Автор Тема: Воспоминания Бориса Ивановича Колесника  (Прочитано 2696 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Усов Виктор Юрьевич

  • По местам стоять...
  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3020
  • "Спасск" (1984-1987) Боц. ком.
.. Воспоминания Бориса Ивановича Колесника
« Ответ #6 : 09 Апрель 2014, 11:35:21 »

Мне рассказывал наш замечательный учёный Андрей Георгиевич Масюк о начале космической эры примерно так.

Он говорит, что их после войны набирали в огромном количестве.
Он пришёл, ему говорят: "Будешь заниматься телеметрией и баллистикой".
- "А что это такое?"
- "Узнаешь и нам расскажешь".

Изучали, экспериментировали. Спрос был очень жёсткий. Были открыты все доступные западные издания и материалы, были секретные материалы. Но он был восхищён, даже тогда, возможностями инфраструктуры разработок. Конечно, связь - не то, что нынче. Но им разрешали и давали возможность экспериментировать, они с лёгкостью получали консультации не профильных институтов: математичесикх, геодезии, радио. Им всем, без исключения, дали жильё. Их периодически откомандировывали для получения специального опыта в смежные отрасли.
Собственно, малую часть такого подхода зацепил и я: под видом разного рода специалистов мы получали опыт в совершенно немыслимых, вроде бы, предприятиях.
Свистать всех наверх!

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20592
  • "Неделин" 1982-92
Борис Иванович в гостях у Димы Палло.

Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Лыков Станислав Викторович

  • Дежурный по низам. Совет ветеранов
  • ***
  • Сообщений: 904
Доброе дело!
Эта сторона истории ТОГЭ была у нас недостаточно освещена. Огромное спасибо Борису Ивановичу за интересные воспоминания и низкий поклон за участие в создании и развитии кораблей Экспедиции.
И повзрослели мы, и закурили мы совсем не где нибудь ещё, а за Курилами...

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20592
  • "Неделин" 1982-92
Валера, я тоже горжусь этим! Мне невероятно повезло быть знакомым с такими великими людьми!
Никто пути пройденного у нас не отберёт

Оффлайн Шардт Валерий Анатольевич

  • Skype valera-shardt
  • Ветеран ПИК. Член Союза ветеранов
  • *
  • Сообщений: 3066
  • "Маршал Крылов" БЧ-7 ГАГ
Всё таки какая богатая история у соединения, столько знаменитых людей связано с ним, я очень горжусь тем, что годы моей службы прошли именно на МК, приятно осознавать, что и я, и все мы причастны к этой истории!
Прорвёмся, мы такие!

Оффлайн Вахтенный у трапа

  • Служил советскому народу
  • Ветеран ПИК. Администратор
  • ***
  • Сообщений: 20592
  • "Неделин" 1982-92
Воспоминания Бориса Ивановича Колесника
« Ответ #1 : 23 Март 2011, 21:11:04 »
Развитие ТОГЭ. Воспоминания.

Исток рождения ТОГЭ (см. очерк А.П. Бачурина http://www.toge.ru/hronix.html) – результаты выполненных в НИИ-4 МО (далее институте) научно-исследовательских работ (НИР). И это правда. В институте была такая тематика работ, было и специализированное научное подразделение. Корабельной тематикой занимались многие подразделения(баллистики, связи и СЕВ, средств траекторных радиотехнических и оптических измерений, средств радиотелеметрических измерений), а головным было специализированное подразделение (лаборатория, отдел).

Мои воспоминания посвящены кораблям и людям, с которыми я длительное время работал(до 1987 года включительно).

В институт я прибыл в начале августа 1959 года. В это время корабли ТОГЭ-4 уже совершали переход  Северным морским путем к месту базирования. Распределили в отдел И.И. Гребенщикова, в лабораторию Н.Г. Устинова. Из первой беседы я понял, что предстоит заниматься морскими делами. Первыми моими наставниками были А.Г. Масюк и Л.С. Арянов, потом  и Г.А. Смирнов, Ю.Е. Дежников, А.П. Мохов, которые сами учились и меня учили совершенно новому для меня делу.

Настольными книгами у сотрудников лаборатории были, кроме книг по радиолокации, радиотелеметрии, оптике, книги по навигации, гидроакустике, гидрометеорологии, кораблестроению и др. Кроме изучения книг и отчетов – оперативная работа (лично для меня какие-то разовые поручения типа «принеси - подай», то что надо для молодого сотрудника). Спустя годы я понял, как полезно пройти через все этапы и формы работы и научиться эффективно выполнять и оперативные задания, и задания по тематике НИР. Кстати, за выполнение первых оперативных заданий был премирован 500 р.(оклад по воинскому званию). Понятно, что это был аванс на будущее.

