хватало, но их катастрофически не хватало. С относительно серьёзным трудоустройством я вопрос вроде бы решил. Поскольку на корабле я был радиотелеграфистом, а также имел, правда незначительный, опыт работы на радиорелейной станции, мне предложили работу на узле связи одного из Главных штабов Министерства Обороны в должности р/механика на этой самой радиорелейной станции. Но, ввиду режимности объекта, проверка моей, видимо «сомнительной», личности могла затянуться месяца на три, что меня явно не устраивало, опять же по причине катастрофической нехватки…Я решил перебиться временными заработками, но это тоже оказалось проблематичной затеей, поскольку требовалось официальное оформление со сдачей документов и т.д. И все-таки одну строительно-ремонтную контору я нашел, где требования по найму были упрощенными, правда и должность была не ахти какая -подсобный рабочий у печника .Я согласился. Надо добавить, что контора эта принадлежала Рижскому отделению Московской железной дороги, а обязанности печника и меня заключались в ремонте и перекладке печей отопления на платформах этого отделения.

     Прямо скажу, работа была тяжелой, пыльной и совсем не денежной. Одно нравилось -перемена мест и новые люди. Начальником моим, то бишь печником, был Вася Сорокин - колоритная личность. Вообще-то он Василий Иванович, ему было где-то за шестьдесят, но он просил называть его Васей. Это был улыбчивый человек с русским открытым лицом с глазами, излучавшими тепло, немного балагур, не растерявший оптимизма даже отсидев восемь лет на Колыме. По тому времени он был достаточно грамотным человеком и хорошим печником. Про свое прошлое он не любил распространяться, однако мне поведал, как он «попал под раздачу».До войны он работал на Центральном Почтамте Москвы начальником смены, где он и погорел. В то время, да и после войны, было в порядке вещей отправлять родным или знакомым в конверте, вместе с письмом незначительную сумму денег. Однажды кто-то куда-то написал жалобу, что вот выслал я деньги своей дочке-студентке, а она их не получила. Пошли проверки, дознания. Выявили, что письмо сортировалось в их смену, ну значит здесь и украли. И получил наш Вася, как начальник смены, Червонец . 

     Мне с ним работалось легко. Несколько смущала его непрошеная презентация меня на каждом новом объекте как «белого и пушистого» трудягу, перспективного специалиста и потенциального жениха. Вот и на этот раз, прибыв для перекладки печи на станцию Павшино, он принялся рекламировать меня в своей обычной манере молоденькой и очень даже хорошенькой телеграфистке, сидевшей за аппаратом. Пришлось оборвать его вопросом: «Вася, Вы печник или сват? – Мне нужны деньги, а не елей из Ваших уст».Приступили к работе. До обеда я успел вынести все кирпичи старой кладки и замесить приличное количество кладочного раствора из песка, глины и воды. В обеденный перерыв Вася,  по-обыкновению, пошел к магазину в поисках, нет, не собутыльника, а компаньона на бутылочку «Трех семерок», ну а я приступил к трапезе «чем бог послал».

     Изредка включался аппарат, телеграфистка наклеивала ленту на бланк телеграммы, иногда «стучала» на ключе ответные сообщения. Мои робкие попытки завязать разговор успехом не увенчались. Надо заметить, телеграфный аппарат был времен Революции и Гражданской войны, который знаком нам по фильмам – бобина с бумажной лентой и р/телеграфный ключ, прием и передача азбукой Морзе – на ленте точки и тире. Хорошенькая телеграфистка, видимо, считала ниже своего достоинства поддерживать разговор с подсобным рабочим, перемазанным в глине. О чем с ним можно говорить?

     Перекусив и попив чаю, я все-таки набрался смелости и попросил ее попробовать постучать на ключе. Нехотя она уступила мне свое место, включив аппарат «на себя». Я тут-же отстучал: « А как Вас зовут, милая незнакомка?» Услышав четкий ритм выбиваемых  букв, она кинула взгляд на ленту и…о, Боже,  с нескрываемым интересом, а главное с дружеской улыбкой взглянула  на меня и, положив свою руку на мою, ответила, простучав уже « нашими руками», положенными на ключ – Ира! И, о радость, в груди произошел невероятный всплеск адреналина, беседа, посредством морзянки, тут же получила продолжение.

     -Ирочка, я бы хотел с Вами встретиться, и сегодня же!
     - Увы, на сегодня у меня другие планы, а вот на завтра я не откажусь, но хотелось бы знать, как Вы намерены меня развлекать?
     - Я буду Вас развлекать, в цирке!
     - Вы и там печки перекладываете?
     - Нет, там я торгую мороженым, шучу.
     - Да Вы, я смотрю, мастер на все руки!
     - А то!

     Уже пришел повеселевший  Вася, а мы и не заметили его появления, увлеченные беседой на аппарате. Вася дипломатично, молча, покуривал, не прерывая наших забав. Переговорив и обозначив всё на завтра, мы очнулись от приятного «сна» и приступили к рутинной работе. Вася, наверное, узревший блеск в моих глазах, глубокомысленно заметил: «Наша будет!»

        И завертелось, понеслось… Я, естественно, выполнил свое обещание – мы посмотрели программу в цирке «На Цветном». Отношения развивались в традициях литературного любовного жанра. Огорчало отсутствие домашних телефонов и у нее, и у меня, приходилось довольствоваться устной договоренностью о следующем свидании. Мы ходили в кино, несколько раз были на плавучей танцверанде от Крымского моста до Киевского вокзала, ходили в ЦПКиО им.Горького – это культурный, так сказать досуг, который мы разбавляли посещением холостяцкой квартиры моего друга. Душа пела! Одно смущало - Ира не разрешала мне провожать ее до дома. Доезжали  на электричке до ст.Тушино, т.е. не доезжая одной остановки до ее дома, она настаивала на расставании. Не буду интриговать читателя дальнейшим развитием событий, но однажды она раскрыла свой «маленький секрет». Оказалось, что она замужем и у нее маленький ребенок, но самое главное, что ее молодой муж служит срочную службу. И все. Она уже не казалась мне такой красивой и обаятельной. Я представил себя на месте ее мужа, тем более, что я сам только вернулся с такой же службы. Вспомнились переживания моих женатых друзей по этому поводу на корабле, а у нас в БЧ-4 было двое таких. И как-то стало мне не по себе. Я не подал вида, проводил Иру, как всегда, до Тушино, договорились об очередной встрече, на которую я уже не пришел. И чувствовал я себя вымазанным во что-то липкое. Вот такая история!

                               Москва. Март 2006 г.
Никто пути пройденного у нас не отберёт