Первые боевые работы кораблей ТОГЭ-4 в акватории Тихого океана, первые сообщения ТАСС о закрытии района акватории для судоходства и воздушных полетов. Но материалы по закрытию района акватории  в институте готовились заранее. Ответственным исполнителем этих материалов был Юрий Егорович Дежников. Непростая эта работа, если учесть, что, кроме материалов баллистического обоснования, которые готовились в институте, требовалась информация о районе акватории (интенсивность судоходства и воздушных полетов, интенсивность рыболовства, возможности связи с кораблями, характер морских течений, скорость распространения звуков в воде и др.). Такую информацию приходилось «добывать» в институтах АН СССР, организациях ММФ. Ведомства ВМФ не располагали такой информацией в требуемом объеме. После сбора информации необходимо было провести её анализ и выработать предложения, которые бы удовлетворяли баллистиков и технологию боевой работы кораблей по ракете. По-моему,  Ю.Е. успешно справлялся с этой работой. В дальнейшем, эти работы были переданы в другую организацию.

Меня с Ю.Е. связала длительная работа в стенах института и в промышленности (корабль «Чукотка», гос.испытания в 1963 году, г. Владивосток; корабль «Академик Сергей Королев», гос.испытания в 1970 году, г. Николаев). Ю.Е. много сделал добрых дел по кораблям измерительного комплекса. Его уважали в институте, организациях промышленности, его уважали и любили в семьях моряков института. Он до конца оставался верным флоту, собирал сведения о наших кораблях. Последняя наша встреча была при вручении нам в институте медали «300 лет Российскому флоту». На торжественном обеде был, как всегда, третий тост: «За тех, кто в море», понятно, что и за корабли ТОГЭ и их экипажи. Ушел из жизни Ю.Е. в сентябре 2004 года, не дожив месяца до своего 75-летия.

Николай Григорьевич Устинов-начальник лаборатории, затем отдела, возглавлял работы по всем кораблям измерительного комплекса до ухода в отставку в 1977г. Участник Великой Отечественной войны, боевой путь - от Москвы до Берлина и Праги. До войны закончил 4 курса строительного института, после войны – ВА им. Дзержинского. Обладал высокой штабной культурой, все ответственные документы, в т.ч. проекты Постановления правительства, готовил лично. Создал работоспособный и дружный коллектив. Для меня он – первый начальник лаборатории и отдела, руководитель диссертационной работы, а для коллектива в целом – доступный и отзывчивый командир. Умер в возрасте 82 лет. В этом году Н.Г. Устинову  исполнилось бы 90 лет.

С середины 1960 г. начались работы по новым кораблям, которые вошли в состав ТОГЭ -5. Уже в конце 1962 г. было определено, кто чем будет заниматься на завершающем этапе работ. А до этого, кроме повседневной квартальной работы по НИР  (теоретическая часть), планомерная работа в НИИ и КБ промышленности по доскональному изучению аппаратуры (в т.ч. обязательное участие в испытаниях: узнай, как согласуются полученные характеристики аппаратуры с требованиями разработанного тобой ТЗ.). Это – научно-техническое сопровождение.

В июле – августе 1962 г. по решению ГК ВМФ и ГК РВСН в институте были организованы сборы ранее назначенного руководящего состава ТОГЭ -5: командир – Онищенко Е.И. , зам. командира по спец.измерениям ТОГЭ -5 Шмелев В.В. (ранее сотрудник института), зам. командира по спец.измерениям кораблей «Чажма» и «Чумикан» - Ривкин А.Я. и Юлдашев Р.Х. , соответственно. (Кто был зам. командира по спец.измерениям корабля «Чукотка» и был на сборах – не помню).

Сборы – не формальность, а серьезная работа по «обкатке», согласованию инструкции по боевой работе ТОГЭ-5, разработка которой была поручена В.А. Авраменко, бывшему зам. командира ТОГЭ-4 по спец.измерениям. Возможно, что помогали ему уже возвратившиеся с кораблей ТОГЭ-4 в институт А.П. Бачурин и А.В. Лимановский (не помню).

В.А. Авраменко практически самостоятельно разработал проект инструкции, со знанием дела согласовал в течение сборов со всеми заинтересованными, а затем документ был представлен на утверждение ГК ВМФ и ГК РВСН. Вот что значит профессионализм!
Валентин Александрович Авраменко – участник Великой Отечественной войны с 1941 по 1945 г. (войну закончил в Австрии). После войны – ВА им. Говорова, служба в институте и на ТОГЭ-4, увольнение в отставку по состоянию здоровья, возвращение служащим в институт в 1962 г. В.А. мало говорил, но, будучи не совсем здоровым человеком, много полезного сделал по кораблям измерительного комплекса. Он любил флот, жалел, что пришлось рано уйти с кораблей ТОГЭ-4, помогал в работе молодым сотрудникам, давал полезные советы их семьям, сплачивал коллектив. В.А. много раз рассказывал о первых боевых работах кораблей ТОГЭ-4, с теплотой вспоминал Ю.И. Максюту, В.А. Седова и др., особенно после назначения в институт с корабля «Сибирь» Ю.В. Гичкина, а затем и Пятенко В.А. Это были интересные воспоминания о кораблях и их экипажах. Фамилии некоторых из них я нашел в покорабельных списках (Кочнев, Чижевский, Мордвинов, Крошко С.И. и др.). Вот что значит флотская дружба! Хотя В.А. не занимался только партийной работой, но при обращении к нему часто говорили: «Комиссар». Тогда это было почетно. В.А. Авраменко умер в 1981 году после тяжелой и продолжительной болезни.

В 1962 году из состава института были назначены на корабли мой однокашник Мицкевич А.Я. («Чумикан», Арбат) и сослуживец Ермошин С.И. («Чажма», флагманский специалист по обработке материалов измерений). Таким образом, институт – еще и «кузница кадров» для кораблей ТОГЭ (уже 8 человек!). Жаль, что в покорабельном списке Мицкевича А.Я. не нашел. Отзовись, Саша!

К началу июня 1963 года корабль пр. 1129 бис «Чукотка» был готов к проведению государственных приёмо-сдаточных испытаний. В состав госкомиссии от института вошли: Лештаев С.П. (зам. председателя), члены комиссии: Дежников Ю.Е. (на этапе швартовных испытаний на Дальзаводе – старший группы сотрудников от института), Кикоин И.К., Луговой  Л.К., Коданев А.П., Колесник Б.И.

К этим работам готовился заблаговременно. Так в 1962 году и в первой половине 1963 г.  довольно много времени находился в командировках и постарался на практике изучить аппаратуру ФРС и стабилизированные посты. Работа в госкомиссии – ответственное дело. За некомпетентность, за неумение работать с людьми можно получить большие неприятности. А жизнь, как правило, часто преподносит сюрпризы (проверка на прочность и т.д.). Вот один пример:

Из-за погоды (то облачность на аэродроме базирования самолета, предназначенного для облетов корабля, то облачность в районе испытания корабля) не выполнялся пункт программы «проверка функционирования ФРС при работе по световспышкам самолета». Этого не могли допустить ни Дальзавод, ни заказчик. Корабль должен быть сдан в срок – II квартал 1963 год, т.е. подпись Акта не позже 30.06.1963 года. Надо искать решение. Во время вахты «собака», когда молчит корабельная ГГС и никто не мешает, в ходовой рубке для мозгового штурма собираются старпом кап. 3р. Куликов В.Г., строитель Дальзавода Рагозин В.П., командир корабельного вертолета Ка-15 (фамилию не помню) и я,    Колесник Б.И. После обмена мнениями принимаем решение: оборудовать светотехническим устройством вертолет (устройство поставляет Рагозин В.П.), разработать для вертолета схему облетов (количество облетов, курсы, ответственный Колесник Б.И.), провести облеты корабля вертолетом с выключенными световыми сигналами, что категорически запрещалось инструкциями (отв. Куликов В.Г. и командир вертолета). Дело рискованное, но другого выхода нет. Председателя комиссии пришлось долго убеждать. С оговорками, но добро было получено. Работа прошла без ЧП(!). Вертолет без световых огней провел несколько облетов корабля и благополучно возвратился на корабль. Погода в районе испытаний – как в сказке: полный штиль, на воде лунная дорожка. Полученные аппаратурой ФРС фотоснимки документально подтвердили её работоспособность в условиях корабля. Риск был оправдан. Прошла проверка слаженности действий личного состава и взаимодействия корабля с центром (Здесь мне очень пригодилась информация со сборов руководящего состава ТОГЭ-5).

После выполнения работ с вертолетом В.П. Рагозин устроил в своей каюте прием по случаю завершения испытаний. Отказаться невозможно. Здесь я впервые узнал, что такое «шило», но все было в рамках приличия. Приятно было, что впервые выдержал экзамен как член госкомиссии, неформально подошел к работе, оценен строителем завода (это большая честь!). И это был, в первую очередь, знак уважения института как организации, ответственной за корабль измерительного комплекса, хотя в то время я этого еще и не понимал. (Для меня тогда – удалось найти выход из создавшейся ситуации и слава Богу!).

В дальнейшей работе по кораблям приходилось самостоятельно принимать более сложные технические решения, но это было впервые. Акт госкомиссии был подписан 30 июня 1963 года. В начале июля госкомиссия покинула корабль «Чукотка». Был и прощальный прием на Дальзаводе. «Чукотка» стала чем-то родной, осталась добрая память о тех днях. Встретился с В.П. Рагозиным году в 1980 на Дальзаводе, узнали друг друга, вспомнили «Чукотку»… Вскоре узнал, что В.П. не стало. К сожалению, в покорабельных списках «Чукотки» не нашел фамилии старпома кап. 3р. Куликова В.Г., командира оптических средств и стабилизации кап.–лейтенанта Векслера.

Приемо-сдаточные госиспытания кораблей пр.1130 «Чажма» и «Чумикан» проходили на Балтике в 1963 году (практически одновременно с испытаниями корабля пр. 1129 бис «Чукотка»). В этих работах принимали участие Устинов Н.Г., Масюк А.Г., Мохов А.П., Балан А.А., Задорин Е.А., Лимановский А.В. (возвратился в институт с корабля «Сучан»), Смирнов Г.А., Гойхман Р.Я., Гичкин Ю.В. (переведен в институт с корабля «Сибирь»), специалисты по средствам связи, СЕВ и телеметрии (фамилии не помню). На корабль «Чажма» в январе 1964 года для проведения натурных испытаний (работа при пусках ракет в акваторию) были командированы Лештаев С.П., Балан А.А., Гичкин Ю.В.

Анатолий Афанасьевич Балан возглавил научный отдел в 1977 году после увольнения в запас Устинова Н.Г. До этого А.А. Балан был заместителем начальника отдела. Он с отличием закончил Рижское военное училище, служил на ИП, в институте занимался радиотехническими средствами траекторных измерений. Его детище – создание для кораблей пр.1130 РЛС «Арбат».
Балан А.А. – научный руководитель НИР по кораблям пр.1914, Колесник Б.И. - отв. исполнитель этой НИР, начальник лаборатории отдела.

А. А., «научный тяжеловес» института, много сделал полезного для создания и развития кораблей измерительного комплекса, в т.ч. кораблей для работы по КА, поддерживал связь с кораблями ТОГЭ, был в дружеских отношениях с зам. командира ТОГЭ по спец.измерениям кап. 1 р. Литвиновым В.С. Он очень любил флот, для него всенародно любимый праздник - День ВМФ – был особым праздником и отмечался в кругу многочисленных единомышленников с достойным размахом. Он близко к сердцу принимал известную судьбу кораблей ТОГЭ, переживал. В июне 2008 года на 74 году после тяжелой болезни Анатолий Афанасьевич ушел из жизни.

Жизнь Юрия Васильевича Гичкина связана с флотом, хотя на корабль «Сибирь» в 1959 г. он был назначен с наземного ИП. Переход Северным морским путем, служба на корабле с 1959 по 1962 г., назначение в морской отдел института, командировка в 1964 г. на корабль «Чажма» и участие в натурных испытаниях РЛС «Арбат». Ю.В. – участник первого рейса корабля «Космонавт Владимир Комаров». На торжествах у моряков института (после смерти В.А. Авраменко) Ю.В. Гичкину предоставлялась почетная миссия – провозглашение третьего тоста: «За тех, кто в море». И он этим гордился. Умер Юрий Васильевич после тяжелой болезни в июле 2008 года на 76 году жизни.

Хочется вспомнить тех сотрудников, которые, может быть, и не были в гос. комиссиях по испытаниям кораблей ТОГЭ, но принимали участие в НИР по корабельной тематике. Это баллистики Лебедев П.Ф. и Турбина Тамара, связисты Корягин В.И., Михайлов П. П., Щипунов И.Г., СЕВ‘овцы Горюнов В.В., Жиронкин Евгений, радиотелеметристы Седов В.И., Соснин И. А., Гришаков В.И., специалист по ЭВМ Сивоклоков А. Оптик Лымарь В.М. участвовал в 1959 году в испытаниях оптической аппаратуры в условиях перехода кораблей ТОГЭ-4 Северным морским путем, а затем передавал свой опыт и знания при разработке оптической аппаратуры для кораблей ТОГЭ-5.

Понятно, что не всех вспомнил, кого бы еще надо было вспомнить, но … не получается, ведь прошло почти полвека.
Следующим этапом развития флота кораблей измерительного комплекса было создание кораблей пр.1917 «Космонавт Владимир Комаров», пр.1908 «Академик Сергей Королев», пр.1909 «Космонавт Юрий Гагарин», пр.1929 «Космонавты  Владислав Волков, Георгий Добровольский, Виктор Пацаев, Павел Беляев», но это – отдельная тема воспоминаний. Единственное, что следует здесь сказать: опыт создания ТОГЭ был полезен и востребован, многие из участников работ по кораблям ТОГЭ были активными участниками создания указанных кораблей.

Так, Ю.И. Максюта (тогда начальник института ВМФ) был в составе гос.комиссии по экспертизе проекта корабля «Космонавт Юрий Гагарин». Комиссия работала в судостроительном ЦКБ (рук. Сытов Н.П.) в городе Ленинграде, где я впервые увидел подтянутого и вежливого контр-адмирала Ю.И. Максюту, хотя до этого я много о нем слышал. Предложение Ю.И. Максюты по навигационному обеспечению кораблей пр.1908 и пр.1909 в значительной мере способствовали эффективному их применению по КА. К сожалению, завершающим, печальным и трагичным является этап разработки и создания кораблей пр.1914 «Маршал Неделин» и «Маршал Крылов». Но вспомнить о людях – святое дело! Разработка кораблей пр.1914 велась с учетом реальной необходимости постепенного вывода из состава ВМФ кораблей ТОГЭ и требований по отработке ракет и КА. Были наработки по кораблям пр.1917, пр.1908, пр.1909, пр.1929, которые полностью были востребованы. В институте в рамках выполнения НИР, где я был ответственным исполнителем, были разработаны, согласованы и утверждены ТЗ на корабль в целом, основные 5 комплексов, принято участие в разработке ЧТЗ на отдельные составляющие.

Трудно вспомнить всех участников работ по последнему проекту даже в институте, но постараюсь: Балан А.А. (рук. НИР), Масюк А.Г. (зам. рук. НИР), Колесник Б.И. (отв. исп.), Максимов А. Д., Мурашов Н.Г., Галочкин С.В., Бабёнов А.С., Зубоченко А.Я., Барахнин Ю.В., Гичкин Ю.В., Акимов Б.В., Мазиев Я.И., Костриков В.П., Стеценко В.Н., Трегуб А.Я., Винник Н.А., Золотых И.З., Обидин Г.А., Соснин И.А., Лебедев П.Ф., Цыплаков Ю.В., Круглов В.Н. (всех не вспомню). Зам. председателя гос. комиссии по приемо-сдаточным испытаниям корабля «Маршал Неделин» был  доктор технических наук Медведев В.Н.

Андрей Георгиевич Масюк – старожил в корабельной тематике института, начал работы еще в 1957 году. Он активный участник создания всех кораблей ТОГЭ, кораблей пр.1917, пр.1908, пр.1909, пр.1929, пр.1914 (зам. руководителя НИР). Грамотный специалист, он  бескорыстно помогал в работе всем, кто в этом нуждался. В настоящее время продолжает работу в институте, автор публикаций по кораблям измерительного комплекса. Дай Бог тебе, Андрей Георгиевич, доброго здоровья, долголетия и огромное тебе спасибо за твой труд по увековечиванию памяти о кораблях и наших сослуживцах.

Многие упомянутые здесь специалисты института защитили кандидатские диссертации по тематикам, связанным с кораблями измерительного комплекса. Некоторые были награждены орденами и медалями СССР, а Н.Г Устинов и А.А. Балан стали лауреатами Государственной премии СССР.

Хочу вспомнить добрым словом работников промышленности, в первую очередь, судостроительного ЦКБ – разработчика проекта корабля «Маршал Неделин»: Сытова Н.П. – начальника ЦКБ, Соколова Д.Г. – главного конструктора, Ванюшкина П.Ф. и Николаева Б.Н. – зам. главного конструктора, ведущих специалистов по комплексам корабля пр.1914 (уже всех не помню), а также представителей заказчика Антипова А.М., Литвиненко Н.Н., Павленко О.М., Авдюхина В.М.

Завершая свои воспоминания, хочу пожелать доброго здоровья на долгие годы живущим участникам работ, а ушедшим из жизни людям и кораблям – светлая память.

Хотел бы надеяться, что мои воспоминания чем-то полезным расширят публикации «Район, закрытый для плавания».
Никто пути пройденного у нас не отберёт